ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блейд внезапно ощутил почву под ногами.

– Значит, в интересах безопасности государства вы можете схватить любого человека, заковать в наручники, привезти в какое-то тайное место, подвергать допросам, не предъявляя никакого официального обвинения и не разрешая обратиться к адвокату?

Странник сам ринулся в наступление.

Джентльмен за столом устало вздохнул, вытерев потный лоб тонким и дорогим носовым платком с монограммой.

– Хорошо. Звоните.

Блейд схватил трубку. Телефон был старинный, подобные аппараты использовались где-то в середине шестидесятых; странник быстро набрал номер Дж.

– Слушаю, – раздался спокойный знакомый голос, и Блейд ощутил, как в груди потеплело. Молодчина старик! Глубокая ночь, а он отозвался тотчас, словно все время только и ждал этого. И говорит так бодро…

– Сэр, это Ричард Блейд.

– Что случилось? Откуда вы говорите? – с тревогой перебил Блейда собеседник.

«Вы?» Что-то не слишком знакомое обращение…

– Что-то произошло, сэр. Я очутился в Лондоне, голым, и меня, естественно, задержали…

– В Лондоне? Как в Лондоне? Вы уже вернулись? Вы же должны быть… -взволновался старик.

– Совершенно верно, сэр, но меня забросило почему-то в Лондон. К старым докам в Ист-Сайде…

– Ничего не понимаю…

– А у его светлости… все в порядке?

– У его светлости? – казалось, Дж. поражен в самое сердце и не может прийти в себя от удивления.

– Сэр, – решился Блейд, – тут происходит что-то непонятное. Меня арестовала лондонская полиция, потом передали в какой-то отдел разведки… Они разрешили позвонить вам, потому что иначе я не могу доказать, что я -это я. У них какая-то устаревшая информация…

– Вот как? И кто же вас задержал? Может, с ним можно поговорить?

Блейд поднял глаза на тучного джентльмена. Вот отличная проверка!

– Вы звонили домой старику Дж.? – внезапно произнес тот. – Я понял по номеру. Дайте трубку… Благодарю… э-э… вы, старина? Да, я, Пикебридж… Да, давненько… вернулся из Индии… новое назначение… но погодите! Этот Ричард Блейд – ваш человек?.. Ага… э-э… ум-гум… Голос узнал? Понятно… Где, вы говорите, шрамы? Ага…

После этого наступила долгая пауза. Назвавшийся Пикебриджем толстяк слушал.

– Хорошо, старина. Да, я его, конечно, отпущу. Последняя проверка… Не отходите от аппарата… Поднимите куртку, – распорядился он, поворачиваясь к Блейду.

Странник повиновался.

– Шрамов много, – сообщил в телефон толстяк, глядя на грудь Блейда. – Да, чуть выше левого соска… в виде розоватой звезды… чуть ниже -беловатый, длиной три пальца – словно от сабли… Совпадает? Ага… э-э… хорошо. Да. Всего хорошего, старина.

Пикебридж дал отбой.

– Мы со стариной Дж. – старые приятели, – пояснил он, глядя на Блейда. – Короче, он вас опознал. И шрамы… все совпадает. Отправляйтесь домой, а утром он ждет вас у себя. Я так понимаю, разговор будет не из приятных.

Блейд промолчал.

– Мои сотрудники отвезут вас. – Пикебридж поднялся, что далось ему с некоторым трудом.

Странника вновь усадили в машину. Рядом сел молчаливый и, похоже, изрядно разочарованный крепыш. Блейд назвал свой дорсетский адрес.

Когда машина, скрипнув тормозами, наконец остановилась возле жилища Блейда, небо на востоке уже начало сереть. Позади осталась гонка по ночному пустынному шоссе; странник вышел из кабины. Ключей, конечно, нет… Придется выламывать ставню.

Спутники Блейда проводили его до самой калитки. И долго еще стояли там, наблюдая за попытками странника отжать язычок замка. Наконец ставня уступила, и Блейд оказался внутри.

Там все было как обычно. Те же комнаты… та же мебель, не менявшаяся с тех самых пор, как Блейд купил это строение. В первую очередь он полез под душ.

И тут начались странности. Куда-то запропастился купальный халат, а вместо этого под руки попалось старое-престарое махровое полотенце. Потом на месте не оказалось шампуня, и пришлось довольствоваться каким-то полузасохшим куском мыла. Блейд в недоумении пустился на поиски… и, едва выйдя в гостиную, замер, словно пригвожденный к полу.

На каминной полке стояла изящная статуэтка. Выполненная из многоцветного стекла фигурка девушки в легких, развевающихся, одеяниях, с тонкой шпагой в руке пробивалась сквозь хаос каких-то изломанных бронзовых спиралей и зубчатых колес, в чьих безобразно-болезненных очертаниях скульптор с большой силой выразил злобную и враждебную всему живому силу. Вещица, была высотой примерно в полфута и выполнена весьма искусно. И еще -у девушки со шпагой было лицо Зоэ…

Блейд сразу же узнал этот стиль. Но у него же никогда не было ничего подобного! Он торопливо бросился к каминной полке. Да, это руки Зоэ… и даже передано выражение ее глаз… Блейд осторожно приподнял статуэтку -так и есть. На литой бронзовой подставке с нижней стороны по краю вилась надпись знакомым полудетским почерком: «Зоэ Коривалл. Май 1970».

Он так и сел, стиснув руками голову. Что за чушь? Откуда здесь это? Неужели… подбросили? Кто? Зоэ? Да нет, нет, этого не может быть. Зоэ давно замужем…

Однако статуэтка повергала все эти построения во прах.

Осторожно, пригибаясь, словно солдат под обстрелом, Блейд принялся обследовать дом. Прежде всего, разумеется, он бросился к письменному столу.

Недоставало очень многого. Нет, все документы оказались на месте, дипломы, аттестаты и все прочее (служебное удостоверение осталось в Тауэре), но вот исчезла та масса небольших, мелочей, что неизбежно накапливается с годами. Пропали таллахские сувениры, пропало… Легче было сказать, что не пропало!

Блейд прошел на кухню. Рассеянно сварил себе самый крепкий кофе, какой только мог, и сел думать.

Разумеется, первой мыслью было – в доме пошарили. Но кто? Обычные воры? Да, исчезло немало ценных вещей. Но как тогда объяснить появление скульптуры Зоэ? Она одна обращала во прах любые версии, и прояснить это мог только один человек – сама Зоэ Коривалл.

Ричард Блейд заскрежетал зубами. Эмоции прорывались наружу у него очень редко, только в самых крайних случаях. Звонить замужней женщине сейчас, в такое время, означало подставить ее под крупный семейный скандал. И хотя сам Блейд втайне желал своему счастливому сопернику как можно больше подобных скандалов, на деле он, естественно, никогда так не поступал. Нужно было ждать утра, когда этот набитый деньгами хлыщ Смит-Эванс отбудет в свою контору куда-то в Сохо, чтобы без помех поговорить с Зоэ…

Оставалось только ждать.

Может, у него, Ричарда Блейда, от беспрестанных экскурсов в миры Измерения Икс начались провалы в памяти и галлюцинации? Может, появилась так называемая «ложная память», когда человек абсолютно уверен, что был свидетелем никогда не случавшихся событий? Странник помотал головой. Он уже ни в чем не мог быть уверен.

Блейд как раз допивал свой кофе, когда где-то на подъезде к коттеджу зафырчал мотор приближавшегося автомобиля. По высоким деревьям скользнул свет фар. А затем…

Затем заскрипели отворяемые ворота. В лучах фар возникла темная фигура, она распахнула створки и направилась обратно к машине с явным намерением загнать автомобиль во двор.

Замерев, Блейд наблюдал все это, укрывшись за шторой. Кто-то явно по-хозяйски направлялся к его коттеджу, нисколько не прячась, в открытую, человек шел по дорожке к парадной двери, таща на плече объемистую сумку, с какими обычно путешествуют курортники. На взломщика или агента КГБ он явно не походил.

Обычный здравый смысл заставил бы Ричарда Блейда остаться на месте и встретить странного гостя; однако интуиция разведчика подсказывала иное решение. Вокруг него в последние часы творилось нечто уж слишком странное; нельзя вступать в игру, не владея всей необходимой информацией. Согласно этой логике, не следовало задерживаться сейчас здесь; лучше дать возможность нежданному посетителю сделать все, что он хочет. А там многое станет ясно.

Новоприбывший остановился возле двери и сбросил сумку на землю. Из кармана куртки появились ключи; спустя секунду над крыльцом загорелся фонарик, и Блейд смог рассмотреть лицо гостя.

4
{"b":"18059","o":1}