ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я подумала, что тебе будет полезно узнать, что беременность не какая-то красивая штучка в акварельных тонах. Многие мужья места себе не находят.

— Что я должен сказать? Благодарить тебя за то, что пощадила меня? Ты в самом деле считаешь меня недорослем и недотепой, которому подавай только лакомые кусочки?

— Я просто говорю… — Ее шокировала его ярость.

— Знаю, что ты говоришь. Тебе не приходило в голову, что я о тебе беспокоюсь? Понимаю, не приходило, — добавил он с угрюмой улыбкой, оторвав на мгновение взгляд от лобового стекла. — Думаю, тебе также не приходило в голову, что мне, может быть, хотелось быть рядом с тобой, чтобы помочь тебе перевалить через наименее живописные этапы беременности.

Не успели они выехать на шоссе, как пришлось встать в конце длинного хвоста машин. Лайам с нетерпением барабанил пальцами по рулю, и тут, как по сигналу, полил дождь.

— Бывает и хуже.

— Расскажи, как! — ехидно протянул Лайам.

— Возможно, эта боль в спине не просто боль. Лайам раскрыл рот, чтобы выдать очередное вертящееся на языке острое словцо, как вдруг до него дошло. Он ошарашенно обернулся.

— Пожалуйста, скажи, что это дурная шутка.

— Мне не до шуток, — с дрожью заметила Джо.

— Не может быть, еще рано. — Он был почти так же бледен, как она.

— Ты ему скажи, а не мне, — предложила Джо, кивая в сторону своего живота.

— Без паники. — Лайам нетвердой рукой провел по волосам.

— Я не паникую, — вновь пропищала Джо, хватаясь за панель — ее опять прихватило. — В этот раз было хуже, — выдохнула она и откинулась на спинку.

— Все будет в порядке. — Напряжение в его взгляде не совсем соответствовало спокойной уверенности в его голосе. — Ты уверена, что это схватки?

— Как я могу быть уверена? Со мной такого еще не бывало! Может быть, конечно, это ложная тревога, но, если не возражаешь, я отдала бы предпочтение излишней предусмотрительности.

— Успокойся. Дыши. — Он явно считал, что дыхание неразрывно связано с деторождением. Дыхание и горячая вода. Горячей воды не было.

— Дышу, — ответила она без особого энтузиазма. — Вези меня в больницу, Лайам. — Джо закрыла глаза. Почему-то она верила, что Лайам поможет ей выкарабкаться из этого. Не станет же она рожать посреди автомобильной пробки, нельзя же так! Она открыла глаза, когда машина вдруг поехала. — Мы так и должны ехать, по обочине? — спросила она. Вслед им неслось гудение десятков автомобилей.

— Ты хочешь, чтобы я остановился? — мрачно поинтересовался Лайам, продолжая ехать.

— Думаю, это было бы неплохо. Он не ответил — он тоже заметил мигалку полицейской машины в зеркале заднего вида.

Глава 9

Лайам опустил стекло скорее нетерпеливо, чем виновато.

— Не выйдете ли из машины, сэр? — Полицейский инспектор утомленно натянул фуражку, готовясь выслушать очередную байку об уходящем поезде или улетающем самолете.

Нет, он не мог забрать Лайама. Только не сейчас. Он ей нужен!

— Нет! — панически выкрикнула Джо. — Не бросай меня, Лайам! — Она схватилась за его бедро, ее снова пронзила боль. Джо не слышала, что Лайам сказал полицейскому, но спустя мгновение дверца со стороны пассажира открылась. Джо дико посмотрела на полицейского, она уже не владела собой.

— Не беспокойтесь, мы доставим вас в больницу. Мы в пятнадцати минутах езды от Городской. Мисс… Миссис?..

— Рафферти, — подсказал Лайам, подтягивая к себе Джо и успокаивающе поглаживая ей шею.

— Не может быть, что это уже роды, еще рано. — Она подняла голову и увидела, как мужчины переглянулись. — Я не собрала вещи и не написала план родов. — Ее била дрожь. — Я записалась рожать в Сент-Кэтринз, а не в Городскую.

— Думаю, в сложившихся обстоятельствах они тебе не откажут, — сухо заверил ее Лайам.

Полицейский выпрямился, в руке у него была рация. Он коротко переговорил и снова сунул голову в машину.

— Я поеду вслед за вами, сэр, впереди поедет мотоцикл. Не волнуйся, душечка, такое случается каждый день. — Но не у меня же!

Эскорт сопровождал их до самой больницы. Позднее Джо смутно помнила отраженные в мокром лобовом стекле мигалки и вой сирен. Все ее внимание сошлось на происходившем у нее внутри.

Лайам подбадривал ее, но косточки вцепившихся в руль пальцев побелели. По долгу службы ему приходилось бывать в самых опасных переделках. Он даже отсидел в тюрьме во враждующем государстве. Любая зона военных действий с недружелюбными туземцами и то легче, решил он, когда хилая попытка вызвать у Джо улыбку провалилась. Ничего удивительного: он же треплется, как какой-нибудь дебильный ведущий телевизионной игры!

— Извини. — Он никогда еще не чувствовал себя таким беспомощным.

— Нет, продолжай, так легче.

— Правда?

— Мне страшно, Лайам. Что, если?.. — Глаза у нее потемнели. Она не могла больше сопротивляться нарастающему в ней ужасу. Девять месяцев. В ее случае — почти восемь. Этого должно было хватить, чтобы подготовиться. Но ей не хватило.

— Все будет прекрасно, Джо. Завтра от этого останутся только неприятные воспоминания.

Уверенность в его низком голосе помогла ей взять себя в руки.

— Пожалуй, уже поздно менять планы. — Ее бледные губы растянулись в слабой улыбке.

Палата, где только что толпилась масса народу, вдруг опустела, и Джо осталась одна, в белой больничной рубашке. С ней была только капельница. Сквозь открытую дверь Джо слышала, что доктор говорил Лайаму.

После очередного вопроса Лайама она подумала, как много он знает о буднях деторождения. Ей не пришло бы в голову и половины его вопросов. Ей даже стало намного легче, оттого что ответственность переходила в чужие руки.

— Схватки остановились?

— На время.

— На сколько?

— Долго мы ее так держать не можем. Возникает опасность инфекции после разрыва пленок…

— Опасность… Джо угрожает опасность?

— Мистер Рафферти, ваша жена в отличном состоянии, и, скорее всего, схватки скоро возобновятся сами собой. Несколько часов могут иметь большое значение для развития легких новорожденного. Шесть недель недоношенности не исключение, и хотя плод маленький для такого срока… — Голос доктора слабел, по мере того как они удалялись.

Спустя несколько минут Лайам появился у ее постели.

— Ты слышала все, что он сказал?

— Большей частью. — Она покраснела: уж не намекает ли он на то ее, роковое, подслушивание. Сколько раз за последние недели она мечтала никогда не услышать те ужасные слова, изменившие все. И презирала себя за это желание.

— Тебе надо поспать. Ты не против, чтобы я остался?

Ему хотелось остаться! На данный момент ничего другого она и не желала. Он хочет, и этого было достаточно, чтобы внутри у нее затеплился огонек.

Лайам напряженно ждал, но ей не понадобилось взвешивать «за» и «против». Ответ последовал немедленно.

— Если ты только попробуешь выйти, я тебе такое закачу, что земля затрясется, — серьезно произнесла Джо. Интересно, понял ли он, что это было не таким уж сильным преувеличением? — Мне нужно, чтобы кто-то был рядом, — рассеянно призналась Джо, не замечая вспышки волнения у него в глазах. — Каждый раз, когда со мной заговаривает человек в белом халате, я начинаю кивать, как болванчик. Сейчас я запросто соглашусь на пересадку мозга. Молчи… — хрипло предупредила она. Было видно, как напряжение уходит из Лайама.

— Я ничего не буду говорить, если ты хочешь. — Он сел, не отводя взгляда от ее бледного, осунувшегося лица.

— Я это не нарочно, Лайам, — пробормотала Джо. Он чуть было не сказал, что, если бы она не была такой упрямой, все могло быть по-другому… Отчаяние в ее глазах заставило его сдержаться.

— Ты очень непредсказуемая леди. Наш ребенок явно в тебя.

Наш ребенок. От этих слов у нее на глаза навернулись слезы.

— Тебе больно? — резко спросил он.

— Нет. — Она протянула руку, чтобы не дать ему нажать кнопку вызова. — Я просто сильно устала.

25
{"b":"18066","o":1}