ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего страшного, только царапина. Вам чертовски повезло.

— Ну так откройте шампанское, отпразднуем, — на большее ее уже не хватило. Голова кружилась, лицо покрылось холодным липким потом, к горлу подкатывала тошнота.

— Не волнуйтесь, следов не останется. — (Она отпрянула, когда он бережно коснулся ее щеки.) — Царапина неглубокая.

— Да не в этом дело… — Она отчаянно пыталась избежать нового унижения. — Меня вот-вот стошнит! И все из-за вас! — Ее всегда тошнило после вспышек ярости.

Ему хватило такта удалиться. Несколько минут спустя Хоуп поднялась и обогнула валун, на который он присел.

— Вы беременны?

От неожиданности она потеряла равновесие и, замахав руками, с трудом удержалась на ногах.

— Интересно, неужели на вашем месте я повела бы себя так же? — Она выбрала валун с относительно округлыми краями и не слишком близко от Алекса. На щеке, где ее царапнул сокол, ощущалось слабое жжение. Хоуп достала платок и старательно поплевала на него. — Говорят, слюна оказывает обеззараживающее действие, вы не слышали? — Она промокнула капельки крови.

— Ей показалось, будто вы напали на меня.

Очень чувствительная птица.

А она, значит, бревно бесчувственное. Ну-ну, Хоуп Лейси, ты долго выбирала!

— Ей правильно показалось — вам удалось-таки вывести меня из себя.

Ужасно, но в ее голосе ясно слышалась извинительная нотка. Хоуп поежилась.

— Вынужден с вами согласиться. Честно говоря, мне бы хотелось сохранить вторую щеку в неприкосновенности.

Алекс успел заметить колючие искры у нее в глазах, казавшихся еще ярче» на фоне побледневшего лица. Пожалуй, он мог бы сосчитать все веснушки у нее на переносице. Если бы захотел. Замазывать косметикой такое лицо — все равно что покрывать золото позолотой.

— Кстати, если вы подумываете снова накинуться на меня, предупреждаю — я готов к обороне.

«Как и я», — подумала Хоуп и, прищурившись, вздернула подбородок.

— Прошу прощения за то, что ударила. — Она произнесла это с видимой неохотой. — Но вы сами виноваты. Я не поднимала ни на кого руку вот уже…

— Несколько часов?

Хоуп гневно закусила губу.

— Несколько лет, — с ледяным достоинством процедила она.

Того случая она никогда не забудет. Как-то много лет назад тройняшки набрели на группу мальчишек, сбросивших с моста еще слепого щенка. Насмешки парней возмутили девочек, и Хоуп с кулаками накинулась на предводителя юных мучителей. Анна тем временем прыгнула с моста в ледяную воду, надеясь спасти кутенка, а Линда помчалась по берегу вытаскивать спасительницу и спасенного. Хоуп вдруг пришло в голову, что этот случай, наглядно показавший разницу в характере внешне почти неразличимых сестер, мог легко закончиться трагедией.

— По крайней мере вам стыдно за вашу последнюю выходку.

— Вы о пощечине? Ну что вы! С какой же стати?

— Вы разбили счастливый брак.

— Ах вот вы о чем! — беззаботно протянула она, и лицо Алекса потемнело. Хоуп взглянула на его твердо сжатые губы, и внутри у нее что-то сладко сжалось. — Ллойд уже не ребенок, он сам принимает решения. Мне даже кажется, — подумала она вслух, — что он, в известном смысле, признателен мне. Даже, думаю, весьма признателен!

— Никак его жена прислала вам открыточку с благодарностью? — Алекс продолжал глядеть на нее с неприязнью.

— Ну, не совсем, — тихонько рассмеялась Хоуп.

— Господи, вы что же, всякий стыд потеряли? — Лицо у него помрачнело от отвращения. — Неужели вам все это кажется забавным? Или вы до такой степени эгоистичны?

— На какой вопрос прикажете отвечать сначала? — Хоуп озадаченно приложила палец к ямочке на подбородке. — Или принять их за пустую риторику?

Бог мой, и этот тупой мелочный зануда мог заинтересовать ее! Где были твои глаза, Хоуп Лейси?

— Видите ли, Алекс, с сожалением должна констатировать, что совесть моя чиста, — она расплылась в любезной улыбке.

Костяшки его сжатых кулаков внезапно побелели, и Хоуп завороженно уставилась на них — он же ее сейчас удавит!

— Вам нравится играть людьми, да? — Его ледяной тон был возмутителен.

— Надо же хоть как-то развлекаться! Пульсирующая жилка у него на шее забилась вдвое быстрее.

— И вы решили поразвлечься со мной? — Глаза под полуприкрытыми веками опасно блеснули, но пугаться Хоуп не собиралась.

Она склонила голову набок, как бы в раздумье.

Хорошо бы отомстить Алексу Мэтьюсону за всю грязь, которой он тут ее вымазал.

— Понимаете, весь этот месяц мне совершенно нечем заняться. А мужчины постарше — знаете, такие уверенные в себе и преуспевающие — всегда казались мне намного привлекательнее сверстников. Я думаю, что свежесть юности никогда не устоит против… опыта, — она лукаво сверкнула глазами.

А он-то думал, что жизнь в порочном обществе светских мотыльков не оставила на ней клейма! А он-то был очарован ее теплотой и неподдельной искренностью! Кровь застучала в висках у Алекса. В иных обстоятельствах он бы, возможно, и поразмыслил о противоречивом характере Хоуп Лей-си, но сейчас ему было не до высоких материй. Рванувшись вперед, он схватил ее за плечи и лишь успел заметить изумление и отчаяние в голубых глазах.

Его губы впились ей в рот с такой силой, что Хоуп откинулась назад, коснувшись затылком поросшей влажным мхом земли. Ладони Алекса с неожиданной нежностью обхватили ее лицо. От правой его руки пахло кожаной перчаткой, а от свитера — шерстью и лимонным одеколоном. Прикосновение жестких губ, его язык, дерзко метнувшийся в нежные глубины ее рта, затуманили ей голову, и она вдруг поняла, что никогда не забудет этой минуты.

Поцелуй прервался так же внезапно, как и начался. Сквозь зажмуренные веки Хоуп почувствовала солнечный свет, но не открывала глаз, прислушиваясь к биению сердца.

— Ну скажите же что-нибудь, — попросил он хрипло. — Или хоть взгляните на меня… — Волосы у Хоуп растрепались, образуя золотистый ореол вокруг бледного лица. Если бы не слабое движение вздымавшейся и опадавшей груди, Алекс подумал бы, что она умерла. Девушка открыла глаза, и вертикальная морщинка у него между бровей стала еще заметнее. Он пристально смотрел на нее сверху вниз.

— Устоять перед такой просьбой просто невозможно, — с улыбкой проговорила она. — Или это приказ? Не глядите на меня с таким удивлением, Алекс. Чего вы ожидали? Истерики? Я целуюсь не первый раз в жизни, хотя…

— В таком случае мы квиты, — отрывисто отозвался он.

— Ну, если уж выбирать, то я бы предпочла пощечину. — На щеке Алекса еще виднелся отпечаток ее пальцев, и Хоуп испытала нечто весьма близкое к удовлетворению. — Хотя я уверена — вы не из тех мужчин, что поднимут руку на женщину. — В ее голосе отчетливо прозвучал сарказм.

— Прошу прощения, мне недостает опыта по этой части, — огрызнулся он.

Лежа на спине, Хоуп чувствовала себя на редкость беспомощно, однако решила не рисковать и встать не раньше, чем сможет преодолеть блаженную слабость.

— Да уж, вы правы, наивно ожидать от вас какой-либо утонченности. Сразу видно, что воображение — не ваш конек… — Она не договорила, отпрянув в сторону с испуганным криком. Нет, честное слово, Алекс двигался на удивление легко и проворно для человека такого роста.

Когда она осмелела и приоткрыла один глаз, он стоял возле нее на коленях. Шершавый указательный палец осторожно пробежался по щеке, и крохотные волоски на ее коже поднялись в ответ. Слабый стон сорвался у нее с губ.

— Никогда не умею вовремя остановиться, — задыхаясь, проговорила она. — Держу пари на что угодно — воображения вам не занимать.

Отбросив в сторону кожаную перчатку, Алекс вытянулся рядом, опираясь на локоть. Он отвел со лба Хоуп золотистые локоны и расстегнул молнию на куртке ровно настолько, чтобы коснуться губами ямочки под шеей.

Хоуп погрузила пальцы ему в густые волосы и притянула его ближе к себе. Он слегка передвинулся, так что они оказались лицом к лицу, щекой к щеке на покатом склоне.

— Сложно, наверно, для столь изнеженной дамочки оказаться вдруг в таких первобытных условиях?

4
{"b":"18067","o":1}