ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Технологии Четвертой промышленной революции
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Половинка
Погружение в Солнце
Гребаная история
Мир-ловушка
Девочка с Патриарших
Первый шаг к мечте
A
A

Хоуп запрокинула голову, и Алексу была видна напряженно бившаяся жилка у нее на шее. Дыхание ее участилось, и он испытал первобытное наслаждение от зрелища ее возбуждения. Запустив пальцы в шелковистые завитки, он заставил Хоуп взглянуть ему в лицо.

Они молча смотрели друг другу в глаза. Хоуп вдыхала запах разгоряченного мужского тела, а ощущение его напрягшейся плоти, прижатой к бедру, пробудило в ней темное и властное желание.

Теперь ей было все равно, что будет потом и что он о ней подумает, — она чувствовала, что умрет, если не поцелует его. Осторожно обхватив ладонями его лицо, Хоуп несмело прижалась к губам, и он ответил с такой голодной страстью, что земля поплыла у нее под ногами.

Приподняв, Алекс сделал несколько шагов, пока не прижал ее к стене. Тяжело дыша, он костяшками пальцев осторожно провел по ее припухшим губам. Хоуп, томно глядя из-под приспущенных век, нежно поцеловала его руку.

Он втянул в себя воздух, и его пальцы удержали ее за подбородок.

— Невероятно, — пробормотал он. — Пожалуй, я его понимаю.

В глазах девушки отразилось недоумение. Она повернула голову, ласкаясь щекой о его ладонь.

— Рядом с вами любой мужчина забудет, женат он или холост.

Ллойд!

Подняв руку, она попыталась оттолкнуть Алекса.

— Отпустите меня! — выдохнула она наконец сквозь зубы.

Алекс резко опустил руки и отступил назад, глядя ей в раскрасневшееся лицо.

— Вы правы — здесь не время и не место, — отрывисто согласился он.

Хоуп стало нехорошо: он до сих пор считает ее шлюхой — всего-навсего желанной шлюхой!

— Не будет ни времени, ни места. По крайней мере для вас. — Вздернув подбородок, она собралась выслушать новые оскорбления.

— Знаете, Хоуп, я все-таки не дурак и могу понять, когда женщина хочет меня, — он нетерпеливо махнул рукой.

— Ну, на одном желании далеко не уедешь, — Хоуп пожала плечами, — иногда приходится думать. Ллойд оказался очень полезным для моей карьеры, а что можете предложить мне вы? Попробуйте взглянуть на все с моей точки зрения.

Алекс изумленно уставился на нее. «А чему ты удивляешься, — хотелось ей спросить, — если на самом деле считаешь меня развратницей?»

— И я должен поверить, что вы ничем не лучше первосортной шлюхи?

— Нет, Алекс, вы уже верите в это, — серьезно ответила она. — И пока так считаете, я не желаю вас знать.

— Вы хотите убедить меня, что газеты всего мира лгут? Слушайте, чего вы изворачиваетесь — ведь нас никто не слышит? Я понимаю, хотите оградить родителей, но при чем тут я?

— Алекс, я не собираюсь оправдываться.

— И на том спасибо! Да, я признаю, что сначала счел вас совсем иной; хотя и не говорю, что вы намеренно ввели меня в заблуждение.

— Какое благородство!

— Согласен, наивно было полагать, будто в вашей среде можно выжить, не принимая морали ваших… коллег. Если честно, мне плевать, с кем и зачем вы спали.

«Господи, когда это кончится?» — размышляла Хоуп. Ей уже до смерти надоел этот монолог.

— Должно быть, вы здесь чертовски скучаете.

— Вы так думаете?

— Увы, я никак не могу поучаствовать в вашей карьере.

— Вот и ладно — я буду спать спокойно, помня об этом.

— Надеюсь, со мной, — ровным тоном отозвался он, игнорируя ядовитый сарказм у нее в голосе. — Этого хотим мы оба. А больше вам тут просто нечем заняться!

Хоуп уже еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

— Даю вам честное слово, — проговорила она, — что ни разу, ни от кого не получала подобных предложений.

— Оригинальность — мой конек. — Вид у него был просто-таки донжуанский.

На глазах у нее наконец выступили слезы.

— Господи, неужели вам на самом деле так важно даже сейчас изображать порядочную женщину?

— Я и есть порядочная женщина, но, если вы немедленно не уберетесь из моего дома, забуду о хороших манерах и скажу вам все, что о вас думаю.

Он стиснул зубы и, презрительно улыбаясь, поклонился.

— К сожалению, я спешу, и нам придется отложить этот интересный разговор до следующей встречи.

— Которой, я надеюсь, никогда не будет! — Она выкрикнула это, обращаясь уже к тихо закрывшейся двери.

Глава 4

— Ну и что это за гениальная идея? — спросила Хоуп.

Появление сестры теперь напоминало не столько родственный визит, сколько вторжение армии захватчиков. Удивительно, сколько всего требуется двум младенцам!

— Подержи-ка своего крестника, — вместо ответа отозвалась Анна, вынимая одного из сыновей из переносной колыбели. — Только придерживай ему головку!

Хоуп послушно уложила на колени теплый сверток. Племянник уставился на нее с безмятежным спокойствием новорожденного.

— Привет, малыш, — ласково обратилась она к нему, и крохотный кулачок крепко сжал ей палец. — Какой силач!

Анна улыбнулась.

— Да, он у нас молодец. И Генри тоже. — Она взглянула на спящего мальчика. — Кстати, говори, пожалуйста, потише. Он начинает капризничать, если проснется.

— Ты лучше скажи, что у тебя за идея. — Хоуп опасливо взглянула на посапывающего малыша. И откуда Анна знает, как с ними обращаться? Может, это действительно приходит как озарение?

— Я придумала, как убедить маму и отца не переносить поездку.

— Молодец!

— Объявляется благотворительный проект.

— Это еще что?

— Проект под девизом: «Спаси бедняжку Хоуп от голода и холода».

Хоуп с сомнением покачала головой.

— У тебя и без того дел хватает. Да и живете вы не на соседней улице…

— Да-да-да, — прервала ее Анна. — Но я уже нашла тебе помощников.

Хоуп нахмурилась — все как-то подозрительно.

— А именно?

— Я могу через день заскакивать к тебе на часок перед тем, как забирать Сэма и Натана из садика; в другие дни ты можешь вызывать такси и навещать нас. Не бойся, скучать тебе не придется! Адам будет заезжать к тебе каждое утро, чтобы убедиться, что ты жива, а Уилсоны работают на ферме весь день — если ты завопишь во все горло, они наверняка услышат.

— Ну, не так уж я беспомощна. Хоуп улыбнулась — энтузиазм Анны ее забавлял.

— Знаю, знаю, но надо же убедить маму! Кстати, ты можешь пообещать ей не расставаться с мобильным телефоном, а Алекс будет заглядывать к тебе каждый вечер.

— Что?

— Тише, ты разбудишь Генри, — с упреком сказала Анна. — Солнышко мое… — заворковала она над ребенком, на минуту забыв о сестре. — Так вот, Алекс был так добр, что согласился навещать тебя. Я бы попросила Адама, но беда в том, что он мне и самой сейчас очень нужен.

— Да ты спятила, если решила, что Алекс согласится стать сиделкой!

Господи, это будет настоящий кошмар! Нет, надо что-то придумать. Если Анна добьется своего… Страшно даже подумать, что из этого выйдет!

Однако сказать Анне правду нельзя — сестрица вполне способна заявиться к Алексу на работу и потребовать объяснений.

— Ну, не то чтобы сиделкой… Но надо сказать, — добавила Анна с торжествующей улыбкой, — он был в восторге. Манеры у него превосходные, что и говорить.

— Да? От меня он их старательно прячет.

— Ладно, только не говори мне, что вы успели поцапаться! — раздраженно воскликнула Анна. — С вами все ясно: милые бранятся — только тешатся.

— Что тебе ясно? Какие еще «милые»? Тебе что, Адам наболтал?

— Адам? А ему что-нибудь известно? — Анна нахмурилась, сосредоточенно размышляя. — Он мне ни словечком не обмолвился. Ну, подожди, я его расколю! Нет, я просто сама сделала кое-какие выводы. Я знаю, что вы с Алексом были неразлучны почти все время в день венчания Линды, — мне об этом говорили совершенно разные люди. Кроме того, ты получила травму именно на его фирме. Итак, если только ты не увлеклась автомобилестроением… Но ведь ты мне ничего не рассказываешь!

— Да тут и рассказывать-то нечего!

— Ну да, простое стечение обстоятельств. Теперь, раз Алекс согласился приглядывать за тобой, мама непременно уступит. Между прочим, я напомнила Алексу, что это он во всем виноват.

8
{"b":"18067","o":1}