ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сейчас нужно срочно выйти на улицу и умотать подальше от этого банка. Засунь руку поглубже в карман, так, чтобы наручников не было видно. А когда будем в безопасности, я открою второй замок.

– А ты не бросишь меня одного с этими чертовыми наручниками? – жалобно спросил Вадик, представив себе черную ножовку, с помощью которой ему придется весь день перепиливать стальной «браслет», если Паук не выполнит своего обещания. – Ведь я же помог тебе дотянуться до скрепки. Если бы не я, у тебя бы вообще ничего не получилось, ты бы не смог…

– Не ной. Раз обещал, значит, сделаю, – перебил его Паук. Он несколько раз провел ладонью по волосам и тщательно пригладил их, чтобы не привлекать внимания слишком заметной панковской прической. Затем на цыпочках приблизился к двери и, прислонив к ней ухо, прислушался. Потом жестом подозвал Вадика и прошептал: – Молча выходим, спокойно идем по коридору, не спеша поднимаемся по лестнице на улицу. Короче, делай как я.

Паук приоткрыл дверь, высунул голову в коридор, посмотрел налево, потом направо и вышел из комнаты. Вадик последовал за ним, и оба беглеца направились к лестнице, ведущей наверх. Внезапно за их спинами в глубине коридора открылась и захлопнулась дверь, послышались быстрые, приглушенные ковровой дорожкой шаги. Вадик почувствовал, что его ладони вспотели от волнения. «Все. Мы пропали. Сейчас нас заметут», – подумал он и услышал за собой грубый оклик:

– Эй, ну-ка посторонитесь!

– Дорогу! Дорогу! – потребовал другой мужской голос.

Беглецы оглянулись и, не сговариваясь, прислонились к стене, пропуская двоих мужчин в рабочих комбинезонах, которые несли тяжелую раковину, обхватив ее с двух сторон. Ребята пошли следом за сантехниками, скрываясь за их широкими спинами, поднялись по ступеням и вышли на улицу.

– Иди за мной, – негромко сказал Паук Вадику.

Оставив позади себя кабины банкоматов и освещенный солнцем центральный вход в банк, они свернули за угол и оказались в тени здания, на тропинке, ведущей во двор жилого дома.

– Куда мы идем? – спросил Вадик, озираясь по сторонам.

Паук не ответил, он шагал чуть впереди, не произнося ни слова, будто разом оглох и онемел. Он уверенно вел Вадика по задворкам, через палисадники и детские площадки, до поры до времени избегая выходить на асфальтированную дорогу, чтобы не попасться на глаза банковским охранникам, которые могли на автомобиле пуститься в погоню.

Несколько минут они петляли по дворам, пока не оказались перед полуразрушенной временем лестницей. Поднявшись на пригорок к старому дому с облупившейся штукатуркой, прошли через сырую подворотню и очутились на залитом солнцем проспекте, который после тихих пустынных двориков показался им непривычно шумным и оживленным.

– Похоже, мы от них умотали, – сказал Паук и широко улыбнулся. Его лицо излучало оптимизм и дружелюбие. – В этой толчее нас никакая служба безопасности не проявит.

Беглецы направились к троллейбусной остановке, чтобы доехать до метро.

– Спасибо тебе, Паук, – сказал Вадик, когда они вошли в троллейбус и встали у окна. – Если бы не ты, я бы пропал. Давай завалимся в «Макдоналдс», наберем гамбургеров, чизбургеров, а то жрать охота после этой нервотрепки. Я тебя угощу, у меня бабки есть, – предложил Вадик, взглядом выискивая на улице кафе. – Или тебе домой надо? Тогда давай в другой раз отметим наш побег, должен же я как-нибудь тебя отблагодарить.

– У меня нет дома, – сказал Паук и сразу помрачнел. – Я не москвич, я из Новосибирска приехал. Учусь здесь на программиста. Вообще-то я снимаю в Москве квартиру, но сейчас мне туда нельзя.

– Почему?

– Потому что сегодня утром меня там замели – мужики из службы безопасности банка ввалились ни свет ни заря и арестовали меня, невезучего. Как только банковские охранники узнают, что я сбежал из подвала, они сразу устроят облаву у меня в квартире.

– А за что тебя арестовали? – поинтересовался Вадик.

– За то, что я взломщик, – сказал Паук, печально глядя через заднее стекло троллейбуса на удаляющееся Садовое кольцо, заполненное автомобилями.

– Ты – взломщик? – От удивления Вадик задал этот вопрос слишком громко; он посмотрел по сторонам и успокоился – пассажиры троллейбуса не слышали его. Вадик иначе представлял себе людей этой криминальной профессии, в его воображении взломщик был огромным небритым детиной с пудовой кувалдой в волосатых, синих от татуировок руках. Худой и длинный Паук явно не подходил для этой роли. – Неужели ты взламываешь банкоматы? – недоверчиво спросил Вадик.

– Нет, я взламываю банки, – спокойно сказал Паук и уточнил: – Коммерческие банки. Я вышел на сервер банка, взломал киберзащиту и подключился к главному банковскому компьютеру.

Вадик наморщил лоб, стараясь осмыслить слова Паука. Он только недавно всерьез увлекся Интернетом, поэтому некоторые слова и словосочетания были ему непонятны.

– Слушай, Паук, ты не мог бы сказать то же самое, только попроще, – попросил Ситников.

– Через Интернет я незаконно подключился к компьютерной сети банка, ну, подобрал код доступа, понимаешь? А служба безопасности банка, тоже по Интернету, вычислила номер моего телефона, определила адрес квартиры, которую я снимаю, и… – Паук тяжело вздохнул. – И вот чем это закончилось. Хорошо еще, что они не успели выяснить мою фамилию.

– А-а, – протянул Вадик, – теперь я понял. Ты хакер, да?

– Ну, можно и так назвать.

– Класс, – сказал Вадик, с уважением глядя на Паука. – Я давно мечтал познакомиться с настоящим хакером. Хакеров я уважаю, они крутые пацаны, башковитые. Хотя я не врубаюсь, зачем они так сильно рискуют и взламывают защиту банков, ведь это опасно, за это можно получить по полной программе.

– Башку могут оторвать, это точно. Но понимаешь, для меня компьютер – это учеба, работа, хобби, в общем, это моя жизнь, – увлеченно стал объяснять Паук. – У банков обычно очень крепкая киберзащита, и мне просто интересно взломать ее, мне интересно узнать, справлюсь я с этой задачей или нет. Для меня взломать защиту банка – это все равно что для каратиста завоевать черный пояс. В любой компьютерной программе есть ошибки, надо только найти их и использовать в своих целях. Ты не представляешь, как это увлекательно! Кто-то изобретает средства защиты, а кто-то взлома, и то и другое постоянно совершенствуется, и так без конца!

– Зачем? – спросил Вадик. – Зачем изобретать новые средства? Может, лучше не ломать старые?

– Ты не понимаешь, – поморщился Паук. – Ведь это соревнование! Ну, например, как бокс. Только в этом соревновании побеждает не сильнейший, как в боксе, а умнейший. Изобретая новые способы взлома, я доказываю себе, что я – лучший.

– Ты говоришь так, будто взлом – это вид спорта, как шахматы.

– Точно! Взлом – это интеллектуальный, экстремальный вид спорта!

– Гнилой какой-то спорт, если из-за него к батарее пристегивают, как собаку цепную, – проворчал Вадик и внезапно шлепнул себя ладонью по лбу, словно поймал очень важную, ценную мысль. – Ба! До меня только сейчас дошло! Тебе ж жить негде! Поехали ко мне. Пока родичи не вернулись, можешь у меня перекантоваться. Я тебя со своими друзьями познакомлю, а ты мне поможешь Интернет освоить.

Паук не заставил себя уговаривать.

– Поехали, – согласился он. – У нас в Сибири все просто и честно: сегодня я тебе помог, завтра ты мне поможешь, а послезавтра снова я.

Глава III

Опасные планы

Раскрытые наручники лежали на холодильнике. Паук сидел за столом на кухне у Вадика Ситникова, лениво размешивал сахар в чашке с кофе и вяло отвечал хозяину, который, стоя у плиты, разогревал приготовленный мамой обед и пытал Паука вопросами об Интернете. Вопросы были самые разные – умные, глупые, шутливые. Паук сначала подробно отвечал на них, серьезно объясняя, почему Интернет называется именно Интернетом, почему скорость провайдера важнее скорости модема, рассказывал про знаменитого хакера Владимира Левина, которого посадили в тюрьму за то, что он взломал киберзащиту банка и похитил 400 тысяч долларов, и еще про многое-многое другое. Постепенно терпение хакера стало иссякать. И когда Вадик спросил, почему у него такая странная кличка, хакер, глядя в чашку, пробормотал:

4
{"b":"180673","o":1}