ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Поднимайся же», — повелел ей внутренний голос. — «Ничуть это не похоже на то, будто ты за ним охотишься».

Совсем не похоже. Гвен тут же проделала всю подготовительную работу с бумагой. Она скатала ее в трубочку и сунула в рот. Осторожно поднимаясь по ступенькам стремянки, мисс Стикерт воображала себя пиратом, зажавшим в зубах нож, или исполнительницей танго, закусившей стебель розы. Или собакой, несущей кость.

К ее великому облегчению, Дейв не узрел этой последней возможности.

— Чу, прекрасная Джульетта! А я-то думал, что весь путь по лестнице проделывал Ромео.

Присев на корточки у последней ступеньки, он со смехом вытащил скатанную бумагу из ее губ и втащил Гвен наверх.

— Один набросок насчет Лэсси, и я уйду.

— Ты сама милая красавица Лэсси. «Колдовство. Как это ему удается быть таким волшебно-очаровательным?» — удивилась она.

Гвен стояла совсем рядом с ним и перила шаткой лестницы мешали ей отступить, когда он окидывал взглядом сверху до низу ее маленькую фигурку. Коснувшись пальцами блузки, мисс Стикерт обнаружила, что верхние пуговички остались незастегнутыми.

Вопросительный наклон его головы красноречиво вопрошал «почему».

«Ты явилась в уже разоблаченном виде», — подумала Гвен.

Она кашлянула и вступила под пирамидальную крышу. Над головой крутился вентилятор. На полу стояла коробка с красками и прочими принадлежностями для рисования. Диктор по радио, захлебываясь, объявлял о дешевой распродаже. Торшер с поднятым абажуром освещал мольберт резким светом голой лампочки.

Дейв выключил радио, предоставляя ей произнести первую фразу.

— Подходящий образ, — отрывисто заговорила Гвен. — Я имею в виду Ромео. Капулетти и Монтекки тоже были враждующими семьями.

— Их история окончилась трагично, — напомнил Дейв, рассеянно постукивая по ладони скатанной бумажкой. Он выжидал.

— Есть лучшее предложение? Женщина подошла к мужчине. Дейв настороженно следил за каждым ее шагом. В выражении его лица сквозила осторожность, предвкушение, Дейв явно хотел, чтобы Гвен сама подошла ближе. Чердак напоминал хорошо освещенную сцену, единственным зрителем был Дейв.

По губам Гвен скользнула косая улыбочка, когда она пыталась забрать у Дейва бумагу, не коснувшись его рук.

Он продолжал удерживать бумагу. Гвен выдернула ее.

— Я думаю, что нашла тут ответ на нашу романтическую трагедию, — заявила она, развертывая бумажку.

— Нашу?

Гвен вернула бумагу и отступила, ломая за спиной руки, пока не заметила, что Дейв заметил это движение. Она повернулась на каблуке.

— Шарлотта и Роберт. Взгляни, — мисс Стикерт кивнула на бумагу и молодой человек нагнулся к листку. В течение нескольких секунд она наблюдала, как свет играл в его волосах и воображала, как причесывает пальцами белокурые кудри, взъерошивает их.

Дейв поймал ее взгляд. На мгновение Гвен показалось, что он прочел ее мысли и согласился. Тут его улыбка проглянула, как солнце сквозь облака и по чердаку разнесся громкий смех. В Гвен что-то увяло. Она могла вынести все, только не его насмешку.

— Что тут забавного?

— «Ярмарка сражения»? — он вслух прочитал ее записку.

— Да. Это заголовок.

— Звучит, как нечто с площадки для игр. А ты еще обвиняешь меня в ребячестве. Гвен раздраженно дернула плечами.

— Двенадцать советов, как супруги могут сражаться, пребывая в рамках приличия. Звучит исключительно разумно.

Она готова была ущипнуть Дейва, чтобы до него дошло.

Губы Дейва сжались в тонкую ниточку, он принялся тереть подбородок, как бы погрузившись в глубокие размышления. Его внезапная улыбка заставила ее вскипеть.

— Ну? — спросила мисс Стикерт резко.

— Лапочка, разумное поведение никогда не являлось их сильной чертой. Глаза Гвен сверкнули.

— Я нашла это в журнале, который выбросила Шарлотта. Сомневаюсь, чтобы она прочла его. Моя сестра не верит в самоусовершенствование, если оно не относится к прошлому или не касается настоя из лекарственных трав.

— И что же ты предлагаешь?

— Мы усаживаемся с ними. Показываем, что их нелепое сражение не только отражается на их семейных отношениях и на их работе, но и разрушает их брак. Посмотри.

Гвен быстро подошла к Дейву и, не заботясь о том, что его рука касается ее плеча, указала на Правило номер шесть.

— «Не бить ниже пояса». Ну, Роберт ведь виновен в этом. Он постоянно сопровождает все, что жена ни скажет, своим саркастическим замечанием. А вот номер восемь: «Не отклоняйся от темы». Разве Шарлотта придерживалась одной темы достаточно долго, чтобы ее проработать. А тут вступает в силу Одиннадцатое: «Придите к решению!» Мы должны заставить их определить проблему, объективно взвесить все «за» и «против» и прийти к выводу.

— И тем кончится их битва.

— Точно.

— Ты не сочтешь меня бесцеремонным, если скажу, что мне нравится, как озаряется твое лицо, когда ты считаешь себя правой?

— Бесцеремонность — это верный термин. Жалею, что пришла.

— А я — нет, — быстро сказал Дейв, мешая ей уйти. — Присядь. Хочешь выпить? — он потянулся к коврику, укрывавшему угощение для неожиданных гостей.

— Нет. Спасибо.

— Что я могу для тебя сделать? Гвен не отказалась бы от глотка кислорода. Внезапно на чердаке стало душно и необъяснимо жарко. Дейв так любезен, а она — старая греховодница. Почему она теряет хладнокровие всякий раз, когда вступает с ним в контакт?

— Прости, если я проявил бесцеремонность. Если. Но ты сделала все, чтобы меня спровоцировать, — Дейв коснулся ее руки.

— Я, значит, провокатор.

— Спрашиваешь!

— Когда ты смеешься надо мной, о, ты дергаешь мои пуговицы, как сказали бы психологи. — Гвен погрозила ему пальцем. — И никаких остроумных замечаний, пожалуйста!

Дейв отступил на пару шагов, подавляя хитрую усмешку.

Гвен дотронулась до воротничка. Ее рука скользнула ниже по отворотам блузки, погрузившись в отверстие, где она торопливо застегнула пуговички, едва пролезавшие в петельки.

— Во всяком случае, я должна идти.

— Я тебя кое-чем угощу.

— Нет, правда, — голос Гвен прозвучал глухо, она поглотила последний глоток воз духа, пригодного для дыхания. — Ничего мне не надо.

— Ты заслуживаешь большего.

— Дейв. Я серьезно.

— Это твоя проблема.

Мисс Стикерт почувствовала, что краснеет.

— Я пришла не для того, чтобы обсуждать мои «проблемы», что бы ты под этим ни подразумевал. Я здесь ради Шарлотты и Роба.

— Поэтому я прекращаю поздравлять себя с тем, что заманил тебя в свою спальню.

— Твою спальню? — Гвен оглянулась по сторонам. Да. На коврике лежала пара простыней, но она не подумала…

— Ты же спал на топчане, вместе с Робом.

— Это продолжалось всего две ночи.

— Предпочитаешь одиночество.

— Не возражаю против компании, если она подходящая.

На этот раз он коснулся ее воротничка, провел пальцем по коже.

— Ты знаешь меня довольно хорошо, и не притворяйся, что я тебе не нравлюсь.

— Нет, — она поспешно опровергла это и отвела его руку. — Но мы просто разные люди.

— Ты опять дразнишь меня.

— Разве?

Гвен откашлялась.

— А что такое щекотка?

— Предварительная игра.

Этого оказалось достаточно. Мисс Стикерт возмутилась.

— Я в эти игры не играю, Дейв.

— Но мне хочется сыграть с тобой в любовь. Что ты на это скажешь?

— Нет!

— Тогда что мне делать?

— Ничего! Дейв, мы же практически родственники.

— Никоим образом.

— Я старше тебя.

— По календарным годам.

— У меня полно морщин. У меня уже есть четыре седых волоса. Рыжие седеют быстро, ты же знаешь… И во мгновение ока эти веснушки превратятся в старческие пигментные пятна. Помяни мои слова.

Дейв улыбнулся, схватив ее за палец, которым она ему грозила.

— Ты нуждаешься во мне, Гвен. Я бы смог сделать тебя счастливой.

— Сексуально.

— Угу. И во многих других отношениях.

— Дейв, послушай…

11
{"b":"18069","o":1}