ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рисунок помог Гвен понять еще одно — Дейв не захотел услышать то, что она ему говорила. «Просто друг» никогда не нарисовал бы ничего подобного.

— Надо звонить Норману Рокуэллу, — пробормотала она, спускаясь по лестнице на подгибающихся ногах.

Свитер, который Гвен набросила на себя, не мог скрыть ее тела, по крайней мере, от глаз Дейва. Ведь прошлой ночью она так раскрылась и эмоционально, и физически. И, судя по всему, навсегда отпугнула его.

— Почему ты так обошелся со мной? — обратилась Гвен к нему.

Дейв чаровал ее, провоцировал, призывая считать наслаждение единственной целью.

И теперь наслаждение оказалось неразрывно связано с ним. Ей даже страшно подумать, какой унылой, какой нормальной станет ее жизнь без этого молодого человека.

— Дейву это, конечно, понравилось бы, — пробормотала Гвен, засовывая ноги в старые спортивные туфли. — Еще бы — прочь от нормы, да здравствует все непривычное.

«Мужчина не в состоянии сделать тебя счастливой», — внушила себе мисс Стикерт, старательно зашнуровывая туфли. Неудивительно, что она так старательно избегала его. Всего одна неделя с Дейвом и то, что она годами загоняла внутрь, выплеснулось на поверхность.

Гвен распахнула дверь и перед ней предстал пустой черный квадрат асфальта. Его автомобиля не было. Сердце у нее упало, и она тяжело опустилась на ступеньку лестницы.

— Привет.

Гвен вздрогнула, отбросила волосы с лица и не обнаружила там очков. Близоруко мигая, всматривалась она в расплывающееся бежевое пятно перед ней.

Дейв наклонился и облил голову холодной водой из шланга. Его шорты были мокрыми от пота, тело блестело.

— Собираешься побегать? — спросил он, взглянув на ее туфли.

Гвен никогда не приходило в голову бежать дальше, чем на один квартал.

— Обязательно! — подтвердила она, отряхнув шорты.

Дейв не только открывал перед ней новые горизонты. Несколько мгновений назад он заставил ее добровольно согласиться на пытку, которой она успешно избегала предыдущие тридцать четыре года.

— Составишь мне компанию?

Гвен пришлось подождать, пока Дейв, жадно глотая воду, не напился из шланга. Она не очень удивилась, увидев его, бегущим рядом с собой. Дейв всегда делал только то, что хотел. Он очень ценил свою свободу.

Мысль, что он захотел сейчас быть рядом с ней, обрадовала Гвен. Но вместе с ней пришла и другая — когда-нибудь ему не захочется этого.

Через полмили к твердой уверенности, что еще несколько шагов, и она задохнется, прибавилась судорога. Женщина перешла на быструю ходьбу.

— Ты со многими девушками познакомился подобным образом? — непринужденно поинтересовалась обладательница медовых веснушек.

— Да, пожалуй.

С полотенцем на шее, стройный и широкоплечий, Дейв, как чародей из Гаммельна мог бы собрать на пляже Малибу целую вереницу женщин.

То, что для него было легкой пробежкой, чтобы остыть, для Гвен стало подлинной дорогой смерти. В прозрачном утреннем воздухе отчетливо виднелись малейшие детали отдаленной горной гряды, сосны четко выделялись на фоне голубого неба.

— Тогда почему ты предпочел меня? — продолжила допрос Гвен.

Не отвечая, он наклонился, подобрал блестящий осколок кварца и запустил им в сосну.

— Ты поверишь мне, если я скажу, что не знаю, почему?

«Может быть, и поверит, — подумал Дейв. — Она и так уже думает, что я недалекий и примитивный тип».

— Что-то подсказало мне, что мы подходим друг другу.

Положив руку на плечо Гвен, он подчеркнул их разницу в росте. Полуобняв Дейва за талию, она подчеркнула, что они различаются также и шириной бедер. Кивком головы женщина указала на тени, которые вытянулись на дороге перед ними.

— На совершенную пару не похоже.

— Надо заглянуть внутрь.

— Чтобы сравнить наши жизненные пути, взгляды, ценности?

— Что я, как ты думаешь, ценю больше всего?

— Во-первых, развлечения. Жизнь должна быть интересной.

— Верно. Что во-вторых?

— Твоя свобода, — Снова верно. Если так пойдет, то леди выиграет. А разве ты не ценишь свою свободу?

— Если речь идет об отношениях, то я больше ценю обязательства. Он подстроился под ее шаг.

— Ты ждешь этого от меня?

Мать Гвен постоянно предостерегала ее от того, что она сделала — она наступила на собственную тень.

— Я хотела показать тебе, насколько мы далеки друг от друга.

— Я этого не нахожу.

Дейв развернул ее лицом к себе. Он стоял так близко от Гвен, что она почувствовала жар его тела через свой тонкий свитерок.

— Пожалуйста, не надо, — выдохнула мисс Стикерт.

— Нам удавалось прийти к согласию. В гамаке, — он прижался к ее щеке, — на помосте, — он раздвинул ее волосы и поцеловал. — Мы найдем согласие в постели, если ты захочешь.

Ноги Гвен ослабели, как будто она пробежала марафонскую дистанцию. Ей не хватало воздуха, сердце почти не билось.

— Я видела рисунок.

— И что ты о нем думаешь? — Дейв заглянул ей в глаза.

— Что ты не только беззаботный весельчак.

— Солнышко, ты выиграла джекпот. Дейв обхватил ее и закружил, целуя.

— Мы доберемся туда.

— Куда?

— Куда хотим попасть.

— И где же это?

— Я не могу нарисовать тебе карту.

— Я хочу знать.

— Пожалуйста.

Она застонала, ощутив, как его язык шевельнулся у нее во рту.

— Но это не способ разрешения проблем, — возразила Гвен чуть позже.

— И это все! Позвони Робу и Шарлотте. Они должны видеть это.

Прямо посреди дороги Дейв поцеловал измученную женщину в утолок рта, где притаилась улыбка, и прижал к себе. Гвен не смогла сдержать дрожь.

— Серьезно подумав, я решил: не стоит их приглашать. Пусть все останется между нами. Что с тобой?

— Мне хочется плакать, а ты постоянно смешишь меня.

— Что тебя так удручает?

— Ты не должен относиться к происходящему так серьезно.

— Раньше ты не принимала меня всерьез.

— Я говорю о будущем.

— О том, чтобы махнуть на него рукой.

— Не ожидай большего, Дейв. У нас есть только сегодня.

Как-то получилось, что его леди Гвенет выучила текст, который следовало произнести ему. Убогость этих реплик резала ухо. Может быть, она спешила произнести их, боясь, что иначе ей придется выслушать эти слова от него?

Прежде чем спросить, Гвен притянула Дейва к себе, чтобы поцеловать. Сила ее чувств поразила его. Он вдруг понял, что дает обещания, о которых и не думал раньше.

Но Гвен не слушала его.

— Давай вернемся домой.

Она кивнула и прижалась к его груди, слушая, как бьется его сердце.

Женщина побежала, и Дейв, смеясь, продолжал подбадривать ее.

— Дейв Кинг, вы несносный тип, — задыхаясь, выговорила Гвен.

— Почему? Потому что я хочу, чтобы ты вернулась домой?

— Вряд ли кому-либо еще придет в голову увидеть нечто эротическое в том, как я пытаюсь вскарабкаться на этот склон.

— Спорим, что ты не права! — молодой человек широко улыбнулся, откинув влажную прядь волос со лба.

Гвен покачала головой. Он уже видел ее тело в угасающем свете дня накануне, рисовал в своем воображении. Почему-то это стало безразлично ей, хотя должно было бы беспокоить. Жилистого Дейва как раз могли привлекать ее округлые формы. Предугадать невозможно. Мыслительный процесс молодого родственника, как всегда, представлял для нее тайну.

Однако, в нежности Дейва, его внимании, его одиночестве не было ничего загадочного. Он любил уединяться и рисовать, пока Гвен занималась своими исследованиями, но видение того, как мужчина ударами мелка вызывает к жизни образ женщины, причиняло ей боль. Гвен будет любить его так, как ни одна другая женщина, которых он когда-либо знал, даже если ей придется превзойти те женские образы, которые он создал своим воображением.

Если Дейв и не обладал всеми качествами, необходимыми, по мнению Гвен, мужу, то как любовник он превосходил все ее мечты. С Дейвом ее мечты могли стать явью.

Дейв не возражал, когда Гвен отправилась в душ одна, хотя оба допускали и иную возможность. «Свобода выбора», — подумала женщина. Молодой человек предоставил ей эту свободу и возможность увидеть в себе ту женщину, о существовании которой она только начинала догадываться.

24
{"b":"18069","o":1}