ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как ни странно, ей это понравилось.

Такое соседство подходило ему. Между входом и сине-зеленым простором Тихого океана вздымались башенки из кедра и побелевшего дерева. Тонированные оконные стекла отражали золотой песок и помогали дому слиться с окружающей местностью.

«Насколько вообще могут слиться со своим окружением дом и гараж на пять машин», — подумала Гвен. Она глубоко вздохнула и начала мысленно повторять свои доводы.

У нее нашлась тысяча причин, по которым Дейв не должен выставлять эти рисунки. Но ни одна из причин не предполагала появления атлетического вида охранника, который бежал ей навстречу и кричал что-то по-испански. Рядом с ним на коротком поводке рвался ротвейлер. Добежав до ее машины, мужчина хлопнул ладонью по капоту.

— Леди, сюда туристы не допускаются. Гвен растерянно уставилась в его зеркальные очки.

— Извините?

— Это частное владение.

Гвен опустила боковое стекло и испуганно взвизгнула, когда собака поставила свои громадные лапы на дверцу и нюхнула ее.

— Я не собиралась ничего осматривать, мне не нужны ни «Мега-Смерть», ни «Пистолеты с розами».

— «Взломать и войти», — охранник назвал группу хэви-металл, которая владела этим домом, — они на гастролях.

— Замечательно, — Гвен улыбнулась. — Но я не собираюсь ни взламывать, ни входить, — мужчина, казалось, не уловил ее шутки, в которой она обыграла название группы. Гвен поправила очки, глядясь в его очки, как в зеркало. Собака пускала слюну на ржавые бока машины. — Я хотела бы увидеться с человеком, который живет над гаражом, мистером Кингом.

Охранник пробурчал что-то почти вежливое и махнул рукой, освобождая дорогу.

Гвен остановила машину и вдохнула специфический калифорнийский запах: нагретого солнцем цемента и соленого воздуха. Жар поднимался от дороги дрожащими волнами. Она улыбнулась, представив себе, как Дейв их рисует и с трудом сглотнула слюну.

Между ними все кончено. Гвен об этом позаботилась. Не имело значения, как сильно и сколько времени она любила Дейва. Настаивая на их совместном проживании, она бы только мучила его. Один из них хотел взаимных обязательств, другой — свободы.

— Полная противоположность, — пробормотала Гвен.

Собравшись с духом, она поднялась по ничем не примечательной деревянной лестнице, пристроенной к фасаду гаража на его второй этаж. Вдоль всего этажа, обращенного к океану, шла веранда. Пляж, вода и заходящее солнце создавали необыкновенную цветовую гамму. Стало ясно, откуда Дейв черпает свое вдохновение.

— Эй, — он стоял внизу на песке и улыбался, подняв к ней лицо.

У Гвен задрожали колени. «Я приехала только из-за рисунков». У нее к Дейву дело, и она не уклониться от него ни на йоту. «Так надо было поступить и месяц назад», — твердила ей совесть. Целую жизнь и любовь назад.

Гвен нарушила все свои правила. Разумные правила, выработанные путем глубоких целенаправленных раздумий. Одинаковые стремления, сочетающиеся цели, соответственное происхождение — все полетело к черту, за окошко, из-за того, что поцелуи этого долговязого парня заставляли ее кровь бурлить дрожащими волнами, а когда он улыбался, у мисс Стикерт просто отключалась способность связно мыслить, оставались одни восклицания.

«Ох, Дейв, ну почему мы не постарались?» — с тоской подумала Гвен.

Глава 12

Несмотря ни на что, Дейв, казалось, обрадовался приезду Гвен.

Она старалась не раздражаться. Молодые все переносят легко. Как будто для того, чтобы еще сильнее поскрести ее душу, с магнитофонной ленты донеслось «Не волнуйся, будь счастливым…»

— Я здесь по поводу рисунков, — твердо объявила Гвен.

Дейв с довольным видом намазывался кремом от загара, размыливая его по мускулистой груди. Он выглядел восхитительно сексуально.

— У тебя такой вид, будто ты собираешься убежать, — заметил он.

Если Кинг-младший выставит эти рисунки, вереницы совершенно посторонних людей начнут критиковать ее бедра. Женщины, более сильные духом, чем Гвен, дрогнули бы от такой перспективы.

— Я встретилась с огнедышащим псом.

— Цербером? Да, он похож на хранителя ада. Луи надо бы крепче держать его в руках.

— Не уверена, что «надо бы» успокаивает.

Хоть бы Гвен самой успокоиться. Один Господь Бог знает, что подобными «надо бы», «должно бы» пронизана вся ее жизнь.

Следуя указанию Дейва, она дошла до белой металлической лесенки и спустилась на пляж.

— Кинозвезда была бы счастлива получить такой выход, — пролепетала Гвен, нервно цепляясь за перила, в надежде, что ей удастся благополучно спуститься вниз.

— Хочешь пройтись? — предложил Дейв.

— Я приехала поговорить.

— Тогда не спорь. Тебе надо больше ходить босиком.

Дейв обещал себе, что обязательно будет поощрять в Гвен это. Он все спланировал, рассчитав, что не пройдет и дня, как она явится сюда. Гвен все продумает хорошенько, а потом заглянет к нему, якобы по пути с работы домой.

Но мисс Стикерт удивила его, причем, как-то непонятно, неуловимо. Ее рабочая одежда оказалась мягче, женственней, чем он предполагал. Дейв представлял ее в костюме с белой блузкой, обязательно с высоким воротником. Вместо этого на ней была шелковая блузка со свободными рукавами, которая легко вздымалась на ее груди и пышная юбка с волнистым узором.

Гвен явилась чудесным сочетанием густо-синего, морского зеленого и нежных рыжих волос. Она собрала их с лица и заколола на макушке гребнем ручной работы. Дейву все это очень понравилось.

И еще ему понравилось, как она балансировала на одной ноге, снимая туфли. Разумная Гвен.

— Как далеко ты планируешь прогуляться? — поинтересовалась женщина.

— Кто планирует такое?

Гвен сухо посмотрела на Дейва, аккуратно поставила туфли около нижней ступеньки лестницы и пошла к нему по песку, а он стал отступать к воде.

— Если бы было еще жарче, я бы шла, как по толченому стеклу! — закричала она. — Ох, ах, а-а!

— Очень изящное сочетание звуков.

— Ха-ха, — Гвен еле проковыляла еще шагов десять.

— Если ты будешь двигаться проворнее, то пойдешь быстрее.

— Дух захватывает от такой логики, но, увы, применить твой совет не могу. Кто знает, что здесь зарыто? Бутылочные осколки, камни, рыбьи скелеты, а может крабы?..

— Перечисляешь все опасности, которые могут возникнуть.

Самая большая опасность накинулась на нее, подхватила на руки и понесла в воду.

— Не смей! — завопила Гвен, схватив его за шею, когда он по икры зашел в прибой. Дейв пробормотал нечто невнятное.

— Не урони меня!

— Не души меня. Не уроню!

— Ах, нет?

Дейв остановился, подумал и лукаво усмехнулся. Тут же ему снова сдавило горло, и он начал задыхаться.

— Ладно, ладно, — хрипя, выдавил он. — Мне это пришло в голову, но только после того, как ты сама подсказала. Я всего лишь хотел уберечь твои ноги от песка.

— Точно так Далила хотела спасти Соломона от поисков шампуня для волос.

— Ты слишком хорошо меня знаешь, женщина.

Как бы Гвен хотелось, чтобы это оказалось правдой.

Когда Дейв поставил ее на ноги, Гвен подобрала легкую юбку вокруг колен и почувствовала, как затягивает ее песок. Большая волна разбилась у ее ног.

— Начинается прилив. Тебе скоро понадобиться приподнять юбку еще выше, — Дейв повел пальцем по ее бедру, гоня вверх капельку воды.

Появилось ощущение, что он гонит кипяток.

— Тебе очень бы этого хотелось.

— Ты знаешь, чего бы мне хотелось, — пробормотал он.

Гвен знала, что Дейв любил — свою свободу, и гораздо больше, чем ее. У нее была деловая причина для приезда, а не повод увлечься им заново.

— Дейв, ты не можешь выставить эти картины.

— У меня на подходе персональная выставка.

Гвен удалось переключить его внимание со своих бедер на лицо, которое, она надеялась, было достаточно суровым и укоризненным.

— Женщина, которую ты видишь, не хочет становиться частью персональной выставки.

36
{"b":"18069","o":1}