ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оставалось лишь надеяться, что человек все-таки согласится отведать особого чаю.

Но Егор был непреклонен.

Спустя пол-час вещи были готовы. Велев портному не приближаться к себе, Егор прошел в примерочную, задернул за собой занавеску и оделся. Из зеркала на него смотрел статный, стильный молодой человек. Поправив пояс, Егор улыбнулся. Просто отлично, одежда сидит как влитая. Все очень удобно и практично. Старик поработал на славу.

Занавеска отъехала в сторону, на пороге комнатки возник портной. Его тело сотрясала мелкая дрожь, он лихорадочно облизывал губы.

— Просто великолепно, господин, — прошептал старик. — Можно я кое-что подправлю?

— Давай, — вертясь перед зеркалом, разрешил Егор.

Старик зашел клиенту за спину. И тут-то ему окончательно сорвало крышу.

Любуясь собой, Егор напрочь забыл о заскоках старика. Точнее, он думал, что достаточно четко дал понять свою позиция касательно мужской любви. Казалось, опасность миновала.

Не тут-то было.

Внезапно туловище Егора обхватили руки портного.

— Чо?! — вскрикнул Егор. И в последний миг, извернувшись, сумел уклониться от тянущихся к его шеи губ.

— Я хочу тебя! — сладострастно прошептал вампир.

Двинув локтем портного по печени, Егор в панике заорал:

— А ну быстро убрал руки, ты — старый извращенец! Замбага, помоги!

Первородный однако дрых, развалившись на стуле.

— Я заплачу! — пообещал старик.

— Я тебе что, проститутка?! — возмутился Егор и рывком развернулся в сжимающих его руках, оказавшись лицом к лицу со стариком. — Отцепись, старый урод!

К горлу снова потянулись губы портного. Сумев вырвать из захвата одну руку, Егор ладонью отжал от себя голову похотливого старикашки.

— Не сопротивляйся, — взмолился тот. — Я не хочу делать тебе больно. Просто позволь мне сделать это.

Теперь Егор струхнул по настоящему. Старик оказался довольно силен, более того, он только что ясно намекнул, что готов опуститься до насилия.

— Я хочу твоей крови, — произнес старик. — Дай мне своей крови.

Егора охватил ужас. А вот это совсем плохо. Похоже, престарелый гомодрил — любитель крайне жесткого секса, раз заговорил о крови. Наверняка, маньяк. Если не хуже…

Нужно было спасаться. Конечно, бить пожилых людей — нехорошо, но когда твоей заднице грозит опасность — необходимо забыть о моральных принципах.

Егор со всей силы опустил пятку на стопу портного. Взвыв, тот расцепил руки и отвалился назад. И немедленно получил по челюсти хорошо поставленным боковым.

Удар, по идее, должен был отправить старика в глубокий нокаут, но тот остался на ногах. И даже не «поплыл».

К Егору вновь потянулись руки с длинными когтистыми пальцами. Пришлось прибегнуть к грязным приемчикам и двинуть старика коленом в пах. Подействовало — портной взвыл, схватился за промежность и оскалился.

И только тогда, заметив огромные клыки и пожелтевшие глаза старика, до Егора дошло, что он немного неверно истолковал намерения портного. Дед — не похотливый маньяк-содомит, а самый настоящий демон-кровосос. И желал он не плотских утех, а крови.

Егор невольно почувствовал облегчение. Впрочем, поводов для радости все равно было мало. Задница-то теперь в безопасности, но вот жизнь…

Отпрыгнув от тянувшейся к нему лапы, Егор выбежал из примерочной, истошно вопя:

— Замбага! Замбага, помоги!

Услышав свое имя, первородный вскочил со стула. Но помогать он не спешил. Вместо этого, пребывающий в мире галлюцинаций парень принялся прыгать на месте и ловить порхающих вокруг него бабочек.

— Ты что творишь, придурок?! — подбегая к парню, прокричал Егор. Замбага уставился на него мутными глазами. Сразу стало понятно, что сейчас первородный находится где угодно, но только не в лавке вампира.

— Стой! — прошипел позади портной, в полусогнутом положении, схватившись за промежность, ковыляя к своей жертве.

Егор схватил стул за спинку и, крутанувшись на месте, опустил его на голову вампира.

Стул разлетелся вдребезги, а портной без сознания растянулся на полу. Выбросив оставшуюся у него в руках спинку, Егор схватил первородного и вместе с ним выбежал из лавки кровожадного портного.

Глава 9

Хозяин гостиницы, строгий, бородатый здоровяк по имени Ленни, стоя за лавкой, тряпкой протирал стеклянную пивную кружку. Обеденный зал на десять столов был полностью забит постояльцами, мест за столами не хватало и пришлось даже подавать ужин в номера, что случалось крайне редко. Что-то явно назревало. Что-то очень плохое. В последний раз, когда в гостинице было туго с местами, к власти в Брагии пришел Нидза. Тогда-то и случился с земель соседа исход первородных и людей, небезосновательно опасавшихся крутого нрава нового князя. И сейчас все повторялось.

Поставив кружку на полку позади себя, Ленни взял с прилавка следующую.

Выскользнув из руки, мокрая кружка грохнулась на пол. Правда, не разбилась. Но она и не могла разбиться. После случившейся год назад драки, когда оказались побиты все кружки и тарелки, Ленни, устав покупать новую тару, нанял мага, и тот восстановил всю посуду. Теперь ей все было нипочем — стекло и глина стали крепче железа, и безобидными кружками и мисками можно было легко крошить в пыль камни. А за ужин из жаренного барашка и пару кувшинов пива маг восстановил порушенный унитаз.

Дверь на улицу распахнулась. В гостиницу зашли двое — человек и первородный.

Человек был растрепан и очень зол. Закинув на себя через плечо руку подростка-первородного, обняв его за талию, он почти тащил своего спутника на себе. Пуская слюни, парень невнятно мычал, свободной рукой водил в воздухе, словно пытаясь схватить что-то, и еле волочил ноги.

Ленни неодобрительно глянул на демона и издал обреченный вздох. В его голове звено за звеном начала складываться логическая цепочка. Первородный. На вид благородных кровей. Значит, образованный. Потому умелый маг. А невменяемый умелый маг — это всегда проблемы.

Дойдя до стойки, запыхавшийся Егор попросил:

— Хозяин, нам бы номер на ночь.

Ленни уставился на Замбагу, который с изумлением в глазах принялся вертеть головой.

— Что с ним?

— Он пьян, — соврал Егор.

Ленни нахмурился.

— Свободных номеров нет.

— Ладно-ладно. Он объелся каких-то грибов, — придумал объяснение поправдоподобней Егор.

Вскинув голову, первородный рявкнул:

— За-амбага!

— Я честно не знаю, что с ним такое, — признался Егор. — Но он заснет, как только я уложу его в кровать.

Голова первородного упала на грудь. Спустя мгновение он встрепенулся и снова прокричал:

— За-амбага!

— С ним будут проблемы? — нахмурился Ленни.

— Не, он безобидный, — ответил Егор.

— За-амбага!

Егор ущипнул первородного за бок.

— Достал, придурок.

— А что за чушь он орет? — поинтересовался хозяин.

— Так его зовут — Замбага.

Услышав свое имя, парень принялся глупо улыбаться. Радостно и громко подтвердил:

— Да! Замбага-Замбага-Замбага!

Егор тряхнул первородного, и тот уснул.

— Вот видите. Уже спит. Так что насчет номера? Плачу вдвойне.

— Это уже деловой разговор. — Ленни снял со щита единственный висевший на нем ключ. Положил его на стойку и накрыл ладонью. — Номер только один. Тебе повезло — он двухместный. Плата — десять серебряных. И если твой пацан загадит номер, убирать и стирать будешь сам. Ясно?

— Так точно, — кивнул Егор.

— За-амбага! — подтвердил очнувшийся первородный.

— Все, уводи его. Комната тридцать, на втором этаже. — Ленни убрал ладонь с ключа. — Будет орать — отправлю обоих спать в конюшню.

— Не будет, — пообещал Егор и, взяв ключ, под смешки постояльцев потащил спутника к лестнице.

Когда новые жильцы поднялись на второй этаж, сверху донесся протяжный вой:

— За-а-а-амбага!

Лежа в кровати в гостиничном номере, Егор сжимал под одеялом рукоять кинжала и с тревогой поглядывал на окно. Он ждал, что вот-вот по стеклу заскребется когтистая лапа и в комнату заглянет мерзкая рожа портного. Но кровосос все не являлся.

11
{"b":"180710","o":1}