ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С победоносным выражением лица Ленни спросил:

— Что, будешь отпираться и дальше? Вот оно — доказательство!

— Ночной горшок? — удивился Замбага. — И что он доказывает?

Ленни указал на парня пальцем.

— Что преступник — именно ты! Потому что после того, как ты побил посуду и унитаз, ты напал на меня и отобрал мой ночной горшок! Иначе как еще он мог оказаться в вашем номере?

Возмущению Замбаги не было предела.

— Да как ты смеешь обвинять меня в краже ночного горшка, человек?! Ладно посуда и унитаз, но чтобы я похитил чужой ночной горшок… Это… это… невозможно! Я никогда не опущусь до кражи чужих горшков! — Внезапно первородный все понял и медленно, всем телом, развернулся к Егору, который сидел с самым невинным на свете видом и с наслаждением внимал перепалке. — Так-так-так. Значит, кто-то разрушил заклинания усиления? Теперь все ясно. Это сделал ты!

— Хватит пороть чушь, первородный! — вступился за Егора Ленни. — Человек не может владеть магией! Не смей сваливать все на него! Из вас двоих только ты способен уничтожить заклинания. И только ты был настолько невменяем, чтобы украсть мой горшок! Поэтому сознайся и давай все чини! Скоро проснутся почти полсотни постояльцев, а им нормально ни посрать, ни пожрать!

— Я не буду ничего чинить! — заявил Замбага. — Я ни в чем не виноват!

— Простите, что прерываю, — раздался вежливый женский голос.

Егор и Замбага обернулись. Позади них стояла невысокая светловолосая девушка лет двадцати. Она была довольно симпатичной, с утонченными, правильными чертами лица, и ее красоту не портили ни очень короткая, почти под ноль стрижка, ни мешковатая, скрывающая фигуру мужская одежда — широкие, короткие штаны грязно-бежевого цвета, стоптанные сандалии и серая рубаха без пуговиц.

Девушка продемонстрировала листок бумаги, оказавшийся объявлением о наборе в поход против Нидзы.

— Я ищу владельцев объявления, — сообщила она.

Заулыбавшись, Егор вскочил на ноги. Кто бы мог подумать, что по объявлению явится милая и скромная девушка, а не грубый грязный мужлан, готовый убить за монету.

— Это наше, красавица.

— Точно твое? — уточнила девушка.

— Да-да, точно мое, — кивнул Егор. — Разреши представиться, меня зов…

Внезапно изменившись в лице, девушка шагнула ближе. И, крутанувшись юлой, ногой с разворота двинула Егора прямо в живот. Пятка в сандалии угодила точно под диафрагму, и Егор, отлетев на пару метров назад, рухнул, сложившись пополам, на колени.

— Хорошо всекла, — одобрительно заметил Ленни, а Замбага поспешно произнес: — Так, я пошел чинить унитаз.

По-мужски, широко раздвинув колени, девушка присела на корточки перед Егором, уткнувшимся лбом в пол, и изменившимся голосом с очень грубыми и жесткими интонациями сказала:

— Если еще раз оторвешь мое объявление, я оторву тебе яйца. Ясно, урод?!

Задыхаясь, Егор прохрипел:

— Предельно, моя госпожа.

— Еще смеешь издеваться! — Девушка занесла кулак.

От дальнейшей расправы Егора спас звон колокола. Три быстрых удара — пауза — два долгих удара — пауза — снова три удара, и девушка опустила занесенную руку. А звон колокола продолжил разноситься над Эктабаном.

— О великие боги, — побледнев, пробормотал Ленни. — Только не это.

— Что-то случилось? — поинтересовался Замбага.

— Да, случилось. Всех воинов и магов призывают прийти на площадь. Сейчас там будет держать слово правитель.

Глава 10

Несмотря на ранний час, центральная площадь была переполнена. Народу на нее набилось столько, что только чудом можно было объяснить то, почему еще никого не задавило насмерть.

Придя на площадь одними из последних, Егор, Замбага и девушка с повадками гопника встали у стены дома, выходящей на площадь. Ленни же решил пробраться поближе к помосту, сооруженному в дальнем конце площади, и вскоре затерялся в толпе.

Встав на цыпочки, вытянув шею, Егор осмотрелся. Большинство из пришедших были мужчинами. Похоже, воины и маги. Здесь были люди и красноглазые первородные, тощие лесные и низенькие горные. Кое-где мелькали существа с зеленоватой, грубой, напоминающей чешую кожей. Подобно статуям над толпой возвышалось несколько гигантов ростом под три метра. Неподалеку кто-то кому-то велел убрать ногу с его хвоста. А один так и вообще, громко и неприлично выругавшись, подпрыгнул, расправил черные, пернатые крылья и перелетел на крышу прилегающего к площади дома, где тоже сидели зеваки. И можно было поспорить, что в толпу затесалось еще немало странных и страшных существ.

Толпа была возбуждена, но не испуганна — все, и люди, и демоны, казались расслабленными. Они спокойно переговаривались, иногда до слуха доносились раскаты смеха.

Учитывая брутальный внешний вид публики, помост и довольно непринужденную атмосферу, Егору на миг показалось, что он попал на концерт какой-нибудь культовый земной death-doom-dark-metall группы. Еще немного подождать, и на сцену выйдут мускулистые волосатые мужики с электрогитарами…

Однако на сцену вышел блондинистый, коротко стриженный человек лет тридцати. На нем была простая, без изысков одежда, но сразу стало понятно, что именно этот человек — правитель Эктабана. С его появлением над площадью мгновенно повисла тишина.

Одновременно с выходом правителя земля содрогнулась от могучего удара. Спустя пару секунд удар повторился, и часть толпы, имевшая возможность лицезреть топающего по улице демона, загудела, заметно разволновавшись.

— Гарп! Шухер, народ!!! Сюда идет Гарп!!! — истерично заверещал голос из толпы, и уже вся площадь пришла в движение.

— Какого хрена?! — разнесся усиленный магией, раздосадованный голос правителя. — Кто пустил в город Гарпа?! — Кашлянув, мужчина приказал: — Так, всем успокоиться! Отставить панику! Гарп сейчас пойдет к себе в пещеру! Правильно, Гарп?!

— Но мой господин, я тоже хочу послушать новости, — прогремел над площадью зычный, грубый голос Гарпа.

— Я лично приду к тебе в гости и все расскажу, — пообещал правитель. — А теперь вон из города, пока ты здесь все не разнес!

— Обещаете?

— Да-да, обещаю, — ответил правитель, и, сотрясая шагами землю, великан удалился.

Замбага поморщился.

— Человек повелевает демонами. Да еще гигантом. Уму непостижимо.

Девушка обожгла первородного яростным взглядом.

— Ты среди вольных, пацан. Здесь всем класть на твое происхождение и расу. Любой может стать правителем города, если достоин этого.

— Не смей называть меня пацаном, ты, простолюдинка, — презрительно кинул Замбага.

От удара первородного спасло лишь то, что между ним и девушкой стоял Егор.

— А как тебя еще называть, дурачок? — спросила она. — Только глупый пацан мог согласиться присоединиться к этому психу. — Она кивком головы указала на Егора. — Пойти в поход против Нидзы. Надо ж такое удумать. Умирать вы будете долго. Очень долго.

— Вообще-то, это он присоединился ко мне, — поправил ее Замбага. — Нидзу убью я и только я. А он мой слуга.

Девушка скривилась.

— Слуга? Серьезно? — Она с сочувствием взглянула на Егора. — Слушай, человек, ты в курсе, что ты в землях вольных? Здесь нет слуг и господ. Ты можешь спокойно послать этого господинчика и делать что захочется. Или он держит тебя страхом?

Ткнув первородного локтем в бок, Егор сообщил:

— Вообще-то, я никакой не слуга. Я помогаю ему по собственной воле.

Девушка повела бровью.

— Вот даже как. Тогда интересно, кто из вас идиот, а кто просто болван? — Не дожидаясь ответа, она представилась: — Меня зовут Камия. Будем знакомы, кретинчики.

Тем временем толпа успокоилась. Правитель, подняв руку и призвав всех к вниманию, сказал:

— Так, слушать сюда, народ. Это касается всех нас. Около часа назад я получил сообщение от моих шпионов в Брагии. — Сделав паузу, правитель начал подыскивать подходящие случаю слова. Но так ничего и не придумав, с ходу огорошил толпу: — Нидза напал на лесных. Вчера вечером пограничный город Зария был выжжен дотла. Не выжил никто. Армия первородных безжалостно вырезала всех, кто не успел бежать. Включая женщин и детей.

13
{"b":"180710","o":1}