ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Над площадью повисла гробовая тишина, длившаяся, казалось, вечность. Затем кто-то громко, четко и зло произнес: «Сволочь!», и толпа взорвалась гневными криками и проклятиями в адрес князя Брагии.

Правитель снова поднял руку, успокоил народ.

— Все мы понимаем, что нам сулят эти вести. Нидза начал войну, которая грозит нарушить шаткий баланс сил нашего мира. Если лесные падут, следующими станут горные, а затем мы. Поэтому, — он повысил голос, — мы должны защитить страну лесных от посягательств кровавого ублюдка Нидзы! — Раздались крики одобрения, над толпой взметнулись сжатые в кулаки руки. — Своей властью я ввожу в городе военное положение! Любой, кто хочет защитить нашу свободу, любой, кто способен держать оружие, должен отметиться на пункте сбора! Как только к нам прибудут войска из остальных селений вольных, мы отправимся на войну! Защитим лесных!

В ответ на призыв правителя вверх взлетели кулаки, мечи и секиры. А земля заходила ходуном — это все присутствующие на площади начали синхронно топать одной ногой, истошно вопя «защитим, защитим, защитим!»

Когда все угомонились, правитель принялся объяснять детали предстоящего похода.

Замбага сокрушенно покачал головой.

— Глупый человек. Не лесных надо спасать, а идти на Нидзу. Хотя… — Замбага задумался, — хотя в чем-то он прав. Намного проще отбить земли лесных, чем дойти целой армией до Инсерка и убить Нидзу. Но так они лишь оттягивают неизбежное. Если лесные смогут выстоять, то однажды Нидза повторит попытку нападения. Пока он жив, никому не видать мира. Но только местный правитель не знает одного — истинных целей Нидзы. Если бы этот человек представлял, что на самом деле стоит за этой войной, то он точно попытался бы напасть на Брагию.

— Тогда, может, расскажем ему о планах Нидзы? — предложил Егор. — Нам же так проще. Пусть местные сами разбираются с твоим…

— Заткнись! — прошипел Замбага. — Хочешь, чтобы меня повесили?! — Оглядевшись и удостоверившись, что их никто не слышал, первородный шепотом добавил: — Мы ничего не скажем вольным про цель Нидзы. Я не позволю им напасть на земли Брагии! Ясно?!

Егор поморщился.

— Да-да, ясно.

Успокоившись, Замбага пояснил:

— Вольные ничего не добьются вторжением в Брагию. Только зря прольют свою и чужую кровь. Большой армии никогда не дойти до столицы. Убить Нидзу под силу лишь небольшому отряду. И только с твоей помощью. — Подросток дернул Егора за рукав: — Пойдем в гостиницу. Мы услышали все, что нужно. Нам надо уходить из земель вольных.

— Уже? — удивился Егор. — А как же наемники?

— Очнись, человек. Мы больше не сможем найти здесь наемников. Все воины и маги собираются на войну.

— Вот засада, — с досадой произнес Егор и, лавируя между зеваками, направился вслед за Замбагой к выходу с площади. За ними увязалась Камия.

По пути к гостинице стало ясно, что девушка просто так не отстанет.

— Ну, и чего тебе от нас надо? — спросил Егор.

— Вы меня заинтриговали. Я хочу послушать, что вы задумали, — ответила Камия. — Похоже, вы не просто кретины, а кретины с хитрым планом. Глядишь, я вам даже помогу.

Глава 11

Отвязаться от Камии не получилось. Она почти силой вломилась вслед за Егором в номер, а на робкие попытки Замбаги выгнать ее она ответила столь грозным взглядом, что первородному пришлось смириться с ее присутствием. Правда, он все же сумел добиться от нее обещания сохранить в секрете все услышанное в номере.

Плюхнувшись на кровать, широко зевнув, Камия произнесла:

— Меня не колышат дела местных. Мне просто нужен умелый маг. А ты, пацанчик, можешь быть из таких. Ты ведь всерьез надеешься завалить Нидзу, так?

— Угу, — промычал, присаживаясь на соседнюю кровать, Замбага.

— Кстати, кем ты ему приходишься?

Замбага резко выпрямился.

— Что?! Как ты догадалась, что Нидза — мой родственник?

— Ух ты! — восхитилась Камия. — Нидза правда твой родственник? Вот это да!

— Отвечай на мой вопрос, — потребовал Замбага.

— Успокойся, красноглазик. У меня отличный слух, я прекрасно слышала весь ваш треп на площади. Любой дурак мог догадаться, что ты как-то связан с Нидзой. Так кем ты ему приходишься?

Поколебавшись, Замбага признался:

— Нидза — мой дядя.

— Дядя? Ясно… Стоп! — Камия резко села. — Тогда получается, что ты?..

— Законный наследник княжеского престола Брагии, — закончил за нее Замбага.

Захлопнув отвалившуюся челюсть, Камия протянула:

— А-абалдеть!

— Да-да, а теперь умолкни и дай мне поговорить с моим слугой.

— Слушаюсь, молодой господинчик! — рявкнула Камия и развалилась на кровати.

Сидевший на подоконнике Егор уточнил:

— Слугой?

— Ну, подчиненным, — исправился Замбага. — Хватит уже цепляться к словам, человек.

— Подчиненным?

— Ладно, партнером. — Замбага принялся наматывать на палец прядь своих волос. Сосредоточившись, начав обдумывать свои слова и поступки, первородный перестал вести себя как взбалмошный, диковатый подросток. Напротив, он стал походить на серьезного и проницательного взрослого. Видимо, такие перемены происходили с ним лишь в моменты напряженного мыслительного процесса. Что случалось нечасто. — Сейчас самое важное, что Нидза наконец начал действовать. И вряд ли начало войны связано с нами. Мы для него так, мелочь. Не опаснее мух. А это значит, что… что лесные падут. Другого не дано. Все то время, пока я сидел в башне, Нидза готовился к войне. И так уж получилось, что начало войны совпало с твоим, человек, появлением и моим освобождением. Да, это всего лишь совпадение.

— А почему ты так уверен, что лесным хана? — спросил Егор.

— Потому что я знаю своего дядю. Он никогда не начнет драку, пока не будет уверен в своей победе. Такова его подлая натура. Он хитер и осторожен.

— А зачем он вообще полез на лесных?

— Затем же, зачем захватил власть в Брагии, — помрачнев, ответил Замбага. — Ему плевать на лесных. И ему плевать на титул князя Брагии. Он убил моего отца только для того, чтобы заполучить запретные свитки первородных. А вместе с ними ему достался титул князя и самая сильная армия Сайтана, которая уже помогает ему добыть свитки остальных рас. Нидза помешан на магии и хочет одного — познать все ее тайны. А для этого ему нужны запретные свитки. Остальное его не волнует.

— Тогда я вообще не догоняю, в чем проблема, — признался Егор. — Пусть лесные уничтожат свои свитки. Тогда твой дядя сразу лишится причины воевать с ними.

— Ты дурак, человек. Не говори того, чего не понимаешь, — высокомерно одернул спутника Замбага. — В запретных свитках хранится вся мудрость величайших магов лесных. Запретные заклинания — самое ценное наследие магов. Лесные будут защищать их до последнего. Даже если они поймут, что им не выстоять и их всех вырежут, они охотнее отдадут свитки злейшему врагу, чем уничтожат их.

Почесав покрытый щетиной подбородок, Егор констатировал:

— Черт, какие вы здесь все сложные.

— Ты просто не понимаешь ценность свитков, — с важным видом произнес Замбага. — Из всех запретных заклинаний лесных доподлинно известно всего о двух. Первое заклинание — подливает жизнь почти втрое. Второе — возвращает жизнь мертвецам.

— Чего?! — не поверил своим ушам Егор. — Ты прикалываешься? Оживляет мертвецов?

— Не оживляет, а временно возвращает жизнь, — поправил его Замбага. — Труп будет жить и двигаться, пока не сгниют мышцы и сухожилия. Примерно месяц. Впрочем, еще раньше он превратится в полного идиота. Мозг-то тоже гниет. Но недели две покойник будет бегать и соображать как живой. А это очень много. Вдобавок заклинание обязывает их подчиняться магу, и они не чувствуют боли. — Замбага с виноватым видом пожал плечами. — К сожалению, я точно не знаю, сколько у лесных запретных свитков. И что делают остальные заклинания. Запретными свитками могут владеть лишь правители рас демонов. И заклинания из них — тайна, которую правитель обязан хранить ото всех. Даже от своих родных.

14
{"b":"180710","o":1}