ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не в силах разжать сведенные судорогой челюсти, Егор замотал головой.

— Д-да, — согласился Замбага. — Ме-медведи не прыгают, как кузнечики…

За спинами перепуганной до смерти парочки раздался звук глухого удара. Обернувшись, они успели заметить, только как клыкастая зверюга снова скрывается во тьме.

— Твое заклинание выдержит? — озабоченно спросил Егор и ногой сдвинул в костер остатки их дров.

— Не знаю, — честно признался Замбага. — Я уплотнил воздух и сделал барьер против обычных животных. А это… — Он пожал плечами. — Вдруг сможет пробиться силой.

Шмяк — и перед ними, распластавшись по невидимой стене, снова возникло нечто. Однако на этот раз оно не спешило ретироваться, позволяя как следует рассмотреть себя.

Впрочем, лучше бы оно этого не делало, пожелал Егор, отчаянно пытаясь не рухнуть в обморок. А испугаться было чего — в шагах десяти от него, вытянувшись во все свои два с половиной метра роста, стоял оборотень. Самый настоящий. Страшный до одури. С длинными задними лапами с двумя коленными суставами, позволяющими передвигаться и на четырех, и на двух лапах. С мускулистыми, человеческой формы руками, пальцы которых венчали загнутые полумесяцем когти. На широких, покатых плечах сидела массивная, напоминающая волчью голова, из короткой пасти выпирали клыки. В глубоких глазницах сверкали пышущие жаждой убийства желтые глаза.

Зарычав, оборотень уперся задними лапами в землю и всем телом налег на невидимый барьер.

Егор перекрестился, однако на тварь это не произвело никакого впечатления. Тогда он начал вспоминать, каким еще оружием борются с оборотнями. Серебро? Нет, серебра нету и достать его негде. Святая вода? Она, кажется, против вампиров. И ее тоже нет. Осиновый кол? Рядом только сосны и ели, но это, возможно, сработает. Особенно если воткнуть кол в сердце этой зверюге. А второй можно засадить ей в горло. Для подстраховки. Тогда тварь точно загнется — с деревяшкой в сердце и в горле много не побегаешь. Однако придется подойти вплотную к зверюге… Ну уж нет!

— Оборотень, — срывающимся голосом, вертя в руках дудку, констатировался Замбага. — Это оборотень.

— Да я вижу, что не жираф! Прибей его! Быстрее!

— Но… но тогда мне придется рассеять барьер. Пока действует одно заклинание, я не могу использовать другое! — сообщил первородный. — И… и я не успею вызвать атакующее заклинание. Он слишком быстрый. И он обязательно проломится через барьер. — Он схватился за голову. — Что же делать?

— Тогда… Тогда…

Егор задумался. О слабом месте магов он узнал еще по прибытию на Сайтан. Чтобы наколдовать хоть что-нибудь приличное, им требуется немного времени. Секунды три-четыре. И чем сложнее и мощнее заклинание, тем больше времени уходит на его подготовку. И пусть даже демоненок немного расторопней обычных магов, но против настолько быстрого врага он практически беззащитен. Поэтому в его арсенале сейчас имеются лишь базовые односложные магические формулы. К ним он способен обратиться практически мгновенно.

Что он говорил про эти формулы? Свет, магнетизм, направление движения, скорость, температура, звуковые волны, масса… Нет, все не то. Оборотень разве что удивится, если Замбага наэлектризует его шерсть, и она вдруг встанет дыбом. После чего оторвет первородному голову.

Хотя, если задуматься, кое-что из этого может сработать.

— Ослепи его, — велел Егор. — Сможешь?

Первородный уставился на спутника влюбленным взглядом.

— Да, точно. Свет.

— После вспышки, бежим вон к тому дереву. — Егор указал на ближайшую многовековую ель, ветки которой росли близко к земле и по которым можно было легко вскарабкаться почти до самой верхушки высоченного дерева. — Там он нас не достанет. И ты сможешь спокойно завалить его.

— Отлично! — Замбага засунул дудку за пояс. — Как только я скажу, закрывай глаза.

Зарычав, оборотень отступил назад, опустился на четыре лапы и кинулся на невидимую стену, протаранив ее плечом. От удара он замедлился, но не остановился — барьер таки пал. Оскалившись, оборотень изготовился одним прыжком преодолеть отделяющих его от добычи метры.

— Сейчас! — крикнул Замбага и сомкнул перед собой ладони. Над ними возникла слабая точка света. В следующий миг она полыхнула так, что даже сквозь опущенные веки обожгло сетчатку глаз. Тьма отпрянула — казалось, над поляной взошло второе солнце.

Вспышка застала оборотня в прыжке. Взвизгнув, он закрыл глаза лапами, тяжело, без былой грациозности, приземлился перед несостоявшимися жертвами и, ослепленный, на четырех лапах кинулся прочь. Впрочем, скрыться ему не удалось. Пробежав между Замбагой и Егором, оборотень заскочил прямо в их палатку, сорвал плохо натянутый тент и запутался в нем. Рыча, он принялся кататься по земле и рвать в клочья палатку.

Подслеповато щурясь, Замбага произнес:

— Добью его.

— Придурок, валим! — схватив первородного за руку, Егор потянул его за собой к дереву. Замбага не стал сопротивляться и покорно побежал за товарищем.

Разобравшись с несчастной палаткой, оборотень попытался свалить с поляны. Однако и в этот раз его постигла неудача. Разогнавшись, ослепшая тварь на полном ходу впечаталась лбом в задницу улепетывающего Егора, сбив того с ног. После, запаниковав еще сильнее, изменила направление и длинными прыжками поскакала прочь. Не видя ничего. Результат был предсказуем — оборотень башкой врезался в ствол дерева. Взвыв от ярости из-за своих неудач, он встал на задние лапы и — завалился назад.

Карабкаясь по веткам ели, Егор улучил момент, чтобы глянуть, где оборотень. А тот занимался тем, что шатался по поляне, лупцуя когтями воздух. Причем шатался буквально. В этот момент кошмарный зверь походил на вусмерть пьяного алкаша, полезшего в драку. И штормило его нехило. Лишь звериные инстинкты удерживали зверя от падения на землю.

— Выкуси, неудачник! — злобно кинул Егор и полез вверх еще быстрее. Сейчас-то оборотень не опасней бешеного хомяка, но в любой момент все могло измениться.

И все изменилось. Стоило путникам забраться на высоту метров в десять, как зверь пришел в себя. Отыскав своих жертв, парой длинных прыжков он добрался до дерева. Вытянулся, схватился за нижний сук, подтянулся, зацепился за ветку выше и полез вверх. Неуклюже — его задние лапы были плохо приспособлены к лазанью по деревьям, — но неумолимо зверь приближался к своей добыче.

— Да что ему от нас надо? — почти заплакал Егор. — Замбага, наколдуй ему мяса. Пусть нажрется и отвалит от нас. Или сделай меч побольше. Для меня.

— Я маг, а не чудотворец, — произнес стоящий на соседней ветке первородный. — Я не могу из ничего создавать предметы. Зато…

Злорадно ухмыльнувшись, Замбага принялся бормотать магические формулы. Торопливо и нервно, дольше, чем обычно. Похоже, готовил что-то серьезное.

— Получи! — крикнул подросток, и Егора чуть не сдуло с ветки мощным порывом ветра.

Раздался разочарованный вой, глухой удар и хруст падающих веток. Егор глянул вниз и обомлел. Все суки ниже его были аккуратно срезаны у самого ствола. Словно их всех срубили одним ударом чрезвычайно острого топора.

Из горы валяющихся внизу веток вынырнула голова оборотня. С ненавистью уставившись на недосягаемую добычу, он взвыл.

— Все, теперь он сюда не залезет, — сказал довольный собой Замбага. С таким видом, словно просил: хвалите меня, хвалите.

— Идиот-идиот-идиот, — беззлобно пробормотал Егор. — А ты не мог просто зарубить его? Зачем нужно было резать ветки? Как мне теперь слезать отсюда?

Лицо Замбаги вытянулось.

— Ой! А об этом я не подумал…

Глава 15

Оборотень оказался крайне упорным. Его ничуть не смутил тот факт, что добыча сидит на недосягаемой для него высоте, и почти до самого утра он не бросал попыток добраться до нее.

Сначала он пытался вскарабкаться по стволу, цепляясь за него когтями, — не получилось. Тогда он залез на соседнюю ель и попробовал допрыгнуть до дерева с добычей. К счастью, расстояние было приличным, и прыжок закончился падением на землю под едкие комментарии человека. После оборотень решил срубить дерево и начал лупить по нему когтями. Но все, чего ему удалось добиться, — это вырвать из ствола кусок древесины шириной с ладонь. Оценив масштаб предстоящей работы, оборотень предпочел отказаться от этой затеи.

20
{"b":"180710","o":1}