ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мужики, — не колеблясь, ответил Егор. — Мужики, по-любому, лучше.

Поняв, что её женские штучки не пройдут, Камия сменила тактику. Состроив из себя несчастную, обиженную особу, она начала давить на жалость, спросив у Егора:

— Разве ты не хочешь помочь девушке? Ты не представляешь, как тяжело быть оборотнем. Ты когда-нибудь убивал своего парня, своего любимого?

Егор пожал плечами.

— Вообще-то, у меня еще никогда не было своего любимого парня. И надеюсь, не будет.

Камия, явно ожидавшая иной реакции, моментально забыла о своей женственности и стала сама собой — грубой и серьезной.

— Остряк, да?

— Типа того, — кивнул Егор.

— Тебе кто-нибудь говорил, что ты — козел?

— Нет. — Егор вновь пожал плечами. — Зачем спрашивать очевидное?

На миг губы девушки изогнулись в улыбке, в глазах мелькнула озорная искорка. Но лишь на миг.

— Погляжу, вы мне не рады, — погрустнев, призналась Камия. — Только подумайте сами, далеко ли вы зайдете всего вдвоем? Демоненок еще чего-то стоит, а вот ты, иномирец, мало на что годишься. И как бойцы — вы оба полные нули. Вам никак не обойтись без настоящего воина. Без меня.

— Она права, — согласился Замбага.

Егор хмыкнул, оценив размеры девушки, бывшей чуть выше Замбаги.

— Это она-то настоящий воин? — обратился он к первородному. — Не смешите меня. Она опасно только ночью. Причем для всех подряд.

— Ты не смотри, что я невысокая и стройная, — сказала девушка. — На самом деле я вешу столько же, сколько моя ночная сущность — как четверо взрослых мужчин. Я намного быстрее любого человека, демона или зверя. И я очень сильная.

В подтверждение своих слов Камия резко рванула вперед. В мгновение ока преодолев отделяющее её от парней расстояние, она схватила обоих за горло и без видимого усилия подняла их. Каждого одной рукой. Она не выгибалась в пояснице, чтобы помочь себе телом, и даже не сгибала локти. Девушка оторвала их от земли с помощью силы мелких плечевых мышц.

Улыбнувшись, она спросила у болтающихся в воздухе, вцепившись в её руки, парней:

— Так что, берете меня с собой? — Она слегка сжала пальцы, придушив незадачливую парочку. Несмотря на улыбку, слова прозвучали как угроза: — Или есть возражения?

— Нет, — прохрипел Егор.

— Идешь с нами, — подтвердил Замбага.

Девушка разжала пальцы, и парни рухнули на землю.

— Вот и отлично. Я вас не подведу. Со мной вы в полной безопасности.

Глава 16

Несмотря на заверения Камии, было немного проблематично почувствовать себя в безопасности. Особенно ночью. К счастью, у девушки был заготовлен еще один мешочек со сбором вонючих трав, которой позволил парням и их коню благополучно пережить вторую ночевку в лесу. Да и Замбага решил подстраховаться и, потратив кучу времени на заклинание, возвел вокруг лагеря невидимый барьер, способный сдержать оборотня. Однако травы сработали и барьер не пригодился.

Впрочем, спокойнее от этого не стало — всю ночь Камия-оборотень носилась вокруг лагеря, терроризируя лесную живность. Окрестности постоянно оглашались то воем охотящегося зверя, то предсмертными душераздирающими воплями его жертв. Условия для сна были, мягко говоря, малоприятные. Не получилось даже просто расслабиться.

Радовало одно — вторая ночь в лесу должна была стать последней под открытым небом. К обеду предстояло добраться до пограничного города Брагии Казава. А после путь до владений лесных демонов должен был пойти по нормальной дороге, на которой было где остановиться.

Камия же при приближении ночи обещала уходить куда подальше. Собственно, так она и жила большую часть своей жизни. Дни проводила в городах, ища способ избавиться от своей второй сущности, а ночи — на природе в безлюдной местности. А когда появлялись слухи о бродящем по окрестностям лютом звере, она перебиралась в другой город. С тринадцати лет, когда её тело созрело и впервые изменилось, у неё больше никогда не было ни своего дома, ни друзей, ни родных. Любящие приемные родители тут же отказались от неё и выгнали посреди зимы на улицу, а верные друзья и подруги позвали воинов и магов из ближайшего города, чтобы те поскорее убили зверя, бывшего в ту пору еще молодым, а потому почти безобидным.

Но Камии удалось бежать. С тех пор почти восемь лет девушка провела в дороге, нигде особо не задерживаясь. Лишь одному молодому и не слишком умелому магу из первородных удалось стать ей единственным близким человеком. Однако счастье не длилось долго — наивный юноша попытался наложить на возлюбленную заклинание, способное превратить оборотня обратно в человека. Наплевав за запреты девушки, маг тайком проследовал за ней ночью за город. Вот только заклинание, что ему продали, оказалось фальшивкой. Конец юноши был предсказуем и страшен.

Больше она никого и никогда не подпускала близко к себе и сама старалась держаться подальше от людей.

Выведав историю Камии, Егор сразу догадался, что за показной грубостью девушки скрывается на самом деле добрый и очень несчастный человек. Из-за зверя внутри неё она была обречена на одиночество. А уж что ей пришлось перенести — трудно даже представить. Предательство родных и друзей, убийство единственного возлюбленного… и годы скитаний в одиночестве.

Егор невольно начал жалеть девушку. Но совсем немного. Да, она могла быть милой и была живой, самостоятельной, сообразительной, пробивной и сильной — она очень отличалась от жеманных капризных дур, с которыми доводилось пересекаться Егору. Он совсем не понимал избалованных «принцессок» с Земли, общение с ними не приносило удовольствия и быстро утомляло. Они все казались одинаковыми и скучно серыми.

Камия была другой. С ней было по-настоящему интересно, она не лезла за словом в карман, не строила из себя невесть кого и была сама собой, не боясь выставлять напоказ свои недостатки. Она была искренней и честной. А если бы она отрастила себе волосы, умылась и сменила безразмерные шмотки на что-нибудь посимпатичнее, то, несомненно, превратилась бы в настоящую красавицу.

Вот только был у нее один серьезный недостаток, который затмевал все её достоинства. С наступлением ночи она становилась свирепым оборотнем, который был не прочь отобедать кем угодно. Лишь это не позволяло Егору признаться себе, что Камия очень ему нравится.

Последний привал было решено сделать по выходу из леса. До города оставался примерно час пути, однако две бессонные ночи так сильно измучили парней, что они еле волочили ноги. Да и лес на последнем участке пути стал настолько непроходимым, что Замбаге пришлось магией прорубать тропинку через высоченные кустарники и поваленные деревья. Что, впрочем, не сделало их путь намного легче. А не сбиться с пути и не заблудиться удалось лишь благодаря звериному чутью Камии.

Выбравшись на опушку рядом с проезжим трактом, за которым простиралось казавшееся бесконечным холмистое поле, Замбага и Егор дружно рухнули на травку. Раскинув руки, тяжело дыша, взмокший первородный простонал:

— Все, больше не могу. Уже голова гудит от этой магии.

Бросив свою сумку, Камия присела, по-турецки скрестив ноги, сорвала травинку, сунула ее в рот.

— Потерпи, парниша. Через час будем на месте. Если хочешь, могу тебя понести.

— Обойдусь. У нас есть конь, — отмахнулся от предложения гордый подросток.

— Непохоже, что вы умеете ездить верхом. Кстати, как зовут конягу?

— У него много имен, — ответил Егор. — Эй ты, Отвали, Отстань, Козел, Скотина, Прирежу — выбирай любое.

— Ясно, — протянула Камия. — Конь, значит, твой, иномирец?

— К несчастью, да. Пристал ко мне и все никак не свалит.

— Хм, странно, — вынув травинку, задумчиво заметила Камия. — И за какие это достоинства бриасский жеребец выбрал тебя хозяином? И он, кстати, никогда тебя не бросит. Считай, тебе повезло.

Резко сев, Егор спросил:

— Это как понимать — никогда не бросит и мне повезло?

23
{"b":"180710","o":1}