ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заприметив ковыляющую по тротуару старушку с тростью, Егор передал уздечку первородному, подошел к прохожей.

— Уважаемая, — обратился он к бабушке-первородной лет семидесяти, — не подскажите, где здесь ближайшая гостиница?

Оценивающе оглядев молодого человека и его спутников, старушка раздраженным тоном ответила:

— Два квартала вперед и налево.

— Ясно, — улыбнулся ей Егор, — спасибо.

Сплюнув, старушка кинула:

— На здоровье. Подавись.

С вытянутым от удивления лицом Егор вернулся к своим. Отойдя от перекрестка, сказал:

— Во прикол. Старуха только что нахамила мне. Что я ей сказал-то? Всего лишь спросил дорогу. Очень вежливо. И чего все первородные такие высокомерные, а?

— Бывает, — отозвался Замбага. — Многие демоны считают себя выше людей, потому что владеют магией. — Он огляделся. — Мне кое-что кажется странным. Мы идем и идем, а встретили пока всего одного человека. Да и стражники на воротах — все первородные. Хотя охраняют порядок в городах обычно люди.

— Кстати, да, — кивнула Камия. — Я тоже заметила. Куда подевались все люди? Почему в городе одни краноглазики?

Егор тоже решил поделиться своими догадками:

— По-ходу, все разбегаются перед нами не из-за стремного вида Камии.

— Возможно, мы нарушаем какое-нибудь местное правило. Или неправильно себя ведем, — предположил Замбага. — Вот только что не так?

— Зам… — Егор осекся, — то есть Сперуа. Ты в своей стране, тебе лучше знать, что мы нарушаем.

— Это уже давно не моя страна, — с грустью признался Замбага. — Однако нас впустили в город. Поэтому все должно быть в порядке…

Метнувшись от стены дома, клякса тени скользнула по тротуару, по дороге и замерла перед троицей, начав стремительно увеличиваться в размерах. Послышался шелест развеваемой ветром ткани, и на дорогу, соединившись со своей тенью, приземлился, замедлившись в метре от земли, некто в черной мантии с накинутым на голову капюшоном. Он свалился словно из ниоткуда и был одет точно так же, как демон, напавший на Егора по прибытию на Сайтан.

— Стоять! — приказал мужской голос. Движение рукой, и капюшон сполз назад. Под ним оказалось бледное широкое лицо первородного со сверкающей на солнце лысой башкой.

— А в чем дело? — осведомился Замбага.

— Вопросы здесь задаю я! — рявкнул мантия. Указал на пояс Егора, где висели дубинка и кинжал. — Почему он носит оружие? Кто этот человек?!

Приказной тон и властные манеры мантии не могли не взбесить сына князя первородных. Предчувствуя неприятности, Егор поспешил взять объяснения на себя. Пока подросток набирал в легкие воздуха, чтобы обрушить на мантию весь свой гнев, Егор выступил вперед и учтиво ответил:

— Я его телохранитель. Я сопровождаю ученика уважаемого магистра Дутрио в опасном путешествии.

Мантия мгновенно погрустнел. Похоже, ответ оказался верным и лишил его возможности докопаться к троице.

— Знак школы есть? — спросил мантия.

Егор обернулся к Замбаге.

— Сперуа.

Подросток послушно достал из-под рубашки медальон на шнурке, и мантия погрустнел еще сильнее. Накинув капюшон, он приказал, обращаясь к Егору:

— Оружие спрятать. Не заговаривать с первородными первым. Не смотреть им в глаза. Вести себя почтительно. И завтра утром покинуть город. Или ты с девкой получишь по пять ударов плетью.

Сложив пальцами несколько знаков, напоминающих язык жестов, мантия исчез. Просто растворился в воздухе.

Замбага дернул Егора за рукав, потянул за собой.

— Пойдем-пойдем, — прошептал подросток. Когда они отошли подальше, первородный, оглянувшись, сообщил: — Он следит за нами. Говори потише.

— Кто это был? — спросил Егор.

— Не знаю, — признался Замбага. — Никогда не слышал о таких. Наверное, какой-нибудь страж. И он довольно умелый маг.

— А с какого хрена он приказывал мне, как себя вести? И что за пять ударов плетью? Я что, какой-нибудь раб?

— Нет, ты не раб. Но… — Смутившись, пряча глаза, подросток произнес: — Я знаю, в твоем мире все иначе. Но это — Сайтан. Здесь люди — слабейшая из рас. Люди всегда прислуживали и подчинялись демонам. Их никто не считал за рабов и не мог указывать, что им делать. Но они никогда не имели истиной свободы и власти. Потому что этот мир уже давно принадлежит демонам. В Брагии люди и демоны всегда жили в мире бок о бок друг с другом, но люди всегда были на вторых ролях. Сейчас, похоже, все изменилось. Теперь я вижу, что, пока меня не было, Брагия изменилась. Очень сильно. Поэтому, человек, притворись моим слугой и веди себя подобающе.

Глава 18

После запоздалого признания Замбаги об истиной роли людей на Сайтане возмущению Егора не было предела. Мало того, что похитил и затащил в дикий и опасный мир магии, так еще и нужно изображать из себя слугу. Ладно просто попасть в чужой мир, но оказаться в нём кем-то вроде таджика-гастарбайтера в современной России… бррр. Все-таки неприятно, когда к тебе относятся как к второсортному. Да еще и придурошный подросток, пытаясь сгладить неприятный осадок от новостей, заявил, что быть слугой сына князя — это величайшая честь, какая только может выпасть человеку, и что нужно гордиться этим.

За утаивание важной информации и высокомерное поведение, Замбага был удостоен увесистого подзатыльника, едва он и Егор оказались наедине в номере гостиницы.

Когда они отмылись от дорожной грязи и немного отдохнули, наступил вечер, и Камия покинула их, наказав не лезть в неприятности и вообще не выходить на улицу. Но сидеть в номере в пустующей гостинице было слишком скучно, а хозяин напрочь отказался общаться с подростком и его «слугой», едва услышав вопрос, кто же такие маги в черных мантиях.

— Из вольных земель, что ли? — с подозрением спросил сухой, тощий первородный, с опаской зыркая по сторонам, хоть в пустом обеденном зале не было ни души. — Как можно не знать, кто такие Вороны?

— Мы из далекого поселка, — соврал Егор. — Кое-что слышали о них, но сегодня увидели в первый раз.

— Вот и езжайте обратно в свой поселок. Подальше от Воронов. У них есть право карать даже первородных. Посмеете ослушаться или перечить им, будет худо. Обоим.

— Я вообще-то из знатного рода, — доверительно сообщил Замбага.

— Да будь ты хоть местным правителем — нарушишь Свод истинных законов первородных, и прощайся со спокойной жизнью.

— Что за истинные законы первородных? — удивился Замбага. — А как же Книга Правды Брагии?

Прищурившись, хозяин процедил:

— Шли бы вы отсюда с такими вопросами. Завтра убирайтесь из гостиницы. Мне не нужны проблемы с Воронами.

Переглянувшись, пожав плечами, парочка отправилась на улицу, чтобы разведать обстановку в нынешней Брагии. Точнее, рвался разузнать о том, что стряслось с его страной, именно Замбага, а Егор решил прошвырнуться с ним за компанию. Дабы развеяться и заодно проследить, чтобы подросток не натворил дел.

Над городом повисла ночь, и на тротуарах одновременно вспыхнули фонари.

Шагая по пустынной узкой улочке к центральной площади города, Егор восхитился:

— Ух ты, прикольно. У вас есть электричество?

— Не знаю никакого электричества, — ответил Замбага. — Фонари зажигаются магией. Здесь все пропитано магией. Даже город строился с ее помощью. Поэтому не лапай что попало. Вдруг порушишь заклинание. — Замбага мельком бросил взгляд через плечо, на казавшуюся пустой улицу. — Все еще следит. Шагах в десяти позади. Только он еще не понял, что мне увидеть его — раз плюнуть. Я буду по-искуснее его.

По позвоночнику пробежал холодок, и Егор передернул плечами. На всякий случай, похлопав по боку, проверил, на месте ли спрятанные под одеждой дубинка и кинжал.

— Достал этот лысый урод.

— А я предлагал избавиться от него, — напомнил Замбага. — Он даже не заметит, что потерял нас.

— Да ну. Продолжаем прикидываться, что просто гуляем. Чего-то мне влом связываться с местными. И так каждый день происходит какая-нибудь шняга. Маги, гигантские псы, вампиры, оборотни… Мы прям притягиваем проблемы.

26
{"b":"180710","o":1}