ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пришлось ждать, когда же бешеный темп измотает вредного коня. По всем правилам это должно было случиться в течении полу-часа, однако чудо селекции лесных демонов вместе со строптивым характером заполучил еще и невероятную выносливость, поэтому ожидание затянулось. Только с первыми лучами утреннего солнца неутомимый марафонец наконец выдохся и, остановившись рядом с деревянным мостиком, перекинутым через то ли широкий ручей, то ли очень узкую речку, позволил измочаленным наездникам слезть с себя.

Где они оказались — точно неизвестно, но, прикинув скорость и время в дороге, выходило, что за ночь удалось преодолеть около трех сотен километров. По всем расчетам до столицы лесных демонов Юкки оставалось всего ничего — пол-дня пешком. Однако после бессонной ночи никто не чувствовал себя способным продолжить путь, и, отыскав укромное местечко на берегу ручья, Егор с Замбагой завалились дрыхнуть, растянувшись на травке и накрывшись плащом — единственной вещью, что они не потеряли во время ночного родео.

Закрывая глаза, Егор вспомнил о Камии. Вот она удивится, когда утром вернется в Казаву и никого там не застанет. Должно быть, даже расстроится, что ее кинули. Но ничего, поплачет и успокоится. Конечно, получилось некрасиво, но отделаться от нее другим способом было бы проблематично. Хоть и жаль терять столь сильного союзника, зато теперь можно не бояться, что ночью этот союзник перегрызет тебе горло. Да и Замбага нисколько не возражал идти дальше вдвоем. Оборотни слишком опасны, а победоносная стычка с Воронами показала, что громить сильных магов можно и без помощи девушки.

Да, пожалуй, мы справимся, проваливаясь в сон, думал Егор. Ну ее нафиг эту мужланку, без нее намного спокойнее. Напросилась в попутчики, ни слова не сказав о своей волосатой ночной сущности, а когда все открылось, прибегла к силе, чтоб ее не прогнали. Сама виновата, что ее кинули. После таких-то выходок…

Хруст ветки заставил Егора открыть глаза. От увиденного он обомлел и ужаснулся одновременно. Пожалуй, он бы даже предпочел, чтобы над ним в этот момент стоял убийца с занесенным для удара мечом, чем она — рассерженная Камия.

Вот же попадалово… И как она умудрилась догнать? Ведь судя по положению солнца с момента восхода прошло часа два-три, не больше!

Удивление-удивлением, но нужно было спасаться, ибо девушка уже заносила для удара сжатую в кулак руку. Хрюкнув, Егор перекатился через спящего Замбагу, схватил подростка за плечи, заставил его сесть и, прикрываясь первородным, как щитом, заголосил:

— Мы тебя не кидали! Это все конь! Это он во всем виноват!

— Думали избавиться от меня, уроды?! — процедила сквозь сжатые зубы девушка.

— Нет-нет-нет, — энергично замотал головой мгновенно очнувшийся Замбага и даже попытался отползти назад. — Да как мы могли тебя бросить? Это все конь! Он понес, а мы не смогли остановить его!

Нагнувшись, Камия схватила обоих за горло, рывком подняла на ноги и, слегка придушив, с угрозой предупредила:

— Пока что я была с вами доброй, но если еще раз попытаетесь слинять, не расплатившись со мной, — пальцы девушки чуть сжались, заставив парней захрипеть, — обоих сделаю моими сучками! Ясно?!

— Да, — захрипел Замбага.

— Предельно, — подтвердил Егор.

Грозно зыркнув на Егора, Камия разжала пальцы, и оба парня рухнули на колени. А девушка, кинув свою сумку, уселась на нее, скрестив по-турецки ноги и рукавом рубахи отерла с лица капельки пота.

— Как ты нас нашла? — спросил Егор.

— По запаху, как же еще, — ответила она. — Пришла с рассветом в Казаву, а весь город стоит на ушах. Такие ужасы рассказывают. Да еще тот лысый хмырь, как его… Ворон, узнал меня и напал на меня со своим рогатым приятелем. Пришлось их немного повредить и резко сваливать.

Оба парня вылупились на Камию. Замбага осторожно уточнил:

— Что-что? Ты в человеческом облике сумела отбиться от некроса?

— А потом еще за два часа пробежала триста километров? — хрипло спросил Егор.

Камия пожала плечами.

— Да и отбиваться не пришлось. Они только-только стали невидимками, как я сразу приложила их о стенку. Я ведь не перестала слышать их дыхание и сердцебиение. Так что проблем не было вообще. Гораздо труднее было догнать вас, кретинов. Я даже устала.

Егору очень хотелось увидеть, как девушка разгоняется до скорости в сто пятьдесят километров в час, но были опасения, что подобное зрелище может серьезно травмировать психику. Повысившаяся было самооценка и так стремительно таяла после известий о легкой победе над некросом, а если она еще начнет демонстрировать все свои сверхчеловеческие возможности… Нет, едва-едва зародившаяся уверенность в собственных силах по-любому не переживет такого.

Камия ухмыльнулась.

— А теперь признавайтесь, что на самом деле случилось в Казаве и почему о вас рассказывают всякую жесть. Вчера утром вы хором пели мне, что не хотите никому причинять вреда, а вечером вы переломали кости куче народу, намотали кишки наместника на столб, а потом надругались над его трупом. Вы что, конченные изверги?

Покраснев, Замбага забормотал:

— Нужно было наказать наместника, вот мы его и наказали.

— Ну-ну, пацан, говори правду. Неужели ты думаешь, что я поверю, что ты самый лютый маг-первородный на Сайтане, а не просто кусок идиота? Егор, рассказывай ты…

И Егор рассказал как все было на самом деле. Не утаивая ничего, со всеми подробностями, и даже смакуя их. Рассказ вышел столь занимательным и смешным, что даже Замбага не выдержал и принялся посмеиваться, хоть и было заметно, что парню до сих пор не по себе. А к концу истории чувство вины окончательно отпустило подростка. Да и Вучик был той еще скотиной, о смерти которой не стоило сокрушаться слишком долго.

— Гад, все из-за тебя, — обвинил Замбага Егора, поглядывая на катающуюся в истерике Камию. — Ты подставил меня. Ты заставил меня держать речь перед жителями Казавы. А я никогда не выступал перед толпой. Потому растерялся и ошибся с заклинанием.

— Да какая толпа? Было человек сорок-пятьдесят. Остальные сразу разбежались, как только началась заварушка. — Живот заурчал, напомнив Егору, что пора бы позавтракать. — Эй, Камия, есть чо пожрать? А-то мы растеряли все шмотки и припасы.

Камия поднялась и, вытирая слезы и хихикая, ворчливым тоном произнесла:

— Эх, и что бы вы без меня делали. Нравится запеченая картошка? Хотя даже если не нравится, придется жрать ее. Ничего другого нет.

С отвисшей челюстью, Егор уставился на Замбагу. Тот, задрав подбородок, с гордостью заявил:

— И все-таки мое предсказание сбылось. Правда, нужно доработать заклинание…

Ближе к вечеру стало понятно, что достичь столицы земель лесных в этот день не получится. По вине исключительно Егора. После ночной поездки зверски болели ноги, внутренняя часть бедер представляла из себя один сплошной синяк, а кое-где кожа вообще стерлась до мяса. Такие же проблемы были у Замбаги, однако парень подлечился магией, тогда как Егору пришлось довольствоваться компрессом из трав, собранных Камией. Очень пахучих и едких. Поначалу, обмазавшись кашицей из трав и обмотав бедра бинтами, сделанными из плаща, он почувствовал прохладу и облегчение, но спустя несколько минут ощущения изменились кардинальным образом. Похожие он испытывал лишь однажды, когда на спор съел стручок красного чилийского перца. Но тогда жгло рот, сейчас же — бедра и промежность.

Потея, краснея, пыхтя и ругаясь, Егор кое-как ковылял по лесной дороге с ненавистью кидая взгляды на своего коня и клянясь когда-нибудь отомстить ему. Скорость передвижения составляла всего ничего. Понаблюдав за страданиями Егора, Камия предложила понести его на спине и даже получила на то согласие, но, заметив хитрое выражение лица парня и почуяв его намерения немножко полапать ее, мгновенно передумала.

В конце концов окончательный двухчасовой бросок до столицы лесных было решено отложить до утра. Ведь где-то в городе засел Нидза, а нарваться на него в тот момент, когда единственный способный противостоять его магии человек может передвигаться лишь чуть быстрее фонарного столба, не хотелось никому.

35
{"b":"180710","o":1}