ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто это? — просипел Егор.

— Легендарный гигант Наварик, — ответил Замбага. — Он явился неизвестно откуда и напал на столицу, когда лесные только-только основали свое государство. Местный князь сражался с ним пять дней и пять ночей, пока наконец не одолел его. Потом тело Наварика забальзамировали и повесили как трофей на Древо.

— Жесть, — пробормотал Егор. — Да такого атомная бомба не возьмет. И я чего-то не вижу на его теле ран.

— Князь умертвил его запретным заклинанием. Только никто не понял, как это заклинание работало и что оно сделало с Навриком.

— Прикольно. Ладно, какие планы на сегодня? — спросил Егор. — Где будем искать Нидзу? Камия?

Оторвавшись от созерцания города, Камия пожала плечами.

— Я могу легко выследить Нидзу, но нужен его запах.

Поразмыслив, Замбага предположил:

— Нидза наверняка пытается добраться до запретных свитков, а значит, он рядом с княжеским замком. Или уже проник внутрь.

— Значит, война и уничтожение города лесных — отвлекающий маневр, — констатировал Егор.

Первородный кивнул.

— Верно мыслишь, Егор. Ублюдок наслал на лесных армию и вырезал целый город, чтобы вынудить князя прибегнуть к помощи запретных заклинаний. В случаях угрозы нападения большого войска лесные всегда использовали оживление и отправляли на врага армию из тысячи мертвецов. А значит, когда князь Серкис начнет оживление, моментально объявится Нидза. В этот момент у него появится самая реальная возможность заполучить свитки. В остальное время они спрятаны или защищены так, что до них никому не добраться.

— А как вообще выглядят эти свитки? — спросил Егор. — Замбага, у тебя же есть один. Покажи, а?

Вздрогнув, подросток попятился. С угрозой предупредил:

— Молчи. Больше ни слова о свитке. Забудь о нем.

— Да ладно, расслабься. Я просто спросил.

Поморщившись, первородный проворчал:

— Лучше не задавай таких вопросов. А сами свитки могут храниться в какой угодно форме и где угодно. Главное условие — они не должны быть утеряны даже после гибели мира.

— И долго вы будете трепаться? — нетерпеливо спросила Камия. — Может, пойдем?

— Только куда? — спросил Егор. — Как нам искать Нидзу?

— Нам не обязательно его искать. Просто пойдем к князю Серкису и расскажем ему о планах Нидзы. — Уперев руки в бока, Замбага важным тоном сообщил: — Вот уже сто тридцать лет князь поддерживает хорошие отношения с правящим родом Брагии. Серкис лично усмиряет правителей пограничных городов, когда те устраивают грызню за территорию с наместниками городов Брагии. И только он не дает Совету знати начать большую войну с первородными. Он обязательно поможет нам разобраться с Нидзой.

Услышав это, Камия разволновалась:

— Значит, князь может избавить меня от зверя?

Замбага пожал плечами.

— Кто знает. Серкис не самый приятный князь. Ходят слухи о его жестокости и каких-то экспериментах, которые он ставит над приговоренными к смерти преступниками. Отец говорил, что Серкис поддерживает мир только потому, что слишком увлечен своими исследованиями и что он не хочет надолго отвлекаться от них. Но я постараюсь упросить его помочь тебе, Камия.

Лицо девушки засияло от счастья, а улыбка была столь широкой и обворожительной, что молодые люди невольно залюбовались ей. Но следующие слова вызвали у них оторопь.

— Если твой Серкис поможет мне, — заявила Камия, — я лично найду Нидзу и вырву ему сердце. Клянусь.

Вздрогнув, Егор задумчиво произнес:

— Сто тридцать лет…

Замбага кивнул.

— Ну да, князья и высшая знать лесных из Совета продлевают себе жизнь запретным заклинанием.

— Да какая разница, сколько они живут, — влезла изнемогающая от нетерпения Камия. — Замбага, маскируйся под лесного и пойдемте уже скорее к князю.

Когда первородный осветлил свои волосы, а красная радужка его глаз пожелтела, путники потопали к просыпающемуся Юкки.

Глава 25

Несмотря на ранний час, на улицах Юкки было довольно людно. Лесные демоны и немногочисленные представители человеческой расы высыпали на тенистые улицы, наполнив город шумом, смехом, звуками музыкальных инструментов — свирелей и лютен. Все — кто вальяжно, кто спеша по делам — ходили в легких одеждах, оставлявших их тела почти неприкрытыми. Да и скрывать им было особо нечего — тела лесных почти не имели изъянов. Маги жизни ревностно следили за своим здоровьем, физической формой и красотой. Не было грязных, немытых, заплывших жиром и даже плохо причесанных. Все казались если не атлетами, то просто подтянутыми, пышущими энергией, здоровыми молодыми людьми. Лишь представители старших поколений позволяли себе носить скрывающие их тела одежды. Но даже почтенные старцы и старушки выглядели моложаво и свежо, не сутулились и бодро вышагивали по улицам.

Все приветливо кивали знакомым, улыбались, многозначительно подмигивали. Атмосфера была непринужденной, в воздухе витал запах вечного праздника и секса. И причиной тому были благовония. Часть из них просто поднимала настроение, другая — содержала афродизиаки. Стоило задержаться в Юкки подольше и позволить летучим веществам как следует пропитать тело, как в один прекрасный момент любой поддался бы всеобщему веселью и предался разврату.

На фоне местных трое чужаков и их конь казались бездомными бродягами, хоть и смотрелись, по меркам любого другого города, вполне прилично. Ну, за исключением Камии. Та умудрялась выглядеть дико и стремно в абсолютно любом обществе и месте. А все потому, что ее взгляд грозил смертью или карой любому, кто смел привлечь ее внимание. Прохожие буквально шарахались от девушки, а кошки, коих в Юкки было немеряно, с шипением разбегались по углам, стремясь забиться в щель поглубже. Впрочем, подобным образом они реагировали на ее вторую сущность.

Однако не все сторонились чужаков. В отличии от праздношатающихся, изнеженных местных, путники выглядели целеустремленными, решительными и сильными, чем привлекали внимание. Они то и дело ловили на себе заинтересованные взгляды девушек и парней. Егор улыбался в ответ девушкам и поспешно отворачивался от парней, замаскированный под лесного первородный, которому противили межрасовые связи, кривился от отвращения, Камии же было на всех плевать. Но и к ней попытался подвалить один лесной. Преградив Камии путь, он схватил ее за руку, прошептал что-то на ухо и попытался увести с собой. Но получил такой мощный удар в живот, что его глаза едва не выстрели из глазниц, как пробки из бутылок шампанского.

Больше желающих заговорить с чужаками не нашлось.

Замок князя располагался на Древе Жизни. В полусотне метров над землей на Древе был сооружен подпираемый косыми металлическими балками помост, который служил фундаментом для громоздкого, довольно мрачного на вид каменного замка высотой в три этажа со множеством сторожевых башенок и частоколом окошек-бойниц. Но и само каменное строение было лишь небольшой видимой частью замка. По словам Замбаги, большая часть помещений находилась внутри ствола Древа, в котором было прорублено множество тоннелей, вертикальных шахт, коридоров, комнат и залов.

Чтобы попасть в замок, требовалось миновать высокую каменную стену, возведенную между двумя корнями Древа, пересечь площадь княжеского двора, служившую также плацем, и подняться по тянущейся вдоль ствола каменной лестнице. Также имелся еще один путь — короткий, ведущий прямо в замок, — но первородный понятия не имел, что он из себя представляет, и лишь слышал о нем из сплетен, каждая из которых описывала его по разному.

— Дело в том, — вещал Замбага, когда они подходили к каменной стене, на которой с луками стояло с десяток стражников лесных, одетых в зеленые туники и кожаные шлемы с металлическими заклепками. Внизу перед воротами дежурили, замерев подобно статуям, двое копьеносцев, — что князь лесных наследует трон не по праву крови. Всеми делами страны здесь заведует Совет знати, а князь получает всю власть только во время войны. Все остальное время он должен обучать магов и развивать магию жизни. Поэтому любой может стать новым князем, если бросит вызов старому и сумеет победить его. Совету знати нужно, чтобы страну защищал сильнейший маг жизни. А кто он и откуда — им неважно. Чтобы бросить вызов князю, нужно пройти Вратами Вызова. Это может сделать даже чужак другой расы. Главное, чтобы он владел магией жизни и хотел служить на благо лесных.

39
{"b":"180710","o":1}