ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И все-таки Рикиши пусть и кажется странным, но, похоже, на самом деле отличный парень, решил Егор. Жаль, что он враг. Было бы приятно встретиться с ним при иных обстоятельствах. Несомненно, тогда он обязательно стал бы другом…

Глава 30

В предвкушении обещанного князем подарка Егор, закончив наводить чистоту в коридорах и залах замка, принялся за уборку своей комнаты. Чистке подверглось абсолютно все, даже закопченный дымом от ламп и свечей потолок. И хоть комнатка была небольшой — семь шагов в длину и пять в ширину, — в стремлении навести идеальный порядок Егор потратил на нее уйму времени — почти весь вечер. Он поменял белье, взбил подушки, постирал одеяло, просушил его, выбил из ковра на полу всю пыль, после чего тщательно вымыл его. Протер в полках шкафа всю пыль, вытащил из письменного стола все ящики и также промыл их. Выстирал покрывало с кресла, протер расшатанный стул и, вооружившись молотком, починил его. Прошелся скребком по стенам и углам, уничтожив всякий намек на плесень, поправил тройной канделябр для свечей на стене, зажег их, и, поставив в центр стола лампу, запалил ее тоже.

Закончив, запыхавшийся Егор принял душ, представлявший из себя льющуюся прямо из стены банной комнаты струю подогретой воды, стекающей в стоки в полу, вернулся к себе, вновь осмотрел свое жилье и нахмурился. В комнате не было окон, тени от свечей и лампы плясали на серых каменных стенах, и помещение выглядело несколько мрачновато. Хотя отсутствие окна было плюсом — теперь не придется волноваться, что в самый ответственный момент в окне появится физиономия Рикиши, решившего по-подглядывать за слугой. А два отверстия в потолке шириной с кулак — одно для притока воздуха, другое для вытяжки — непригодны для того, чтобы затеять через них слежку. Нужно быть не шире и выше удава, чтобы суметь протиснуться по извилистым вентиляционным каналам и добраться до нужной комнаты. Впрочем, если такое вообще возможно и его тело позволит, князь вполне способен додуматься воспользоваться для слежки даже вентиляцией…

Дабы наверняка избежать неприятных сюрпризов, Егор взял молоток и слегка модернизировал освещение комнаты. Канделябр переместился под одно вентиляционное отверстие. Забив в стену колышек и поставив на него блюдце, одну из свечек он поместил точнехонько под вторым. Теперь если Рикиши вдруг выглянет из вентиляции, то мгновенно получит ожог глаз.

Обезопасив комнату, Егор отыскал в замке вазу с шикарным букетом цветов и, притащив ее к себе, водрузил посреди стола. После, устроившись поудобнее на кровати, закинул руки за голову и, широко улыбаясь, приготовился встречать гостью.

Дальнейшие события начали развиваться в довольно странном ключе.

Из коридора донеслись мужские голоса — злые и раздраженные. Зазвучали нецензурные слова. Судя по всему, пара мужчин силой тащила кого-то по коридору, а этот кто-то упирался и не давался им.

— Давай же, дура тупая, шевелись! — донесся сердитый голос.

После раздался вежливый стук в дверь.

Слегка обеспокоенный Егор крикнул:

— Открыто!

Дверь распахнулась, на пороге возник взмокший, запыхавшийся стражник. Вытерев со лба пот, он провозгласил:

— Князь Рикиши велел доставить вам ее. Нашли самую красивую, какую только можно найти. Вот, принимайте. — Он повернулся к своему напарнику. — Заводи!

Его товарищ спиной вперед ввалился в комнату, упираясь ногами в пол и рывками таща за собой натянутую веревку.

— Что за нафиг? — пробормотал, садясь, Егор. Что за страшную и огромную девку притащили эти двое?

Сил одного стражника оказалось недостаточно, и его напарник, схватившись за веревку, принялся помогать ему. Пыхтя, едва-слышно матюгаясь, вдвоем им удалось кое-как справиться с сопротивлением строптивого «подарка», и, Егор не поверил своим глазам, из-за дверного косяка показалась… коровья голова! Белая, с черными пятнами, принадлежавшая годовалому теленку. Причем стражники не обманули, и корова действительно была довольно милой — чистенькой, с мягкой, розовой мордочкой, покрытой белесым пушком, и большими, невинными глазами, обрамленными длинными ресницами.

Затащив в комнату корову, стражники принялись отвязывать от ее рогов веревку.

— Что это? — только и смог спросить Егор.

— Молодая корова, — ответил стражник. — Самая красивая в городе. Все как и обещал князь.

— Да я вижу, что это корова. — Не выдержав, Егор сорвался на крик. — Зачем вы притащили ее в мою комнату?!

— Затем, что так велел князь, — спокойно ответил мужчина, исполнявший за свою бытность стражником при Рикиши и более странные приказы. — Господин распорядился привести вам самую красивую телку, вот мы и привели!

Егор схватился от отчаяния за голову. Ну кто бы мог подумать, что, когда князь обещал подогнать на ночь красивую телку, он имел ввиду самую настоящую телку? То бишь корову!

Ну у Рикиши и шуточки! Больной придурок!..

А так готовился к свиданию, с отчаянием подумал Егор. Три часа драил комнату! И для чего?! Чтобы в нее притащили корову!

Заметив букет, корова подошла к столу и принялась нагло жевать цветы.

— А вы точно не ошиблись? — с надеждой спросил Егор. — Мне даром не нужна телка с рогами и копытами! Что мне с ней делать?!

С ничем не прикрытой брезгливостью стражник ответил:

— Надо полагать, развлекаться.

— Смешно, — мрачно буркнул Егор и, видя, что стражники собрались уходить, закричал: — Эй-эй, куда?! А корова?!

— Наше дело — доставить корову, — замерев на пороге, ответил стражник. — Когда князь распорядиться, мы ее заберем.

— Увидите ее отсюда! — потребовал Егор.

Стражник замотал головой.

— Вот еще. Что, зря мы ее сюда тащили? Разбирайтесь с князем сами. А мы свое дело сделали. — Он покосился в сторону. — Вон, кстати, и господин.

Отвесив легкий поклон, стражники удалились.

Решив высказать Рикиши все, что он думает о его чувстве юмора, Егор приготовился к разговору с князем. Однако дальше начало твориться что-то еще более странное и необъяснимое. Хотя казалось, что удивляться больше будет нечему.

Но в комнату, помахивая туго набитым кошельком, в ночной сорочке до колен и тапочках зашел князь. Лукаво подмигнув Егору, он подошел к столу, погладил по голове поедающую цветы корову, развязал кошель и высыпал на стол горку золотых монет, среди которых блеснуло несколько крупных бриллиантов.

— Плата за просмотр, — сообщил князь. Затем он, наклонившись, спустил портки и уселся в кресло, положив руки на подлокотники. Да так и замер.

Кипевшая внутри Егора ярость вмиг улетучилась, уступив место крайне сложной гамме чувств. Одновременно присутствовали: растерянность, удивление, смущение, возмущение, настороженность и много чего еще. Проще говоря, Егор искренне охеревал.

От столь сложной комбинации охвативших его чувств в нервном тике задергался глаз, а из открытого рта донеслось протяжное:

— Э-э-э-э-э-э-э-э…

И так продолжалось почти с минуту. Корова доедала цветы, Егор мычал и безрезультатно пытался прийти в себя, а Рикиши сидел неподвижно со спущенными портками и чего-то ждал. Радовало одно — его сорочка была достаточно длинной, чтобы прикрыть интимные места князя.

— Простите, — наконец подал голос Егор. — Вы… как себя чувствуете? Вы пьяны?

— Не-а, абсолютно трезв, — ответил князь. И нетерпеливо спросил: — Ну, чего ты ждешь?

— Эм… а что вы хотите, чтобы я сделал?

— Как что? — Рикиши указал на корову. — Приступай.

Егор сглотнул.

— К чему?

Пожевав губы, Рикиши ответил:

— К сношению.

— Что-что?

— Ну, ты ведь хотел заняться любовью с телкой. Вот тебе телка. А я посмотрю. Еще никогда не видел, как занимаются этим с коровой.

Внезапно до Егора дошло, что князь не шутит. Он был полностью серьезен и действительно думал, что вот-вот и перед ним развернется презабавное представление.

— Ну, князь, понимаете… такое дело. Я как бы ничем не собираюсь заниматься с животными. Особенно, этим.

48
{"b":"180710","o":1}