ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кинув обглоданную до кости ногу коровы, монстр схватил нижней парой рук часть ее бока и с хрустом вгрызся в свою добычу. По его подбородку потекли струйки крови, капая на ставший красным ковер, буквально плавающий в огромной луже крови.

Очень медленно и осторожно Егор нащупал под одеялом рядом с собой рукоять кинжала. Конечно, он вряд ли спасет от такого чудовища, но с ним хоть немного спокойней, он дает иллюзию защиты. Хотя, судя по всему, лучшей защитой будет лежать и не рыпаться. Неизвестно, как это чудовище ориентируется в пространстве, но оно точно не подозревает, что кроме него в комнате есть кто-то еще.

Что-то привлекло внимание монстра. Встрепенувшись, он отложил кусок коровы и принялся вертеть головой. Создавалось впечатление, что он обнюхивает воздух, вот только чем — носа-то нет.

Из закрытой пасти чудовища выскользнул и тут же втянулся обратно раздвоенный змеиный язык. Монстр развернулся всем телом к кровати и вытянул голову. Его подбородок завис в сантиметрах над грудью человека.

Задержав дыхание, Егор до боли в пальцах стиснул рукоять кинжала. Если ударить сейчас, прямо под подбородок, то, возможно, лезвие сможет достать до мозга чудовища. Но если не достанет… тогда конец. Молясь про себя, чтобы чудище не почуяло его, Егор лежал и ждал, борясь с липким страхом, нашептывающим: «бей и беги, бей и беги, бей и беги!»

В коридоре послышались шаги двух человек, раздался требовательный стук в дверь.

— Егор, просыпайся! — попросил голос встревоженного чем-то Замбаги.

Покосившись на дверь, чудовище схватило с пола печень коровы и целиком запихнуло ее в пасть.

— Эй, человек, выходи! — приказал Фугадзи. Мужчина забарабанил кулаком по двери. — Ты меня слышишь?

Очень хотелось крикнуть, позвать на помощь, но Егор не посмел.

Дверь заходила ходуном от мощных ударов Фугадзи. Чудовище недовольно зашипело.

— Ну что опять случилось? — раздался раздраженный голос Рикиши.

— Похоже, мы лишились еще одного слуги, — ответил Фугадзи.

— Отойди-ка, — приказал Рикиши.

Издав утробный рык, монстр повернул голову к вентиляционному отверстию в потолке, под которым на блюдце стояла почти догоревшая од основания свеча. Вытянув руку, он схватил блюдце — и с корточек прыгнул прямо к отверстию. Казалось, он намеревался пробить башкой потолок, однако дальше начало твориться что-то необъяснимое. Непонятно как, но чудовище просунуло в узкое, шириной с ладонь, отверстие огромную голову, следом, сужаясь, втянулись его плечи, три руки, туловище, таз и, наконец, ноги. Торчащая из потолка мускулистая рука аккуратно поставила на колышек блюдце и, сумев не задеть колыхающийся в сантиметрах от дырки огонек, тоже исчезла в вентиляции.

От мощного удара дверь разлетелась в щепки, и в комнату в прыжке влетел Рикиши. Стоило подошвам его низких сапог коснуться ковра, как они заскользили по луже крови. Не сумев затормозить, князь прокатился по комнате и с разгона впечатался лицом в стену, отчего содрогнулась вся комната.

Выругавшись, Рикиши обернулся. По сравнению со вчерашним днем его облик несколько изменился — на князе был черный, стеганный белыми нитями камзол, а его светлые волосы, свободные от диадемы, были собраны в конский хвост.

Он выглядел хмурым и озабоченным, но после первого взгляда на комнату его лицо вытянулось. С похожими физиономиями на пороге комнаты застыли Фугадзи с Замбагой. Они пялились на торчащую из-под одеяла голову обомлевшего от страха Егора и не знали что сказать.

Первым пришел в себя князь.

— Так вот зачем тебе понадобилась корова, — осенило Рикиши. — Не знал, что ты любишь такие штучки. Да ты, Егор, очень опасный человек.

Возмущенный до глубины души Егор открыл рот, но из него вырвался лишь сдавленный хрип.

Пнув валяющийся при входе обглоданный бок коровы, Фугадзи заметил:

— Господин, это точно не его работа. Взгляните на следы зубов.

— Ага, уже вижу. — Он задумчиво взглянул на Егора. — Очень-очень интересно. Как же так получилось, что пожиратель слопал корову, но не тронул тебя, а, человек? Ведь ему больше по вкусу люди и демоны.

Егор лицом изобразил искреннее недоумение.

— Можешь пока не отвечать, — смилостивился князь. — Ладно, давай вставай и пойдем со мной. Есть несколько вопросов.

Кое-как выбравшись из кровати, Егор на ватных ногах последовал за Рикиши в зал для приемов. Замбага плелся следом, шествие замыкал Фугадзи. Когда процессия проходила мимо окно в обеденном зале, Егор взглянул вниз и ужаснулся. Со вчерашнего дня изменился не только облик и настроение князя, но и обстановка на площади-плацу при замке. Больше на ней никто не занимался, зато в одной ее части за ночь выросло десятка два горок, сложенных из трупов, а в другой прямо на камнях, прижимаясь к друг-другу, сидело несколько сотен, судя по цвету волос и одеждам, первородных и людей. Ворота были распахнуты настежь и под присмотром стражников и магов по улице города шествовала колонна из еще нескольких сотен брагийцев.

— К обеду все будет готово для ритуала воскрешения, — небрежно, не оборачиваясь, бросил князь. — И тогда я отправлюсь за головой Нидзы.

— И вы собираетесь убить всех брагиейцев? — дрожащим голосом спросил Замбага.

— Не только брагийцев. Скоро приведут лесных.

Добравшись до зала для приемов, Замбага и Егор встали у стены при входе, князь уселся во главе стола, а Фугадзи замер позади него. Посередине стола валялась горка обугленных головешек. Приглядевшись, Егор заметил среди головешек несколько неповрежденных огнем кусков красного дерева с белыми узорами каллиграфии.

— Мы попали, — не двигая губами, пробурчал Егор.

Мгновенно струхнув, Замбага глазами принялся искать пути к отступлению и так же тихо спросил:

— Что ты натворил?

— Вот и мне интересно, что натворил твой друг, — произнес все слышавший Рикиши. — Точнее, как ему это удалось.

Скрипнула дверь, и в зал с подносом в руках, на котором стоял кувшин вина и кубок, вошла Маришка. При виде девушки Егору окончательно стало не по себе. Мало того, что нужно было выкручиваться и как-то снять с себя подозрения князя, так еще явилась эта маньячка. Для полного комплекта сильнейших в мире психов, убийц и чудовищ в этой комнате не хватало лишь Нидзы и пожирателя. Хотя последний вполне мог прятаться где-нибудь рядом.

— Маришка, разве я тебя звал? — удивился князь.

— Господин, а как же ваша утренняя чаша вина? — скромно спросила служанка.

— Потом, — отмахнулся князь.

Девушка кивнула и, прислонившись спиной к дверям, замерла.

— Итак, — начал князь, указывая на остатки трона, — кто же мне объяснит, как так получилось, что ночью в замке случился пожар.

— Какой пожар? — удивился Замбага, покосившись на своего спутника.

— Который уничтожил княжеский трон! — Рикиши хлопнул ладонью по столу. — Бесценный княжеский трон, которому больше двух тысяч лет! Как так получилось, что с момента основания страны лесных я стал первым князем, при котором какой-то вандал сумел уничтожить древнейшую и самую ценную реликвию этой страны?! Этот трон — был и должен был оставаться вечным символом страны, а какой-то гад спалил его! Более того, этот мерзавец каким-то образом сумел снять с трона сложнейшее защитное заклинание! — Прищурившись, князь уставился на Егора. — Ну, не хочешь мне что-нибудь рассказать?

— Это был не я! — мгновенно отреагировал Егор. — Я человек, я не могу владеть магией!

Князь поморщился.

— Ой, хватит отпираться и считать меня за идиота. В тронном зале был только твой запах. Кроме тебя, человек, в зале больше никого не было.

Приблизившись вплотную к спутнику, Замбага незаметно ущипнул того за бедро и прошипел:

— Гад, что ты наделал!

— Хватит шептаться, первородный! — прикрикнул на мгновенно побелевшего Замбагу князь. — Я прекрасно тебя слышу! Я сразу раскрыл ваш маскарад! Вы смогли обмануть Фугадзи, но не меня! Если бы я принял вас за шпионов, я бы сразу убил вас, но вы точно не шпионы. Только поэтому вы еще дышите! — Засопев, он исподлобья уставился на Егора. — А теперь отвечай. Ты не из наших мест, ты не брагиец, не вольный. Кто ты такой, почему эксполюс вокруг тебя ведет себя так странно и как ты сумел разрушить заклинание?

51
{"b":"180710","o":1}