ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Звук бьющегося стекла спас Егора от необходимости отвечать. Все повернулись к Маришке, под ногами которой растекалась лужа вина. Схватив поднос двумя руками, она занесла его над головой, а затем со злостью швырнула на пол перед собой.

— Чертовы кретины! — прошипела служанка. — Оба! — Она указала на князя. — Ты, болван! У тебя за спиной в шкафу стоит трактат первородного Рохета о вскрытии иномирца, где написано про отрицающих эксполюс людях. Если бы ты не пил и не гонялся за девками, а прочитал хотя бы с десяток книг, ты бы не задавал таких глупых вопросов!

— Я не умею читать, — признался обалдевший от подобного обращения князь. — Маришка, что с тобой? Неужели начались эти дни?

Вместо ответа Маришка вскинула перед собой руку — и кресло князя разнесла в щепки вырвавшаяся из ее пальцев молния. Только Рикиши уже в нем не было — прижав к стенам ладони и подошвы сапог, он, сгорбившись, висел в углу под потолком комнаты.

— Ну ничего ж себе, — пробормотал князь. — Маришка, возьми что ли, отгул. И в следующий раз предупреждай, когда начнутся эти дни. Хорошо?

Фугадзи сокрушенно покачал головой.

— Ах, князь-князь…

Хлопая веками, Замбага взмолился:

— Кто-нибудь, пожалуйста, объясните мне, что здесь происходит!

— И мне тоже, — попросил Рикиши, отлипнув от стены и спрыгнув вниз.

— Обязательно, — пообещал Фугадзи. А после без предупреждения схватил стул и швырнул его в Маришку. Со скоростью выпущенного из пушки ядра импровизированный снаряд полетел прямо в девушку. Едва его пальцы разжались и стул отправился в полет, сам Фугадзи рванул с места и нырнул под стол. Причем с такой скоростью, что глаз просто не успевал следить за его движениями. Не прошло и мгновения, как Фугадзи, опередив стул, выскочил из-под стола перед Маришкой и, вытянув увенчанные когтями пальцы, попытался вцепиться девушке в горло.

Казалось, он достал ее, как вдруг его руки, наткнувшись на невидимую преграду в миллиметрах от кожи девушки, сложились гармошкой — кости рук оказались раздроблены в пыль. Спина лесного в районе лопаток вздулась и лопнула. Раскинув в стороны руки и ноги, вращаясь и крутясь как брошенная тряпичная кукла, Фугадзи отлетел от девушки. Преодолев по воздуху никак не меньше десяти метров, он впечатался спиной в стену рядом с Егором и Замбагой и сполз по ней на пол. Достигнув девушки, стул также врезался в невидимый барьер и разлетелся в щепки.

А Маришка стояла, держа вытянутую руку ладонью от себя, и улыбалась. Убийственная атака лесного не заставила ее сдвинуться и на сантиметр.

Глянув на дыру, зияющую в груди Фугадзи, который как ни странно был в сознании, но не мог пошевелиться, Замбага принялся лихорадочно складывать заклинание.

— Подвинься, парень, — возникнув из ничего за спиной первородного, велел Рикиши. — Магия здесь не поможет.

Опустившись перед мужчиной на колено, Рикиши сунул руку в дырку в его груди и принялся ковыряться внутри. При этом его взгляд был прикован к Маришке.

— А вот это уже непростительно, — не выражающим абсолютно ничего тоном произнес князь. — За боль моего друга ты, Маришка, ответишь своей жизнью.

— Ну ты и болван, — восхитилась девушка. Кивком головы указала на один из гобеленов, скрывающий Врата Вызова. — Я правильно понимаю, что, если я войду сюда через эту дверь, никто из твоих магов не посмеет вмешаться в наш бой?

Рикиши вынул окровавленную руку из груди Фугадзи, который потерял сознание, но дышал ровно и был вне опасности. Распрямился и кивнул:

— Верно, такова традиция. Сделай это, и я смахнусь с тобой один на один.

— Тогда готовься встретить меня в предельной форме, — велела девушка и направилась к распахнутым окнам. — Мне тоже надо подготовиться.

Замбага ткнул Егора локтем.

— Может, все-таки объяснишь, что происходит? Я вообще ничего не понимаю.

— Я бы тоже хотел послушать, — попросил Рикиши.

Маришка запрыгнула на подоконник и, прежде чем соскочить вниз, обернувшись, приказала:

— Эй, Егор, растолкуй-ка всё малышу Замбаге и этому болвану. — Сказав это, она, точнее он спрыгнул вниз.

Смутные догадки наконец окончательно оформились в одну четкую и ясную мысль.

— Нидза… — увядающим голосом произнес Егор. — Маришка — это Нидза.

Не меньше него был потрясен и Рикиши.

— Нидза? — переспросил он. — А?.. Нидза?..

Рикиши и Егор переглянулись, затем каждый схватился за голову.

Дерьмо, содрогался от отвращения Егор, первая девушка, которую удалось поцеловать за последние два года, оказалась Нидзой. О великие боги, сокрушался в свою очередь Рикиши, я лапал мужика!

Глава 32

Оправившись от потрясения, Рикиши первым делом схватил Фугадзи за воротник, выволок его бесчувственное тело из зала и, вернувшись, громогласно проорал в распахнутое окно, чтобы немедленно прислали мага-лекаря. После он вытер окровавленную руку о гобелен и принялся расстегивать пуговицы камзола, задумчиво глядя на замерших, боясь шелохнуться, Егора с Замбагой. Разница с силах и умениях была невообразимой, и парни прекрасно понимали, что одно неосторожное движение и Рикиши просто размажет их по стенке.

— Ну, и что мне теперь с вами делать? — спросил наконец Рикиши, снимая камзол.

— Отпустить? — с надеждой предложил Егор.

Рикиши вытащил из кожаных штанов заправленную в них рубаху и через голову стянул ее с себя, обнажив тощее, костлявое тело, покрытое огромным количеством уродливых рубцов. Шрамов было так много, что за ними было почти невозможно разглядеть кожу князя.

— Ага, размечтались. Вы, судя по всему, знакомы с Нидзой. Однако я сильно сомневаюсь, что вы его друзья. И малыш Замбага… — Рикиши бросил рубаху на валяющийся на полу камзол. — Где-то я слышал это имя. Очень знакомое. Нидза-Замбага. Ой, не может быть! Так ты?..

Первородному ничего не оставалось, кроме как признаться:

— Да, я законный князь Брагии.

— Во дела! — поразился лесной. — Кто бы мог подумать, что ко мне в гости пожалуют два князя первородных — узурпатор и законный. И оба в женских платьях… Хм, забавное у вас семейство. Слышь, Замбага, а твой отец и дед тоже любили наряжаться в платья?

— Вот еще! — вспыхнул первородный.

Пока парень не наговорил чего лишнего, Егор поспешил вмешаться в беседу:

— Эм, господин Рикиши…

— Можешь обращаться ко мне на «ты» и по имени, — расстегивая пряжку ремня, разрешил князь.

— Рикиши, как ты узнал, что Замбага первородный?

— Я сразу почуял это. Правда, пришлось попробовать его кровь, чтобы окончательно разобрать, кто он такой — парень или страшная девчонка, — вытянув из петель ремень, признался князь. Замбага покосила на царапину на ладони и помрачнел: все-таки Камия была права.

— Так ты оборотень? — в лоб спросил Егор.

Князь пренебрежительно фыркнул.

— Не сравнивай меня с этими глупыми волчатами. Я — не оборотень.

Глядя, как Рикиши вылезает из штанов, Егор невольно засомневался в правдивости его слов. Если князь не собирается принять другую форму, то что же это тогда — сеанс мужского стриптиза?

— Так вы маг? — уточнил Замбага. — Но тогда как вы могли почуять мое происхождение и определить мой пол? И как вообще можно научиться магии, не умея читать?

— Ну, у меня есть кое-какие необычные способности, — признался Рикиши, ослабляя узел набедренной повязки. К счастью, он не стал снимать ее, а просто решил сделать ее посвободней. Причем намного свободней. — Я могу учиться магии, просто глядя на эксполюс. Мои глаза — совершенный инструмент, способный заметить мельчайшие изменения в движении энергии. Они намного лучше, чем глаза оборотня в его ночной форме. Они позволили мне меньше чем за год освоить основные боевые заклинания магии жизни, энергий и материй. Их и моего тела мне хватило, чтобы одолеть Серкиса. А после я впитал в себя все его умения мага жизни.

— Впитал? — переспросил Егор.

Как ни в чем ни бывало Рикиши пояснил:

— Вскрыл его череп и высосал часть мозга, содержащую активные навыки. К сожалению, после этого Серкис стал слабоумным и больше не смог бы прочувствовать всю ту боль, что он причинил мне и остальным. А раз мне требовался новый страж Врат Вызова взамен убитого мной, я превратил старика в оборотня и посадил его сторожить Врата.

52
{"b":"180710","o":1}