ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сгорающий от любопытства Замбага просто не мог удержаться от вопроса:

— Да кто же вы такой, князь?! Что вы за демон?!

— Лесной, — печальным тоном ответил Рикиши. — Я всегда был обычным лесным, даже не магом. Служил стражником в приграничном городке, пока не влюбился и не соблазнил одну знатную красотку. Ее муж убил ее, а я убил его. Меня должны были казнить, но Серкису для его экспериментов понадобились молодые мужчины. И я вместе с тысячей других приговоренных к смерти попал в подвалы этого замка. Где Серкис сделал со мной это… — Он издал тяжелый вздох. — Эх, как же я ненавижу эту форму.

Ухмыльнувшись, Рикиши начал меняться. Его лицо исказила гримаса боли, он обхватил себя руками, упал на колени и уткнулся лбом в пол. Его тело задрожало, сотрясаемое судорогами. Позвоночник выгнулся дугой, стал отчетливо виден каждый позвонок и ребро — казалось, еще немного и они порвут его кожу — так сильно она была натянута. Раздался хруст ломающихся костей, рубцы шрамов пришли в движение. Словно были не шрамами, а живущими под кожей огромными червями-паразитами. Князь захрипел — и начал увеличиваться в размерах. Раза в два стали шире его плечи, вздулись мышцы и вены, посерела кожа, удлинились собранные в хвост волосы. Снова хрустнули кости, и князь, будто в него насосом закачали приличную порцию воздуха, вдруг стал заметно выше и шире. Но на этом он не остановился и под хруст костей, рывками, продолжил увеличиваться, становясь все больше и больше. Не прошло и нескольких секунд, как перед взором ошалевшей парочки на коленях, обхватив себя руками и уткнувшись лбом в пол, сидел трехметровый великан.

Застонав, Рикиши распрямился, смахнул с глаз слезы, встал с колен и вытянулся во весь рост, упершись макушкой в потолок. Он выглядел почти как прежний Рикиши, только намного грубей и уродливей. Если раньше в его облике просматривалась некоторая утонченность, изящество и красота, то в своей предельной форме он больше напоминал свирепую машину для убийств — с грубой серой кожей, широченными плечами, делающими его фигуру почти квадратной. У него были непропорционально длинные, почти как у шимпанзе, мускулистые руки толщиной с его бедра. Костлявые, узловатые ладони заканчивались иглами когтей. Широкая, бочкой, грудь перетекала в узкую талию с кубиками пресса на животе, узкие бедра, скрытые повязкой, продолжались мускулистыми ногами. Из-за огромной верхней части туловища и длинных рук ноги казались маленькими. Впрочем, они и в самом деле были довольно коротки. На почти невидимой шее сидела массивная голова с широким лицом, приплюснутым носом, толстыми губами и ярко-желтыми глазами. Жесткие, толстые, как ворсинки метлы, волосы, стянутые на затылке резинкой, ниспадали до поясницы князя.

Улыбнувшись, Рикиши растянул губы, обнажив заостренные зубы, и низким голосом спросил:

— Ну, как вам?

Егор прикладывал все силы, чтобы устоять на ставших ватными ногах. Второе чудовище за день — это уже слишком. А ведь день еще только начался.

Не лучше чувствовал себя и Замбага. Прислонившись, дабы не рухнуть, спиной к стене, парень с отвисшей челюстью глазел на преобразившегося князя.

— Если Нидза сможет пройти Серкиса, его ждет небольшой сюрприз, — ухмыльнулся князь. — Хотя одолеть Серкиса — задача не из легких. Я довел тело оборотня до его предела. Убить его сможет лишь очень умелый маг жизни. Магия первородных для него ничто.

Раздался грохот, и гобелен, скрывавший Врата Вызова, колыхнулся. Откуда-то издалека донеслось поскуливание перепуганного зверя. Оно становилось все громче и громче, и вскоре к нему прибавились звуки скребущихся по железу когтей. Создавалось впечатление, что зверь за дверью бился в истерике.

Снова донесся грохот, и железная дверь, слетев с петель, сорвав гобелен, упала на пол. В тени на пороге, поставив ногу на звериное тело, стоял Нидза. Он уже вернулся в свое прежнее тело и был почти гол — в одних коротких шортах. В висящей вдоль тела руке первородный держал оторванную голову оборотня, схватив ее за пучок шерсти на макушке.

Отшвырнув голову, Нидза перепрыгнул через тело зверя, вышел из тени коридора, увидел преобразившегося Рикиши и напрягся. Взглянув на тело Нидзы, излишне самоуверенный князь, поджав губы, также счел за благо насторожиться. Хоть беловолосый демон не выглядел атлетом — так, молодой мужчина в хорошей форме и с неплохо развитой мускулатурой, — но с первого взгляда на его тело стало ясно, что он — не обычный маг. И все по причине одной единственной детали — татуировки-заклинания, покрывающей первородного. Вязь магических формул, извиваясь спиралью, начинаясь от коленей, поднималась по его бедрам, бежала вокруг туловища и, разделяясь, продолжалась на руках, заканчиваясь в районе запястий. Однако татуировка, судя по всему, была еще не закончена — то и дело линия формул обрывалась, оставляя на загорелой коже первородного пустые места.

Атмосфера в комнате накалилась до того, что стало трудно дышать. Несомненно, в смертельной схватке готовились сойтись два сильнейших в мире демона.

— Вообще-то, первая магия, которую я изучил не сам, а под руководством наставника уровня магистра, была магией жизни, — сообщил Нидза. — Мне ничего не стоит убить оборотня.

— Я вижу на твоем теле несколько формул из запретных заклинаний лесных, — прогудел Рикиши.

Нидза с виноватым видом пожал плечами.

— Открыл все, что мог. Остальные я найду в запретных свитках. А потом проведаю старика Бабиски и добуду недостающие.

— Значит, вот как ты смог переметнуться в женщину. С помощью наших формул.

— Да нет, что ты. Я изменил только внешность и скелет. — Нидза вытянул в сторону руку — и она исчезла. Словно ее отрубили по самый локоть. Однако впечатление оказалось ложным. Будто схватив что-то, он потянул это на себя и вместе со своей рукой вытянул из ничто одежду и трость. Натягивая одежду, он объяснил: — Внутри я остался мужчиной. Играться с телом и менять свое естество и природу — это сложновато. И слишком больно. Когда ломаются твои кости, рвутся мышцы, сжимаются или растягиваются нервы — можно легко утратить контроль над заклинанием и убить себя. Прибавлять ко всем этим ощущениям еще и сумасшедшую боль от отмирающих и обновляющихся клеток… нет, спасибо. Я не дурак, чтобы использовать столь опасную технику на себе.

— А как же запах? — удивился Рикиши. — Ты пах как женщина-лесная.

— Неужели ты думаешь, что я мог забыть про такие мелочи, как запах и состав крови? Я ведь буду посообразительней малыша Замбаги. Кстати, Замбага, тебе идет платье. Когда увидел тебя в нем, чуть не сдох от смеха, — насмешливо признался Нидза. Посерьезнев, он спросил: — А теперь ответь мне, Рикиши: сам-то ты что такое?

Рикиши с хрустом сжал пальцы в кулаки размером с шар для боулинга.

— Славно Серкис поработал с моим телом, правда? Я — его идеальное творение. Старый ублюдок решил превзойти двадцать третьего князя лесных, создавшего оборотней, и получился я — совершенный демон. Во мне понемногу от всех известных рас. Серкис взял лучшие качества демонов Сайтана и поместил их в меня. Я — воплощение силы, я — прирожденный маг. И я единственный выживший из тысячи подопытных. Самые слабые погибли через несколько минут с начала превращения, самые сильные смогли продержаться несколько дней. Но и у них не хватило сил, чтобы терпеть ту боль, тот зуд. День за днем я чувствовал, как заклинание Серкиса ломает мое тело и выворачивает меня наизнанку. Каждый день я чувствовал, будто с меня сдирают кожу и посыпают меня солью. Я откусил себе язык и губы, сточил в порошок свои зубы, но я терпел. Все три месяца превращения. Я смог выдержать и выжил. И теперь я — сильнейший на Сайтане. — Рикиши исподлобья уставился на первородного. — А когда я получу твои навыки, больше не останется никого, способного даже помыслить о том, чтобы бросить мне вызов.

Одевшись, Нидза склонил голову на бок, сложил ладони на набалдашнике трости.

— Хм, как интересно. Не знал, что ты такое чудовище. Похоже, придется повозиться.

53
{"b":"180710","o":1}