ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проковыляв по коридору на подгибающихся ногах, Егор добрался до двери, схватился за ручку — и услышал позади себя шипение. По телу мгновенно пробежал озноб, он содрогнулся от ужаса, ибо забыть этот голос было невозможно. Несомненно, он принадлежал пожирателю.

Двигаясь как можно медленней, Егор обернулся. Однако предосторожность оказалась излишней: сгорбившись, монстр стоял спиной к нему, вытягивая из неприметной щели в стене левую пару рук. Судя по всему, он готовился встретить поднимающегося по лестнице первородного и совсем не замечал человека.

Сглотнув, Егор аккуратно забрал у доспеха меч. Но стоило латным перчаткам утратить опору в виде рукояти оружия, как они, отделившись от наручей, с грохотом упали на пол.

Звук падения был оглушительным, и монстр резко обернулся назад. Высунув и втянув в пасть раздвоенный язык, он оскалился и, поколебавшись, снова уставился в сторону лестницы.

В тесном коридоре преимущество было на стороне многорукого чудовища, и Егор пяткой толкнул дверь. Повезло — она была незаперта и открывалась внутрь. Пятясь, он зашел в просторную комнату полу-сферической формы. В комнате не было окон, но с потолка, украшенного вязью магических формул, свисала, освещая помещение, круглая люстра. Вдоль стен стояли стеллажи со стрелянными банками, внутри которых в прозрачной жидкости плавали части и органы целиком: глаза, сердца, мозги и много чего еще. Вид и размер некоторых наводил на мысль, что некогда они принадлежали кому угодно, но точно не людям и демонам. Помимо органов, в банках покрупнее, скукожившись, плавали какие-то мелкие уродцы и чьи-то головы — комната выглядела точь-в-точь как кунсткамера. В дальнем от входа конце комнаты стояла большая, в рост человека, клетка, накрытая покрывалом. Рядом с ней стояла клетка поменьше, в ней сидело три курицы и кролик. Ровно посередине комнаты на низком постаменте высился огромный прозрачный чан, наполненный зеленоватой жидкостью. От него к стене комнаты тянулось что-то напоминающее черный садовый шланг.

Скрип петель снова привлек внимание чудовища. И тут-то до него дошло, что позади находится кто-то невидимый. Зашипев, монстр поднял перед собой руки, сомкнул ладони — и деревянные стены коридора, словно гигантские тиски, внезапно схлопнулись.

Путь к отступлению был отрезан. Но самое скверное, что ужасающее творение покойного Серкиса владело магией, было довольно сообразительным и, похоже, намеревалось защищать свитки лесных от чужаков.

Сместившись в сторону, он убрался с порога, прислонился к стене и занес меч, готовясь рубануть чудовище, едва оно заглянет в комнату.

Покрывало на клетке колыхнулось, край его приподнялся, и из-под него, прижавшись к прутьям решетки, выглянуло лицо Камии.

Взвизгнув от радости, она крикнула:

— Егор!

Тому, однако, было не до девушки, невесть как оказавшейся в клетке в самом неприступном помещении страны лесных. Задержав дыхание, он стоял с занесенным мечом и ждал.

— Егор, освободи меня! Эй, ты меня слышишь?

— Где он? — шепотом спросил Егор, зная, что Камия обязательно услышит.

— Кто он? — с искренним недоумением переспросила девушка. — Я никого не вижу и не слышу.

Камия не могла не видеть монстра, сидящего в коридоре напротив нее. Смылся, с облегчением решил Егор, выглянул из-за стены — и едва успел втянуть голову обратно, уклоняясь от лапы пожирателя, стремительно приближавшейся к его лицу. Из-за косяка на миг вылетела ладонь со страшными когтями. Егор махнул мечом, но лапа уже исчезла в коридоре, и лезвие вонзилось в деревянный пол.

— Ты что, спятил? — удивилась Камия. — Хватит придуриваться — коснись клетки и сними заклинание!

Сложив два и два, Егор пришел к выводу, что девушка не способна видеть пожирателя. Замбага и все местные, скорее всего, тоже, ибо монстр магией отводил всем взгляд. А значит, придется рассчитывать лишь на себя.

Жалея, что в руках дурацкий меч, а не простое в обращении копье, Егор сильнее стиснул пальцы и занес оружие над головой.

Полностью сорвав покрывало, Камия вцепилась в прутья решетки.

— Да ответь ты! — начала терять терпение девушка.

Черная тень вихрем ворвалась в комнату. Егор опустил меч, но пожиратель был столь быстр, что лезвие меча просто высекло в полу еще одну выбоину.

Развернувшись всем телом, Егор от пола махнул мечом перед собой. Описав широкую дугу, лезвие просвистело в сантиметрах от пуза монстра, а лапа чудовища впились в стену в полу-метре от головы Егора. Спасло лишь то, что пожиратель не видел своего врага.

Оскалившись, монстр отдернул руку и попятился назад. А Егор, безостановочно махая мечом, пошел на него в атаку.

— Кретин! Ты что творишь?! — начала бесноваться в клетке Камия. Конечно же, она не видела пожирателя, и перед ее взором разыгрывалось престранное представление — с искаженным от ужаса лицом Егор медленно шел на нее и энергично, но неумело махал мечом. Вдобавок над ним летала муха, что заставило девушку думать, что парень пытается зарубить именно насекомое. — Скорей освободи меня!

Держась от Егора на приличном расстоянии, пожиратель вдруг выкинул вперед все четыре руки. И они, удлинившись, будто были сделаны из резины, устремились к человеку. Отбить атаку с четырех сторон и с разных углов было проблематично, и Егор прыгнул в сторону. Грохнувшись на живот, он перекатился, оттолкнулся рукой от пола и, вскакивая, вслепую махнул пред собой мечом. Лезвие полоснуло по тянущейся к нему лапе пожирателя, на пол хлынула темно-синяя кровь. Однако удар был слишком слаб и нанесен под неправильным углом — рана получилась неглубокой. Отдернув руку, пожиратель лизнул рану, и она, задымившись, мгновенно затянулась.

Оскалившись, чудовище отпрыгнуло подальше от Егора, повертев головой, отыскало своего противника, направило в его сторону подобие лица — и на нем прорезались две щели. Они стали шире, затем распахнулись. Из них сверкнули два маленьких, красных огонька. Пожиратель сделал себе то, что раньше ему было ненужно и лишь мешало охоте на людей и демонов — глаза.

Сердце Егора замерло. Монстр и так казался неуязвимым, а теперь к его умению изменять тело и мгновенно оправляться от ран прибавилась способность видеть. Больше не на что надеяться, осталось, понимал он, или убить пожирателя или умереть самому.

Схватив с полки банку с чьими-то глазами размером с кулак, похожими на глаза мухи, Егор заорал и кинулся в последнюю атаку. Когда до пожирателя оставалось несколько шагов, он швырнул в него банку. Монстр отреагировал, как любой нормальный человек — махнув рукой, он попытался отбить банку. Конечно, он без труда попал по летящему в него снаряду и, конечно же, банка разлетелась на осколки. Чудовище с головы до ног окатило жидкостью. Она попала ему в лицо, на плечи, верх груди и живот. Едва коснувшись черной чешуи, жидкость зашипела и запузырилась.

Взревев, схватившись верхней парой рук за лицо, пожиратель выбросил перед собой нижние и кинулся в сторону. В тот же миг на него налетел Егор. Замахиваясь от плеча, первым ударом он отрубил тянущуюся к нему лапу, вторым, подскользнувшись и упав на колено, полоснул по брюху пожирателя, третьим, вскочив, в прыжке попытался снести монстру голову. Получилось достать до горла и порезать верхнюю пару рук, но голова осталась на плечах. Однако Егор уже почувствовал свое превосходство — бескостная плоть пожирателя была мягкой и рыхлой, лезвие меча вообще не встречало никакого сопротивления и резало чудовище, как желе.

Воодушевившись этим открытием, Егор с еще большим усердием налег на раненого монстра. Первым делом, чтобы тот не сбежал, он отрубил ему ногу. Чудовище рухнуло, и вторым ударом Егор обезглавил его. Содрогнувшись всем телом, пожиратель замер. Однако Егор не собирался повторять ошибку многих героев фильмов ужасов, оставлявших врага недобитым, и с остервенением принялся кромсать монстра, разделывая его на мелкие кусочки. Работа была не из приятных — в лицо и на одежду брызгала кровь, — но он заставил себя преодолеть отвращение, поддерживая свою ярость мыслью о сотнях ни в чем не повинных женщин и мужчин, загубленных чудовищем. Он понимал, если тварь выживет, новых жертв не избежать, и все они будут на его совести.

56
{"b":"180710","o":1}