ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почувствовав рядом с собой чье-то присутствие, Рикиши повертел головой, но на площади, кроме горок трупов в отдалении, не было никого. Лишь над стеной торчали головы стражников, магов и зевак, с риском для жизней наблюдавших за схваткой двух сильнейших магов мира. Площадь к этому моменту слегка преобразилось, над ней словно пронесся ураган: всюду воронки от взрывов, большая часть каменного настила превратилась в пыль, земля была вздыблена и обуглена. Задело и корни Древа, в стене появилось несколько приличных дыр. Через них за схваткой также наблюдали зрители.

Поняв, что чувство присутствия вызвано заклинанием, Рикиши перестал обращать на него внимание и сосредоточился на враге. Князь первородных был побежден, но все еще не желал признавать это. Рикиши выкинул кулак, который снова наткнулся на ненавистный барьер, и отдернул руку. Несмотря на свое плачевное состояние, Нидза все еще мог пользоваться магией.

Кашлянув, Нидза признался:

— А ты не такой дурень, каким казался.

— Да и ты не такой уж всемогущий, — насмешливо заметил Рикиши.

— Да неужели? Уже смог разгадать секрет моей техники? — иронично спросил первородный.

Сказав это, Нидза зашелся в приступе кашля. Когда первородный прочухался, Рикиши пожал плечами.

— Зачем мне что-то разгадывать? Как видишь, я смог достать тебя и через твою абсолютную защиту. Как бы ты ей не кичился, но у нее есть недостаток — твой барьер не пропускает вообще ничего. Ты был ограничен тем запасом воздуха, который ты заключил вместе с собой в барьер. Значит, чтобы не задохнуться, тебе иногда приходится снимать его. А дальше все было просто — вместе с новой порцией воздуха к тебе проникли мои маленькие друзья-вирусы. — Лесной снова попытался ткнуть кулаком первородного, но как и прежде наткнулся на барьер. Ерзая от нетерпения, он сказал: — Давай, снимай уже свою защиту и дай мне добить тебя. Ты все равно не продержишься больше десяти минут, а смерть твоя будет мучительна. Не проще ли позволить мне облегчить твои страдания? Обещаю, ты ничего не почувствуешь. Вдобавок давно пора идти разбираться с твоим племянником, пока он не натворил дел.

— Так-так, они все-таки добрались до запретных заклинаний, — дыша тяжело, с присвистом, прохрипел Нидза.

— Как ни странно, но да. Похоже, я немного недооценил способности иномирца.

Нидза вновь, сотрясаясь всем телом, зашелся в кашле. Изо рта первородного полетели вязкие сгустки и брызги крови. Несколько капель упали прямо на босые ступни лесного, что значило — Нидза снял барьер.

В тот же миг Рикиши нанес молниеносный, неуловимый глазом удар, намереваясь покончить с противником. Однако кулак врезался в барьер. Лесной, зарычав от боли и разочарования, отдернул руку. Кость не выдержала столь мощного удара, ладонь свободно болталась на сломанном запястье, а погнутые, переломанные пальцы торчали в разные стороны под невообразимыми углами.

Пока Рикиши соединял кости и вправлял в суставы пальцы, Нидза отошел от приступа и, опираясь двумя руками на трость, кое-как поднялся на ставшие ватными ноги. Вытерев рукавом окровавленные губы, первородный констатировал:

— Значит, ты вызвал хворь магией и обязан сдерживать ее. Иначе столь мощная зараза, если вырвется, убьет всех в этом мире. — Он кашлянул. — Какое же мерзкое заклинание…

— Неужели ты еще на что-то надеешься? — беззаботно улыбнулся Рикиши, но на всякий случай напряг зрение и проверил эксполюс вокруг себя. Светло-синяя дымка, похожая на туман, окутывающий весь мир, казалась неподвижной: нигде не было заметно ее завихрений, она нигде не меняла свой цвет и интенсивность свечения. Стелясь над землей, эксполюс медленно тек по миру, проникая сквозь предметы и живые тела. Лишь небольшие колебания дымки вокруг первородного указывали на используемый им барьер, да чуть ярче она светилась в месте, где висело заклинание наблюдения. В остальном все было в полном порядке.

Закашлявшись, Нидза рухнул на колени.

— Так-то лучше, — произнес Рикиши. — Великий Нидза стоит передо мной на коленях. Все так, как и должно быть. — Чуть нагнувшись, князь стер со своих ступней капли крови первородного, поднес ладонь к лицу, лизнул ее. И тут же самодовольствие на его лице сменилось выражением растерянности. Нахмурившись, Рикиши снова лизнул ладонь. Несколько раз моргнул, после чего, вконец озадаченный, уставился на Нидзу. — Не понимаю… Как такое возможно? Я не могу ошибаться, во мне же есть способности кровососов. Ты и Замбага…

— Ну ты и чудовище, — сдерживая кашель, выдавил из себя Нидза.

Поразмыслив, Рикиши пришел к единственно возможному выводу и невольно восхитился.

— Вот значит как! Вот это да! — Повысив голос, он громогласно, чтобы слышали зеваки, произнес: — Слушайте же меня, мои подданные, и поведайте это всем! Всемогущий Нидза, никогда не врущий и всегда следующий своему слову князь первородных, — в обличающем жесте лесной поднял руку и указал на Нидзу пальцем, — величайший лжец, каких только носил этот мир! В нем нет ни капли крови княжеского рода Брагии! Этот князь первородных — самозванец и истинный узурпатор! Разнесите же эту весть по всему миру, пусть все узнают про позор первородных, сделавших своим правителем простолюдина! — Наклонившись к Нидзе, Рикиши, понизив голос, спросил: — Какие же у тебя еще есть секреты, а? Не желаешь ли перед смертью поведать мне, как тебе удается мгновенно обращаться к магии? В чем хитрость?

Окровавленные губы Нидзы изогнулись в улыбке, он прохрипел:

— Нет никакой хитрости.

— Ну вот зачем ты опять врешь? — с наигранным разочарованием спросил Рикиши.

— Ты, дурень, ты в курсе, что есть заклинания, которые не нужно переделывать на ходу, чтобы достать ими врага?

— Что-то слышал о таком, — кивнул Рикиши. — Но их тоже надо произносить или складывать жестами. Так в чем трюк?

— В рефлексах, болван. Я год за годом с утра до вечера повторял эти заклинания. Я тренировался до одурения, пока не выжег их формулы в своем сознании и не сделал их частью себя. Каждому из них я назначил знак-якорь. Теперь стоит мне сложить любой знак пальцами, как привязанное к нему заклинание тут же срабатывает. — Шатаясь, опираясь на трость, Нидза встал с колен. — Теперь-то дошло? Теперь ты видишь пропасть между нашими умениями?

Рикиши пренебрежительно махнул рукой.

— Ой, хватит выделываться. Ты уже проиграл мне.

— Серьезно? — иронично повел бровью Нидза.

— Разве нет? Почему ты так уверен в обратном?

Нидза вскинул перед собой руку и, сложив пальцы для щелчка, ответил:

— Потому что я уже убил тебя.

Напрягшись, Рикиши стрельнул глазами по площади. Но как и прежде ничто не нарушало степенного, почти незаметного течения эксполюс. На всякий случай попятившись, Рикиши спросил:

— Пытаешься напугать, да?

— Болван. — Нидза злорадно улыбнулся. — Ты когда-нибудь слышал про отклик?

Улыбка первородного стала еще шире, стоило ему заметить, как вытянулось лицо Рикиши. Подмигнув лесному, он щелкнул пальцами.

Раздался оглушительный треск, земля содрогнулась. Очертив круг диаметром метров триста, центром которого был Нидза, вздыбилась почва. А после все внутри круга — площадь, часть города и корни Древа, между которыми была заключена площадь — резко ухнуло вниз. Образовавшийся под землей вакуум в мгновение ока засосал в себя все, что находилось на поверхности, даже воздух.

Но гигантский колодец глубиной в две сотни метров был началом. Схлопнувшись на умопомрачительной скорости, материя сдетонировала. На дне колодца в мешанине из земли, камней и дерева вздулся гигантский пузырь. Стоило ему лопнуть, как из-под земли до самой поверхности вознесся столб из огня и пыли. Превратив колодец в гигантскую мясорубку, засвистели разметанные взрывом осколки камней и дерева. Прошивая клубящуюся пыль, вылетая словно из ниоткуда, они смели и порвали в клочья нескольких лесных, успевших воспользоваться магией и пережить падение.

Довершая картину разрушения, сверху на дно колодца посыпались земля, камни и, вопя и махая руками и ногами, прихваченные оползнем горожане. Вращаясь и разрушаясь в полете, вниз рухнуло несколько домов.

58
{"b":"180710","o":1}