ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осознав, что в густонаселенном городе спрятаться будет намного легче, чем в тесных, охраняемых туннелях, Замбага сразу же загорелся желанием отправиться в Аниву, где им, по задумке Егора, предстояло выследить и раскрыть Нидзу, натравить на него местных и при этом не попасться самим.

Поудобнее устроившись на выступе высоко над залом, служившем перекрестком для десятка дорог, троица приготовилась ждать караван. Коротая время, Егор принялся выведывать у спутников все, что они знают про горных и их князя. Звали которого Бабиски. При упоминании знакомого имени в голове Егора мгновенно сложился образ князя — он был стар, всем нормальным женщинам предпочитал волосатых и бородатых карлиц и, судя по нетерпимости горных к чужакам, он был фашистом.

Несколько деталей внес в образ князя и Замбага. По слухам, ходивших по княжескому двору Брагии, Бабиски был хитрожопым тираном, подлецом и параноиком. Против него постоянно устраивали заговоры, но никому не удалось сместить горного с трона. Все заговоры успешно разоблачались многочисленными шпионами, а их участники становились кормом для редких зверушек князя, которых тот коллекционировал и завозил в Аниву со всего света. Со временем Бабиски вырезал всю свою родню, которая могла бы законно занять его трон, и остался последним представителем древней княжеской династии. В связи с отсутствием законных наследников, которых можно было бы посадить на трон и управлять ими, заговоры против князя прекратились. Впрочем, страсти при дворе поутихли и по еще одной причине — Бабиски было около ста лет, и, чтобы не стать завтраком для для какого-нибудь экзотического монстрика князя, вся знать горных предпочла немного потерпеть и дождаться того прекрасного дня, когда старик самостоятельно откинет копыта.

За исключением фигуры князя, в остальном у местных все казалось более-менее обычным. Горные были не самыми искусными магами и в схватках зачастую использовали заклинания первородных. Их собственное искусство сводилось к манипуляциям с материей. Заняв нишу исчезнувших при появлении магии людей-алхимиков, горные продолжили развивать их искусство, сосредоточившись, в основном, на работе с металлами. Постепенно прорытые ими шахты превратились в полноценные дороги, небольшие подземные поселки разрослись до размеров полноценных городов, а умение горных обращаться с металлами достигло небывалых высот. Мечи, способные резать гранит, как масло, взрывающиеся наконечники стрел и кольчуги и шлема, поглощающие огонь с молниями, — всего этого добра у горных было навалом. Как и много чего другого.

Никто точно не знал, сколько у горных имелось запретных заклинаний, но известно было о двух. С помощью первого один из князей горных превратил всех жителей и всю органическую материю в пограничном городе Брагии в стекло. А после использования второго на месте горы высотой в пять километров осталась лишь гигантская воронка. Саму же гору разметало взрывом по всему континенту. Впрочем, вместе с горой исчез и сам разработчик заклинания. Маг неправильно рассчитал параметры заклинания, эффект от него превзошел все его самые смелые ожидания и он подорвался вместе с горой, хоть и находился от нее на безопасном, как ему казалось, расстоянии. К счастью, в покоях мага нашли записи с формулами заклинания, и его секрет унаследовали потомки.

Выслушав историю про незадачливого мага, Егор почувствовал грядущие неприятности и мгновенно погрустнел. Мало того, что предстояло спасать от Нидзы воинствующих нацистов из подземелий, так еще их правитель — столетний параноик, — оказывается, владеет аналогом ядерной бомбы. Если не хуже.

Глава 37

Не прошло и получаса после встречи с патрулем горных, как Камия услышала скрип колес приближающихся повозок. Спустя некоторое время из туннеля выехало несколько всадников, за ними потянулись запряженные волами телеги и крытые повозки. Рядом с ними неспешно брели погонщики. Бегло глянув на указатели, скакавший первым всадник направил коня в сторону Анивы и взмахом руки велел следовать за ним. Вереница повозок послушно потянулась следом. И тянулась она еще очень и очень долго — в караване было никак не меньше сотни телег.

Дождавшись, когда из туннеля в зал выедет хвост каравана, Замбага пробормотал заклинание, и заднее колесо последней крытой повозки отделилось от оси и покатилось в сторону. Повозка накренилась, заскребла, высекая искры, железной ступицей по каменной дороге, тянувший ее вол недовольно замычал и остановился. К погонщику, стоявшему и чесавшему затылок, подъехал всадник, обменялся с ним парой реплик и, что-то крикнув, поскакал догонять въезжающую в туннель на Аниву последнюю телегу каравана. С нее спрыгнул и подошел к незадачливому погонщику еще один горный, и вот уже двое мужчин стояли рядом со сломавшейся повозкой, дружно удивлялись, разводили руками и чесали затылки. Вдоволь надивившись и немного покричав друг на друга, погонщики несколько минут безрезультатно пытались приладить на место колесо, непонятно как сорвавшееся с оси, на которое оно должно было быть насажено намертво, но, притомившись, оба присели рядом с телегой и вскоре заснули.

— Готово, — усыпив горных, удовлетворенно произнес Замбага.

Прислушавшись к звукам из туннелей, Камия сообщила:

— Все тихо. Можно спускаться.

После парень и девушка спрыгнули вниз.

— Эй-эй, — возмутился оставшийся сидеть на пятнадцати метровой высоте Егор, — а про меня что, забыли?

— Прыгай, я тебя поймаю! — крикнула снизу Камия.

— Ага, щас, — проворчал Егор и принялся спускаться по стене, на которой имелось достаточно выступов и трещин, чтобы вниз смог слезть даже человек, ничего не смыслящий в скалолазание.

Пока Егор неумело, рискуя сорваться, полз вниз, Замбага с девушкой успели насадить и запрессовать на ось колесо и занялись исследованием груза повозки. Забравшись под тент в телегу, первородный обнаружил дюжину широких бочек, на которых лежал короткий меч и круглый щит. Отколупав мечом крышку одной из них, он заглянул внутрь: в бочке находилась корова, но не целиком, а разделанная по частям.

Запрыгнув в повозку, Егор перегнулся через плечо первородного, глянул на месиво из утрамбованных ног, ребер и внутренностей и сразу же заартачился:

— И ты хочешь, чтобы я залез туда?

— Между прочим, ты сам предложил этот план, — напомнил Замбага. — И ты сам выбрал телегу.

— Черт, я же не знал, что они повезут мясо. И вообще, с меня на сегодня хватит дохлых коров. Корова, пожиратель, какие-то уродцы из банок внутри Наварика — я и так все утро провел рядом с чужими кишками. И мне совсем не хочется лезть в них!

— Хватит жаловаться, — попросила Камия. — Ты все равно не поместишься в бочку вместе с коровой. Сначала придется избавиться от мяса.

— Не, я, конечно, не спорю, что корова там лишняя, — язвительно произнес Егор, — но почему-то мне кажется, что и без нее мне будет не намного уютней.

— Мы выльем кровь, — пообещала Камия.

— А я все высушу, — предложил Замбага.

— А может, проверим другие бочки? — с надеждой предложил Егор. — Вдруг в них везут что-нибудь поаппетитней?

— В других тоже мясо, — категорично заявила Камия и, потеряв терпение, спросила: — Ну, ты будешь ныть и дальше или все-таки полезешь в бочку?

— Ну что за отстой, — простонал Егор. — Ладно, уговорили.

— Так бы сразу, — кивнул Камия. — А то все жалуешься и жалуешься…

Егор пожал плечами.

— Должен же я как-то выражать свое возмущение.

Спустя некоторое время все было готово к началу операции «Троянский конь». Пока Камия закидывала куски коровы на выступ, где они недавно прятались, Замбага испарил вылитую кровь и просушил бочку изнутри. Забравшись внутрь отвратно пахнущей бочки, Егор в последний раз с ненавистью взглянул на веселящихся спутников, после чего первородный сунул ему щит, призванный послужить вторым дном. Усыпав фальшивое дно остатками мяса, он закрыл бочку крышкой и приготовился перевоплотиться вместе с Камией в горных демонов.

63
{"b":"180710","o":1}