ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этой ночью Егор узнал кое-что еще — ни один демон не мог мгновенно использовать магию. А очнувшийся после нокаута Замбага усвоил, что его новый слуга довольно резкий и опасный человек.

Убежище Замбаги располагалось совсем рядом с Великой топью. До границы с землями вольных был примерно день пути пешком. Туда-то они и решили податься первым делом, чтобы нанять воинов и магов.

Егор не возражал. Еще во время сборов до него дошло, что всего вдвоем им далеко не уйти. Сам Егор был плохо приспособлен к подоходной жизни даже в условиях Земли, а Замбага мало на что годился. Свои первые одинадцать лет жизни демон провел в тепличных условиях княжеского двора и никогда не выходил наружу, а следующие пять — просидел в башне. Первородный вообще ни во что не втыкал и ничего не умел. О жизни за пределами своего дома он знал лишь из книжек. Все, что у него действительно отлично получалось, — это изображать из себя надменного господина.

Хотя магом он был все-таки первоклассным. Припомнив свою встречу с мантией, Егор был вынужден нехотя признать мастерство Замбаги. Пацан был лучше того всадника во всем — он быстрее обращался к своей силе и знал, по его словам, все возможные сочетания магических формул мира. Коих насчитывалось свыше сотни.

Егору пришлось ему поверить, когда на втором этаже башни — магической библиотеке — Замбага показал ему заклинание портала. Оно было мелом начерчено мелкими знаками на двух классных досках, и больше всего походило на доказательство крайне сложной теоремы из высшей математики. А по сути, заклинание им и являлось — доказательством вероятности. Десятки магических формул складывались, делились, умножались и вычитались друг из друга по ведомым только магам законам, пока наконец уравнение не стало верным. Что значило — заклинание будет работать, и если вызвать с помощью голоса или знаков вызвать в голове образ всего этого криптографического извращения — ответом будем появление портала.

Более того, начертанное на доске заклинание не было оригинальным. Чтобы обучить иномирца языку Сайтана, мелкий красноглазый демоненок изменил его. То есть решил уравнение заново, но уже с нужными ему магическими формулами. Неудивительно, что у него ушел на это целый год. Но удивительно, как он не ошибся и не превратил своего нового помощника в дебила.

Однако во всем остальном Замбага был полностью бесполезен. Он даже не умел ездить верхом. Как и Егор, который даже не сумел забраться на коня, стремя седла которого болталось на уровни его плеч. А до луки и самого седла можно было дотянуться лишь встав на цыпочки и до передела вытянув руки. Вдобавок здоровенный конь напрочь отказывался стоять смирно, и все попытки залезть в седло неизменно заканчивались пинком коню по заднице и последующим падением на землю.

Прописав животному с десяток пендалей, Егор почувствовал, что конь начинает ненавидеть и презирать его. Дабы не быть покусанным, пришлось отказаться от поездки верхом.

Навьючив животное съестными припасами, захватив хранившееся в башне золото (двухкилограммовый мешок!), парочка отправились в путешествие по миру. По миру, о котором они знали не больше своего коня.

Хотя нет, самокритично поправил себя Егор, коняга, наверное, лучше приспособлен к жизни на Сайтане, чем мы оба вместе взятые.

Как показали последующие события, он был недалек от истины.

Глава 6

Великую топь не зря называли великой. Она действительно была огромной. Когда-то на ее месте протекала река, но потом она обмелела, встала, заросла зеленью и превратилась в самое настоящее болото. Непроходимое, зловонное и полное комаров размером с воробья. Шириной оно было километров десять, а тянулось… никто точно не знал, но тянулось оно далеко.

Топь было невозможно преодолеть ни на своих двоих, ни переплыть через него на лодке. Пешего смельчака, решившегося перейти болото, неминуемо поглотила бы трясина, а лодка обязательно застряла бы в густой осоке или кустах. А если кто-нибудь все-таки умудрился бы пробраться через болото, то следующим препятствием становилась высокая горная цепь. Преодолеть ее было не намного проще, чем саму топь. Единственный путь в земли вольных лежал по узкой насыпной грунтовке, построенной местными для торговых караванов.

Горная цепь, бывшая границей земель вольных, появилась на горизонте ближе к вечеру.

К этому времени оба путника окончательно выбились из сил и еле волочили ноги. Они оба натерли себе мозоли и шли прихрамывая. Сильные порывы ветра раскачивали ослабевших путешественников, и издалека они походили на парочку хромых зомби.

Закутавшись в плащ, чтобы тот ненароком не превратился в парашют и не унес его за собой, Егор проворчал:

— Тоже мне могучий маг, мог бы перенести нас прямо к твоим вольным.

— Заклинание перемещения из запретных свитков первородных, — слабым голосом ответил Замбага. — Сейчас его может использовать лишь Нидза.

— И летать ты тоже не умеешь, — констатировал Егор.

— Почему же? Я знаю заклинание левитации. Только оно требует великой концентрации мысли, и его не получится использовать долго. А на тебя оно не подействует. К тому же у тебя есть конь. Ежели устал, езжай на нем, а не приставай ко мне.

Егор глянул на неспешно вышагивающего позади коня — тот чувствовал себя великолепно.

— Да сволочь он, — буркнул Егор и почесал шею.

У животного обнаружилась одна неприятная привычка — когда он пугался, то начинал кусаться. И кусать он предпочитал исключительно своего хозяина, которым избрал Егора. И вот когда из зарослей камышей при дороге внезапно взлетело что-то похожее на дикобраза, Егор был «приятно» удивлен, почувствовав, как сзади на его шее смыкаются зубы коня. Но кому-то все равно нужно было нести поклажу, поэтому пришлось простить животное. Да и укус — это не смертельно. Было бы гораздо хуже, если бы при испуге конь начинал лягаться.

— Мог хотя бы зашить мне штаны, — не унимался Егор. — Второй день бегаю с голой жопой.

— Ну так почини их сам. Мои магические заплатки ты разрушишь. И вообще, не княжеское это дело — чинить штаны своего слуги.

Егор вздохнул.

— Какой ты бесполезный.

— Сейчас ты договоришься, — вспыхнул Замбага. — А ну как окачу жижей из болота.

— Ладно-ладно, не заводись, — миролюбиво произнес Егор. — Лучше скажи, кого мы идем нанимать?

— Во-первых, нам надо найти несколько умелых магов. Во-вторых, тебе нужны телохранители. Я не собираюсь постоянно нянчиться с тобой, человечишка. У тебя вообще нет никаких манер и воспитания. Я уже устал от тебя.

— Взаимно. Я тоже от тебя не в восторге.

Замбага агрессивно уставился на спутника.

— И что же, позволь узнать, тебе не нравится во мне, великом Замбаге?

Егор пожал плечами.

— Знаешь, мне трудно сказать, что именно мне в тебе не нравится. Ты меня весь бесишь.

— Ах ты… ах ты… — Парень задохнулся от ярости, не в силах придумать достойный ответ. Наконец он выговорил: — Плебей!

— Ой, какие мы знаем обидные слова, — съязвил Егор. И серьезным тоном добавил: — Слушай, почему-то мне кажется, что мы зря идем к вольным и хрен мы кого наймем. Все ж поразбегаются, когда узнают, на кого мы пойдем войной. По-ходу, твой дядя — тот еще типчик.

— Да, это проблема, — подумав, согласился Замбага. — Но мы найдем народ. Среди вольных очень много бесстрашных людей и демонов.

— Бесстрашных — может быть, но нам, по-ходу, нужно найти и нанять самоубийц.

— Надоел, — отмахнулся от назойливого спутника Замбага. — От тебя так и веет нерешительностью.

— Я не нерешительный. Я просто пытаюсь здраво оценить наши шансы.

— А по-моему, ты боишься. Но ты не переживай, у нас все получится. Доверься мне.

— Тебе? — Егор криво ухмыльнулся. — Не, никогда. Кстати, старший в нашей паре — я. Поэтому будешь слушаться меня.

— Вот еще! — возмутился Замбага. — Человек не может повелевать первородным! Это абсурд, это неправильно!

7
{"b":"180710","o":1}