ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскочив, Егор нашел взглядом отброшенное взрывами ружье. Краем глаза заметив, как некрос снова вскинул взведенный арбалет, Егор прыгнул к своему оружию, перекатившись через голову, схватил его и, встав на колено, высек искру.

Раздавшийся перед ним взрыв взметнул в воздух комья земли, а когда они упали, некросов было уже двое — мастер иллюзий сделал свою копию. Один натягивал тетиву, второй, вынув из колчана на поясе стрелу, вкладывал ее в ложу арбалета.

Но что самое скверное, помощников у князя оказалось больше одного, и второй некрос как раз вылезал из подземного укрытия со взведенным арбалетом в десятке шагов от Егора.

Развернувшись, Егор нацелил ружье с последней пулей на Нидзу. Чуть живой князь был в сознании и своими красными глазами с ненавистью пялился на человека. А рядом с ним валялось вывалившееся из разрушенного заклинания ложного пространства все его добро, не замеченное в пылу схватки — книги, сотни книг, свитков и исписанных каракулями клочков бумаги. Испуганно попискивая поодаль вжался в землю мохнатый пожиратель памяти.

Но было и кое-что еще — полу-развалившееся, кривое, явно сколоченное непрофессионалом кресло-каталка с вырезанными из цельного куска древесины грубыми, неровными колесами. На сиденье стояла картина в застекленной стальной рамке. На картине были изображены двое — семилетний беловолосый мальчик в кресле-каталке и молодая девушка-первородная в белоснежном простом платье, стоявшая позади кресла, положив руки на плечи сына. Без одного глаза, с деформированным лицом с продавленной внутрь костью лба над пустой глазницей и смещенной вниз скулой, она все равно оставалась невероятно прекрасна. Ее яркая улыбка была столь открытой и доброй, она с такой нежностью смотрела на ребенка, что никто бы не посмел назвать эту девушку уродливой. Касаясь лежавшей на его плече руки матери, юный Нидза гордо улыбался и выглядел очень счастливым. И добрым…

Егор коснулся углубления на стволе горящим пальцем, и ружье чихнуло облачком порохового дыма. В тот же миг Ворон, выцелив голову человека, спустил рычаг, отправив стрелу в короткий полет.

Однако первой своей цели достигла пуля. И попадание последней, оставленной на самый крайний случай пули, к облегчению бывшего не уверенного в результате Егора, оказалось удачным.

Тускло-серое солнце, вернув свой естественный цвет, стало желто-красным. Потянуло свежим ветерком, появились звуки, а пламя тлеющей баррикады из деревьев, получив глоток кислорода, начало разгораться.

Пробив в сваленных в беспорядке деревьях дыру, едва уловимая глазом тень метнулась к Егору, и пущенная Вороном стрела замерла в сантиметрах от глаза человека. Сломав древко пойманной им стрелы пополам, Рикиши кинул обломки на землю. Отпустив камзол князя, с его спины слез Замбага.

Приземлившись позади одной из копий Ворона, Фугадзи большим пальцем ткнул некроса в шею, и тот осел на землю. Двойник Ворона тут же растворился.

Рядом послышался вскрик — это Камия пинком ноги загнала второго некроса обратно в его яму.

Третий и последний помощник Нидзы, беззвучно появившийся из-под земли позади Егора и успевший без помех прицелиться в его затылок, поколебавшись, положил арбалет на край ямы. Лезвие изогнутого меча горных, вынырнувшее из стенки укрытия позади некроса и незамеченное им, втянулось обратно в землю. На краю ямы, стряхивая прилипшую к одежде грязь, из-под земли вырос Йодер.

Сняв обвязанный вокруг пояса кошель, некрос положил его на край ямы и громко известил:

— Контракт расторгнут!

Убийца развернулся и, наконец увидев позади себя князя горных, вздрогнул. Зыркнув влево-вправо, сделав себе десяток двойников, мастер иллюзий прыснул мимо горного сразу в нескольких направлениях. Но никто и не думал преследовать его.

Перевернувшись на спину, Нидза уставился в небо со степенно плывущими по нему облаками и окровавленными губами прошептал:

— Проклятые наемники. Ну никакой от них пользы. Просил же Гобу привести надежных убийц… Эх… И все-таки старый козел Бабиски был прав — нужно было воспитать себе верных соратников.

Нидза раскинул в стороны руки и расхохотался.

Бросив ружье, Егор поднялся, подошел к Нидзе, схватил его за ногу и поволок князя к Порталу.

Провожая парня и его добычу взглядом, Рикиши заметил:

— Конечно, можно и так, но я был бы не прочь получить его навыки…

— Эм, Егор, а ты уверен? — робко поинтересовался Замбага.

— Он ведь не сможет вернуться обратно? — замерев, вопросом ответил Егор. Замбага покачал головой, и, продолжив волочить первородного, Егор заявил: — Будет так. Он мой трофей. Мне решать, что с ним делать.

Приподняв голову, Нидза произнес:

— Какой же ты дурак, человек. Лучше бы убил меня…

— Да заткнись ты! — бросил первородному Егор.

— И ты не мог знать, снимет ли твой снаряд ложное пространство. Ну ты и дурак… Так рисковать. И ради чего… Не понимаю. Ничего не понимаю.

— О, теперь у тебя будет полно времени, чтобы подумать и все понять.

Дотащив князя до Портала, Егор помог ему подняться на непослушные ноги и толкнул Нидзу в спину, отпустив его. Утратив поддержку в лице человека, первородный завалился вперед и рухнул в круг света. Даже не успев коснуться земли, он исчез.

Присев, Егор провел пальцами по краю круга света на земле. Идеально-ровные очертания круга заколебались, свет на миг стал ярче, затем угас.

Из земли рядом с ним появилось подобие головы с красными точками глаз.

— Сквот? Нидза?

— Ты жив? — удивился, разгибаясь, Егор.

— Сквот жив, — подтвердил шелестящим, низким голосом дух. — Пока стоит гора Анива, Сквот всегда будет жив. Но Сквот потерял большую часть себя. Теперь Сквоту нужно долго лечиться.

— Спасибо, Сквот, — улыбнулся духу Егор. — Ты молодец.

Красненькие точки глаз погасли — дух зажмурился от удовольствия.

Егор развернулся к ожидающим его товарищам — и рухнул на землю. Силы стремительно покидали тело, а сердце с каждым ударом билось все медленней и медленней.

— Егор! — донесся откуда-то издалека взволнованный крик Камии.

Налившись свинцовой тяжестью, закрылись веки. Сквозь убаюкивающую, затягивающую его в себя тьму, Егор услышал голос Рикиши:

— Замбага, ты один подходишь! Нужна твоя кровь!

— Зачем?

— Перелью ее Егору!

— Да, конечно. Только… только, если можно, не забирай всю кровь. Мне она тоже нужна. Но если очень надо…

— Красноглазик, ты что, идиот?..

Эпилог

Сидя на троне в княжеском дворе Инсерка, наряженный в расшитый золотом черный камзол Замбага осторожно коснулся диадемы, едва различимой под его длинными волосами. Парень еще не привык к роли правителя, чувствовал себя крайне неуверенно, а необходимость соответствовать статусу и носить дорогие, неудобные одежды, вместо привычных походных шмоток, сильно его бесила.

— Э, Егор, а ты хорошо подумал? — в который раз спросил князь первородных у стоящего перед ним на костылях человека.

Егор обернулся, ища поддержки у Камии, но кроме него самого и первородного больше в тронном зале никого не оказалось — девушка опять куда-то смылась. С трудом набрав в туго перемотанную бинтами грудь побольше воздуха, Егор поморщился.

— Да ты достал, мелкий. Я тебе уже десять раз повторил — нет.

— Но должность первого советника князя Брагии — как можно отказываться от такого предложения?! Первый советник — второй после князя по могуществу и власти в этом мире.

— Нет, — помотал головой Егор.

— Вот ты… ты… — Замбага беззвучно выругался и сменил тактику: — Мне нужен надежный помощник. Кроме тебя, я больше не могу никому доверять. Всё только-только закончилось, на Сайтан наконец вернулся мир и порядок. Но страну ждут еще огромные перемены. Надо еще столько всего сделать. Я не смогу справиться со всем в одиночку. И у меня уже появились враги.

Егор ухмыльнулся.

— А на что ты вообще рассчитывал, когда отнял власть, разорил и обязал кучу народу до конца жизни прислуживать их же бывшим рабам? Естественно, что у тебя появились враги.

87
{"b":"180710","o":1}