ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пронес Бог беду! — сказал, придя в себя, капитан. — Это чудо, что нас не раздавило льдом!

— И едва ли такие чудеса будут повторяться! — отвечал Анри.

— В самом деле, господа: ввиду угрожающей нам гибели предлагаю описать наше положение, занести в список имена всех находящихся на «Соме», запечатать бумагу в бутылку и бросить ее в море, чтобы наши родственники хоть случайно могли узнать о постигшей нас судьбе!

Жерар написал под диктовку капитана по-французски и по-английски небольшой документ с перечнем всех находившихся на «Соме» лиц и описанием обстоятельств, при которых корабль попал в эти негостеприимные места.

Море между тем успокоилось. Навстречу плыли все новые и новые айсберги, но никто не смотрел уже на них: они утратили интерес новизны. Так как во время бури никто не спал, все едва стояли на ногах, и потому весь экипаж, за исключением часовых, лег спать.

Жерару казалось, что он только что сомкнул глаза, тогда как на самом деле он проспал уже несколько часов, когда его разбудил ужасный толчок.

Так как он спал не раздеваясь, встать и очутиться на палубе было для него делом одной минуты. Здесь он застал брата, Вебера, капитана Марстона и нескольких матросов. Все они прибежали в смятении, спрашивая, что случилось.

Тут путешественники увидели перед штирбортом страшный призрак айсберга. Ударившись о подводное судно, ледяная глыба оторвала у него пять или шесть метров обшивки. Все более и более разрушаемый, представляя из себя уже только три четверти корабля, «Сом» напоминал жалкий обломок, которого ожидает впереди неминуемая гибель. Несчастные пассажиры, казалось, были осуждены на верную смерть.

Вдруг Жерар, всмотревшись в даль, воскликнул:

— Капитан, земля!

Взгляды всех обратились на запад, куда указывал Жерар. Какое-то сероватое облачко виднелось между небом.

— Опять айсберг! — прошептал капитан.

— Нет, капитан, я уверен, что это земля. Взгляните, какая разница между ее очертаниями и айсбергами, которые мы встречали все время!

— Зрительную трубу! — приказал командир. Матрос тотчас же подал, и он стал всматриваться в даль.

— В самом деле, это остров, — сказал он наконец. — Но что это нам дает, раз у нас нет возможности подойти к берегу. Спасательную шлюпку унесло волнами…

— Капитан, — заметил Жерар, — позвольте изложить вам мой план. Не знаю, практичен ли он, но мы все же можем попробовать!

— Ну, скажите нам свой план! — сказал капитан, недоверчиво улыбаясь.

— Он очень прост. Оставаться здесь — значит ждать верной смерти. При первом препятствии, вновь встреченном на пути, наш бедный корабль пойдет ко дну. Но и покинуть судно значило бы порвать последнюю связь с жизнью, к тому же оно может нам быть еще полезно.

Лазурный гигант - any2fbimgloader2.jpeg

Отчего бы не попробовать отвести его на буксире к берегу? Нас десять человек, мы все здоровые, ловкие люди. Выстроим плот, которым можно будет править, гребя веслами. В материале недостатка не будет. А таким образом мы можем тащить за собой «Сома» до острова. Как ни мало гостеприимен кажется этот остров, все же он лучше этих осужденных на гибель обломков, особенно если еще нам удастся вытащить «Сом» на мель вместе с припасами, может быть, окажется даже возможным поправить судно!

— Верно! — согласился капитан Марстон. — Но нельзя терять ни минуты времени. Живее за дело!

Под командой капитана все принялись сколачивать всякие доски и бревна, какие оказались на «Соме», и скоро плот был готов. Канаты, багор, весла, медные перила, столы, — все пошло в дело. Плот спустили на воду с левого борта. Жерар первый прыгнул на него и вместе с Ле Геном подвел его к носовой части «Сома». Им подали конец. Все перешли на плот; устроили кое-как руль, захватили с собой припасов; наконец капитан скомандовал отправляться.

Восемь пар весел опустились в воду. Плот тронулся. Заскрипел и натянулся канат. Подводное судно медленно заколебалось, потом послушно последовало за плотом, направляясь к острову.

У всех вырвался радостный крик. Наклонившись над плоским бортом, капитан отдает приказания; гребцы стараются изо всех сил, ловко обходят всякие препятствия, лавируют между айсбергами, продвигаясь вперед. Земля принимает уже ясные очертания. Это скалистый островок, увенчанный конусообразной горой. Пот льет градом с неутомимых гребцов, хотя воздух холоден, как лед. Медленно, но верно идет плот, а за ним, к радости гребцов, «Сом», который, как им казалось, осужден был скитаться по морю.

День клонился к вечеру, когда они вошли в песчаную бухточку острова.

Еще одно, последнее усилие, и со смехом и криками восторга все попадали со своих мест. Киль «Сома» вонзился в песок, корабль сел на мель.

Ура! Ура! Ура!

ГЛАВА IX. Необитаемый остров

Берег, к которому подошел плот, был покрыт валунами. В ста метрах от места, где белела обледенелая пена прибоя, поднимались высокие утесы, делавшие остров недоступным. Вид этих скал, серого неба, всей природы был суров и грозен. Ни группы кустарников, ни травинки, ни мха на мрачной гранитной стене, которая, казалось, отталкивала непрошено явившихся гостей. Но как ни неприветлив был остров, потерпевшие кораблекрушение были рады и этому убежищу.

После ужасной недели, проведенной ими среди разъяренных волн на железной скорлупке полуразрушенного корабля, самый жалкий приют казался измученным скитальцам земным раем. Уж одно то было облегчением, что под ногами у них была твердая почва.

Они весело сошли на берег, потом молча взглянули на море, жадные волны которого, казалось, еще старались догнать ускользнувшую от них добычу, и на враждебно скрывавшие от пришельцев остров гранитные стены. У подножия скал пингвины тяжело взмахивали своими недоразвитыми крыльями. Они не обнаруживали ни малейшего страха при виде людей, вероятно, они никогда ранее не видели человеческого существа.

Матросы спокойно сидели на крутом берегу, ожидая приказаний командира, как вдруг лейтенант Вильсон заметил, что с шумом разбивавшиеся о валуны волны приближаются.

— Смотрите! — вскричал он. — Как бы прилив не застал нас у подножия береговых скал.

— Да, это было бы печально! — отвечал капитан Марстон. — Но где же нам скрыться? — И он смерил взглядом возвышавшийся за ними гладкий крутой обрыв.

— Не может же быть, чтобы утесы беспрерывной сплошной массой окружали весь остров, — сказал Анри. — Обойдем его; мы, наверно, найдем где-нибудь проход!

— Если искать, то надо искать сейчас же, — горячился Жерар, — а то море догонит нас!

Он оглянулся.

— Как будто вот там виднеется какая-то извилина, точно вход в пещеру! — указал он налево на темное пятно на скале.

Он тотчас бросился бежать в указанном направлении, скрылся, потом снова показался, знаками давая знать товарищам, что не ошибся.

Все поспешили за ним и очутились у входа в пещеру, находившуюся в нескольких метрах над покрытой валунами прибрежной отмелью.

— Это большая пещера, где мы можем укрыться, — сказал Жерар. — Судя по стенам и полу, морской прилив не заливает ее. Кроме того, в глубине ее есть проход, ведущий в другую, еще более безопасную пещеру. Во всяком случае, по-моему, благоразумнее всего было бы поднять сюда «Сома»!

— Да, если мы не хотим, чтобы его окончательно разбило волнами! —• согласился капитан. — Живее, ребята!

Они вернулись к кораблю и схватились за конец. Волны прибоя приподнимали «Сома» и облегчали дело людям. Наконец судно протащили по прибрежью и подняли в пещеру, где оно уже было в безопасности.

— А вот и коридор! — указал Жерар на узкий, извилистый проход, уходивший вглубь под гранитным сводом пещеры.

— Будь осторожен! Может быть, это берлога какого-нибудь зверя! — удержал брата Анри.

— Надо же осмотреть! Впрочем, я возьму револьвер и выстрелю, если встречу какого-нибудь четвероногого или двуногого врага. Посмотрим, что он на это скажет!

16
{"b":"18077","o":1}