ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жерар влетел как бомба, бросился брату на шею и стал душить его в своих объятиях. Тот ничего не понимал. Тогда, отстранив от себя Анри и положив ему руки на плечи, Жерар обратился к нему:

— Прости, не сердись! — сказал он, а глаза его так и блестели, улыбка озаряла лицо. — Но ты сейчас поймешь, почему я так взволнован… Я пришел сказать тебе, чтобы ты собирался уезжать отсюда! Да, сударь, мы улетим из этого заколдованного места. Локомотив уже топится, и я надеюсь, что мы не опоздаем к поезду…

— Я тебя не понимаю, — сказал Анри, невольно побледнев, — корабль?.. Наконец-то!..

— Эпиорнис, милый мой!.. Подлинный Эпиорнис, такой, какого никогда не видывал в музее, о каком им там никогда не снилось!.. Окаменелый остов исполинской птицы, гигант, говорю я тебе, точно нарочно созданный для нас!.. Это идеальный остов для твоего мотора! Мы искали материала для устройства аэроплана, а между тем воздух и солнце, очистив и отполировав в течение нескольких сот лет остов птицы, любезно предоставили его к нашим услугам. Я нашел скелет Эпиорниса, назови меня кретином, если я ошибаюсь!..

— Эпиорнис! — сказал Анри. — Совсем целый и достаточных размеров, чтобы вместить нас всех?

— Ах, нет! Он не настолько велик, чтобы в нем могли усесться и мы, и англичане. . Будем благоразумны, милый… Но он может вместить трех или четырех пассажиров. Он почти такой же, как наша искусственная птица. Самый великолепный ископаемый экземпляр, какой можно себе представить. Да ты только посмотри сам!..

— Ах, если бы нам это удалось! — воскликнул Анри. — Пойдем скорее, я хочу видеть его своими глазами.

В эту минуту к ним подошел капитан.

— Что случилось? — спросил он. — Матросы говорят, что вы, милый Жерар, как сумасшедший, сбежали с горы с сияющим лицом; они убеждены, что у вас есть какая-то добрая весть!

— А вот какая новость, капитан, — почтительно отвечал Жерар, обращаясь к старику. — Я нашел там наверху, скелет допотопной гигантской птицы, который может, пожалуй, заменить весь или отчасти сломанный остов нашего авиатора, так что несколько человек могли бы подняться на аэроплане, достигнуть цивилизованных стран и позвать людей на помощь остальным!

— Если это только возможно, вы сделали ценное открытие, друг мой! — воскликнул капитан. — А каково мнение нашего ученого инженера? — обратился он к Анри.

— Я должен прежде лично осмотреть скелет, капитан. Брат только что собирался показать мне его, когда вы к нам подошли!

— Так пойдемте же скорее, Жерар покажет нам дорогу!

Жерар тотчас же повел Анри и капитана к опустевшему орлиному гнезду, где, как неподвижный страж, Эпиорнис уже несколько столетий стоял на часах.

Посетители были поражены. Своими орбитами, в которых не было глаз, животное смотрело вдаль. Могучие крылья, казалось, трепетали от желания раскрыться и унести в пространство пигмеев, которые с удивлением разглядывают его, величавого и безмолвного очевидца прошлых веков.

— Спасены! — сказал наконец Анри, почти шепотом. — Спасены благодаря странной, непонятной, почти чудесной случайности. Целый остов, приспособленный для полетов, в сто раз лучше, чем все, что могли придумать люди. Он заменит, по крайней мере, наиболее поврежденные части нашей машины: плечевую кость, ребра. Мы спасены!

— Однако, — заметил капитан, — всем нам не поместиться в вашей машине, даже если вам удастся ее восстановить!

— Да, хотя птица и очень внушительных размеров, всем нам в ней было бы тесно, — улыбаясь, отвечал Анри. — Но те, которые улетят, прежде всего позаботятся послать помощь оставшимся!

— Вы, конечно, рассчитываете подняться на аэроплане первый?

— Понятно. Я один только и умею управлять мотором!

— Вы, разумеется, захотите взять с собой брата? — вздохнул капитан.

— Брат — мой первый помощник!

— Откровенно говоря, я был бы не прочь оставить его здесь. О, не думайте, что я вам не доверяю! — возразил он, заметив нетерпеливое движение Анри. — Но вы знаете, в каком состоянии мой экипаж. Если они увидят, что вы улетаете одни, они будут убеждены, что вы оставите их на произвол судьбы. Они, пожалуй, даже попытаются удержать вас. Они близки к сумасшествию, и только железная дисциплина сдерживает их!

— Я, кажется, понимаю вас, капитан. Вы хотели бы оставить брата в качестве заложника?

— Боюсь, что придется поступить так!

— Но мне нужен по крайней мере один помощник. Нас было четверо, когда мы оставили Париж: мой брат, Вебер, Ле Ген и я!

— Всех отпустить невозможно, — возразил капитан, — придется выбрать кого-нибудь из них. Повторяю, что я предпочитаю, по многим соображениям, оставить здесь вашего брата!

— Это условие?

— Непременное, единственное, на котором я согласен предоставить все, что имеется на «Соме», в ваше распоряжение для починки вашей машины!

— Хорошо, — сказал, подумав, Анри, — я согласен, капитан; хотя, позвольте заметить вам, от французов не нужно требовать заложников, чтобы заставить их сдержать данное слово…

— Никто не сомневается в вашей честности! — запротестовал капитан. — Но я не могу поступить иначе. Это мой долг!

— Помните, однако, что от успеха моего путешествия зависит спасение всех. Если из-за недостатка помощников экспедиция не удастся!..

— Если вам нужны руки, располагайте всем экипажем. Вы можете взять с собой Вильсона или даже механика, если желаете!

— Позвольте же и мне высказать мои условия, капитан: мое изобретение составляет пока тайну, и я допущу на аппарат только француза!

— Тогда возьмите Вебера или Ле Гена!

— Хорошо, — ответил Анри. — А теперь за дело! У нас нет ни минуты лишнего времени!

ГЛАВА XIV. Приготовление к бегству

Отправились разыскивать Вебера, чтобы поделиться с ним новостью и заручиться его помощью. Без него немыслимо было бы строить новый аэроплан.

— Куда он девался? — говорил молодой инженер, спускаясь по крутому склону от гнезда Эпиорниса, — Надо не медля приступить к работам!

— Где он? — сказал Жерар. — Хлопочет над устройством внутренности нашего жилища, изготовляет мебель, утварь и прочее. С тех пор, как капитан Марстон узнал его способности, он не дает ему ни минуть покоя. Наверно, и сейчас он устраивает какую-нибудь печку или сковородку собственного изобретения!

Жерар угадал: повернув за угол скалы, где под естественным гранитным навесом была устроена кухня, они застали Вебера в оживленных переговорах с поваром по поводу устройства котла высокого давления для выварки жирного мяса пингвинов. В настоящем его виде никто не переносил мяса этой птицы, и повар просто не знал, что делать, чтобы приготовить его более прилично.

Анри и Жерар попросили Вебера отложить это важное дело и последовать за ними. Они сообщили ему о своей находке. Ученый пришел в восторг при виде этого ископаемого существа давно минувших лет. Даже мысли с возможности личного освобождения он обрадовался меньше. Он почти не замечал опасностей, лишений, бедствий, которыми сопровождалось их предприятие. Он почти не сознавал, где он находится, жил как-то вне времени и пространства, мечтал, делал вычисления или же работал над мелкими изобретениями на пользу окружающих. На этом печальном утесе он чувствовал себя почти так же хорошо, как среди утонченной роскоши.

— Вот важное открытие, дорогой Жерар! Редкая находка! — сказал он, когда, взобравшись с трудом на вершину утеса, все трое остановились перед скелетом. — Сейчас же напиши заметку для отчетов Академии наук. Это твоя привилегия. Потом ты можешь подарить эту птицу музею, у которого есть только череп Эпиорниса. Было бы несправедливо хранить такой чудный экземпляр, не сделав его общественным достоянием!

— Для частной коллекции к тому же он немного велик, — засмеялся Жерар. — Но для меня главное достоинство птицы заключается в том, что она может унести нас из этой трущобы!

— В самом деле, этот скелет удивительно подходит для нашей цели, — сказал ученый, сдвигая очки на лоб и осматривая будущий аэроплан. — Мой аэроплан был очень похож на эту птицу. Но природа искуснее нас. Наш «Эпиорнис» — неуклюжее создание в сравнении с этим великаном. Череп точно создан, чтобы быть вместилищем мотора Анри. Взгляните на эту грудную кость, созданную, чтобы встречать отважно бурю, победоносно разрезать облака, на это могучее крыло, которое может перелететь безбрежное море, не отдыхая. Дивно! Дивно! Слепой случай дал нам совершенный образец экипажа, который был нужен нам, чтобы выбраться отсюда!

23
{"b":"18077","o":1}