ЛитМир - Электронная Библиотека

Несвойственный Карле раздраженный тон развеял наконец мечтательное состояние молодой женщины.

– О, – выговорила Анна, краснея под яростным взглядом своей патронессы. – Простите, пожалуйста. Там несколько человек хотели бы поговорить с вами. – И она неопределенно махнула рукой в дальний угол зала.

Карла обернулась в указанном направлении и радостно вскрикнула от удивления при виде двух женщин и мужчины. Встретив взгляд ее широко открытых глаз, они одновременно подняли бокалы в бесшумном приветствии.

– Не могу поверить! – прошептала Карла, невольно повторяя восклицание Анны, вырвавшееся у той несколько минут назад. С растерянным выражением на лице она направилась к улыбающейся троице. – Я просто не могу поверить!

Изумление и восторг мигом вытеснили из ее головы образ крепко сложенного грубияна художника. Вне себя от радости, она ступила в круг из трех человек и сразу очутилась в их объятиях. Через мгновение они расступились и заговорили, смеясь и перебивая друг друга.

– Когда я рассылала приглашения на открытие, я и не мечтала, даже не надеялась, что кто-нибудь из вас приедет, не говоря уже о том, что могут явиться все!

– Пропустить открытие твоей галереи?

– Ты шутишь?

– Мы ни за что бы его не пропустили!

Пытаясь сдержать наворачивающиеся на глаза слезы, Карла моргнула и засмеялась с чуть заметной дрожью в голосе, жадно рассматривая дорогие улыбающиеся лица. Глаза женщин также подозрительно заблестели. Каждая из них была ближе Карле, чем родная сестра, которая всего лишь прислала ей открытку с поздравлением и наилучшими пожеланиями к открытию, а также с извинениями, что не может приехать сама. В течение четырех долгих лет своего пребывания в колледже Карла делила квартиру с этими молодыми женщинами.

– Когда вы приехали в Седону? – Карла переводила взгляд с одного светящегося радостью лица на другое.

– Около часа назад, – ответила Эндри Трэск, которую Карла окрестила праведницей в самом начале их знакомства. – Мы сняли комнаты в мотеле и сразу сюда.

– Мы? – Карла взглянула на другую женщину и ее спутника. – Но я думала, что вы живете в Филадельфии, – она вновь посмотрела на Эндри, – а ты, как я слышала, – в Калифорнии.

– Да, – ответила Алисия Хэллорен, урожденная Мэтлок, чуть улыбнувшись своему супругу, – этот удивительный человек ухитрился выбрать такой рейс, что мы приземлились в Финиксе всего на тринадцать минут раньше Эндри. Нам пришлось бегом бежать к выходу, чтобы встретить ее, когда она выйдет из самолета.

Удивительным человеком был прославленный ситорик и автор многих книг Шон Хэллорен. Алисия познакомилась с ним, когда его пригласили прочитать курс лекций в маленьком колледже в Восточной Пенсильвании, где и учились три подруги.

– Мои организаторские способности никогда не прекращают впечатлять мою восхитительно неорганизованную жену, – сухо заметил Шон. Он неринужденно обнял Алисию за плечи и тут же охнул, получив удар острым локтем в грудную клетку.

Все раздражение и напряженность, вызванные вспыльчивым художником, как рукой сняло, и Карла с радостью предалась воспоминаниям о прекрасных днях, пережитых их дружной четверкой накануне торжеств по поводу окончания колледжа, а также на свадьбе Алисии и Шона, состоявшейся прошлой весной.

– С посетителями у тебя полный порядок, Карла, – заметила Эндри, оглянувшись вокруг, – просто яблоку негде упасть.

Улыбка Карлы сделалась нежной, когда ее взгляд остановился на подруге, которая заботилась о ней, как родная мать, все четыре года учебы в колледже.

– Да, – согласилась она, – вниманием я не обижена. Особенно если учесть количество художественных галерей в нашем городе.

– Только ты способна на это, Карла, – вставила Алисия с лукавой усмешкой.

Чуть нахмурившись, Карла недоуменно взглянула на Алисию:

– Способна на что? Алисия задорно улыбнулась:

– Только ты способна начать карьеру в городе, который уже ломится от избытка подобного бизнеса. – Понимание и любовь светились в ее теплых карих глазах. – Тебе ведь всегда было необходимо преодолевать преграды, двигаясь по пути наибольшего сопротивления.

Карла пожала плечами и присоединилась к добродушному смеху подруги. Но замечание Алисии напомнило ей о делах, которыми ей надлежало заняться.

– И как раз сейчас мне следует преодолевать преграды, общаясь с посетителями. – Она бросила взгляд на толпу и вновь улыбнулась друзьям: – Посему, если вы трое извините меня, я займусь ими и попробую соблазнить самых богатых из моих гостей на приобретение картин.

– Мы могли бы помочь, – с воодушевлением сказала Эндри, поворачиваясь к своим спутникам разве нет?

– Конечно. И поможем. – Алисия убежденно кивнула головой. – Есть что-нибудь этакое, в чем мы могли бы оказаться полезны, Карла?

Прежде чем ответить, Карле пришлось проглотить ком, застрявший в горле. Затем она отвернулась, будто бы для того, чтобы оглядеться, и несколько раз моргнула, сгоняя непрошеную влагу с глаз. Когда она вновь повернулась к своим друзьям, у нее лишь слегка дрожали уголки рта.

– Помещение все завалено пустыми стаканами и недоеденными бутербродами. Если вы не против, то могли бы собрать их. Это сэкономит время, отведенное на уборку, и позволит нам двинуться отсюда пораньше, когда все кончится.

Карла сделала паузу, с надеждой глядя то на одного, то на другого:

– Вы ведь поужинаете со мной, правда?

– О, Карла, ну что ты говоришь! – воскликнула Эндри.

– Что означает... не изволишь ли спуститься на землю? – добавила Алисия со смехом. – Конечно, мы собирались пригласить тебя поужинать. Уже шесть месяцев мы намереваемся это сделать.

Она махнула рукой, давая понять Карле, что на может спокойно идти по своим делам.

– Ступай, работай. Эндри и я живо управимся с этим добром, а Шон, – Алисия мило улыбнулась мужу, – тем временем тоже пообщается... и так, жду прочим, упомянет, кто он, собственно, такой... и какое глубокое впечатление произвели на него представленные здесь работы и очарование самой хозяйки... – И она с невинным видом посмотрела на мужа, захлопав ресницами под аккомпанемент веселого смеха давних подруг: – не правда ли, дорогой?

– Разумеется. – Шон расправил плечи и распрямился во весь свой впечатляющий рост в шесть футов и четыре дюйма. Ему с трудом удавалось сохранить серьезное выражение лица; уголки его рта предательски дрожали. – Я ведь очень известный, ты не знала? – И он надменно выгнул свою рыжую бровь.

– Ты просто сумасшедший, – сказала Карла, давясь от смеха.

– Что же, и это верно, – согласился Шон, пожимая широкими плечами.

– Хватит вам, – вмешалась Эндри, – если вы двое окончательно войдете в свои клоунские роли, тебе не удастся ничего продать, Карла. – Она придала своему лицу суровое выражение, что несколько портило ее нежные черты. – Давай, Карла, вперед, и сделай все возможное, чтобы смести оставшиеся преграды на пути к своей цели.

Прошептав «да, мамочка», Карла двинулась в глубь зала и через мгновение скрылась в шумной толпе.

Друзья знают ее прекрасно, размышляла Карла, с умным видом беседуя с посетителями и потенциальными покупателями. Алисия и Эндри, конечно, лучше, чем Шон. Когда с кем-то делишь кров – не важно, просторный или тесный, – просто невозможно не узнать друг друга. А раз они знают ее, думала Карла, то и она их знает тоже.

Странно, но совсем не общие интересы в учебе свели трех девушек в начале первого курса колледжа четыре года назад. Наоборот, их интересы были совсем разными.

Алисия Мэтлок обожала историю и жила полностью прошлым.

Эндри Трэск изучала курсы космических и естественных наук и мечтала сделать что-нибудь знаменательное в управляемых человеком и автоматических космических полетах в будущем.

Из трех подруг одна Карла Дэновиц обеими ногами стояла на земле, в настоящем. Она была, безусловно, женщиной своего времени, и в ней самым непостижимым образом сочетались нежная женственность и волевой характер, уязвимая самоуверенность и гибкая сила. Она страстно желала стать художницей, но вскоре поняла, что, к сожалению, одной страсти мало, и ее работы никогда не будут отмечены искрой Божьей. Гибкий ум и уверенность в себе подсказали ей переключиться в середине первого курса на искусствоведение и сосредоточиться на иной цели. Она задумала организовать выставочный зал и заняться продажей работ талантливых современных художников – и профессионалов, и любителей – из того региона, искусство которого она ставила выше всего – американского Запада.

2
{"b":"18087","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Города под парусами. Рифы Времени
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Шаман. В шаге от дома
Ненавижу босса!
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Кровь, кремний и чужие
Загадка воскресшей царевны
Двенадцать