ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сделано превосходно. Живой цвет, и успокаивает.

Мнение Джарида, да еще выраженное так кратко, не имело для нее никакого значения, и тем не менее оно вывело Карлу из задумчивости и привлекло ее внимание. Легкая досада кольнула ее, когда она почувствовала теплоту, разлившуюся по телу. Ей ведь совершенно наплевать, нравится ему или нет ее искусство дизайнера. Тогда почему она стоит здесь, краснея от похвалы, как дурочка? Она действительно покраснела – чего с ней не было уже несколько лет, – и это разозлило ее еще больше. Храня возмущенное молчание, она метала в его спину гневные взгляды и одновременно пыталась обуздать свои глупые эмоции.

Не дождавшись ответа, Джарид повернулся и внимательно, с довольным видом посмотрел на нее.

– Я вижу, вы польщены. – На его губах играла насмешливая улыбка, а брови выражали упрек. – В действительности вам не совсем наплевать, что я думаю о вашем доме, ведь так?

– Вы так думаете? – вопросом на вопрос ответила Карла, мысленно поздравляя себя с маленькой победой над своей беспомощностью перед его комплиментами. Она подавила вздох облегчения.

– Мне так кажется, – сказал он, делая к ней шаг.

– Почему? – Она чуть отступила. Выражение на лице Джарида околдовывало ее, смотреть на него было сродни прогулке под теплым весенним дождем.

– Просто потому, что наши вкусы похожи, – объяснил он, делая два больших шага.

Расстояние между ними сократилось вдвое, и она ощутила нечто напоминающее клаустрофобию. Подавляя первые признаки паники и все еще полная решимости не сдаваться, Карла приподняла подбородок и постаралась придать голосу твердость:

– И в чем же наши вкусы похожи?

– В самом основном. – Он улыбнулся, увидев, как она напряглась. – В цвете. – Затем небрежно обвел рукой комнату. – В жанрах. – И, указав на полотна западных художников на стенах, с иронией закончил: – Во влечении к противоположному полу.

Окинув жадным взглядом ее напрягшееся тело, он чувственно улыбнулся.

– Во влечении к... – Горячие спазмы в горле помешали ей говорить.

– Вы отрицаете взаимное влечение? – спросил он делая очередной шаг и оказываясь таким образом на расстоянии, слишком близком, чтобы она могла сохранить хотя бы видимость спокойствия.

– Конечно! – воскликнула Карла, проклиная себя за недостаточно убедительную интонацию.

– Вы боитесь меня, – констатировал он с чисто мужским удовлетворением.

Это была правда, но Карла скорее бы умерла, чем призналась в этом.

– Вы заблуждаетесь, – отрезала она, как надеялась, категорическим тоном.

– Не думаю.

Их теперь разделял всего один шаг, и Джарид его сделал, встав к ней вплотную.

Прикосновение его груди и бедер внесло новую сумятицу в ее и без того расстроенные чувства. Упрямо не желая уступать его чувственному натиску, она сжала кулаки и заглянула ему в глаза.

– Назад, приятель, – сквозь зубы сказала она. Джарид не обиделся на этот полный презрения приказ и не огрызнулся в ответ. Не сказав ни слова, не сделав никакого предупредительного жеста, он нагнул голову и поймал своими теплыми губами ее сердито сжатый рот. Потрясенная, она чуть раздвинула губы, и он тут же воспользовался открывшейся возможностью, окунув свой дрожащий язык во влажный жар ее рта.

Буря взорвалась в душе у Карлы. Мириады крошечных иголочек заплясали по ее телу от затылка до бедер. Сила страсти его горячих губ, ищущего языка была так велика, что она стояла как зачарованная, глухая к мольбам своего тускнеющего сознания, взывающего прекратить этот сладостный шквал, вырваться, убежать...

Она понимала, что все это бесполезно, ей было все равно. Ее мироощущение сконцентрировалось сейчас вокруг рта, языка и крепких объятий этого мужчины.

Движения его рук, ласкающих ей спину, наэлектризовали ткань жакета, которая сверкнула вспышкой статического разряда. Карла почувствовала, как этот разряд проник через одежду и кожу, доставив неизъяснимое удовольствие.

Это было непереносимо и в то же время – восхитительно! Она хотела, чтобы все закончилось, и одновременно жаждала, чтобы это никогда не кончалось.

– Где?

Хрипловатый звук его голоса дошел до ее затуманенного сознания, но смысла сказанного она не уловила. С трудом открывая глаза, неизвестно когда закрывшиеся, Карла с недоумением посмотрела на него.

– Что?

– Мы же не можем заниматься любовью прямо здесь, – отрывисто произнес он, чередуя слова с быстрыми, но страстными поцелуями. – Для этой кушетки я слишком велик, поэтому пойдем в твою спальню. Где она?

Откровенный смысл этих слов поразил Карлу. Она широко раскрыла глаза, с трудом поверив своим ушам. «Неужели он увидел в ней нечто такое, что дало ему повод?» – подумала она, холодея от ужаса. И тут же сама ответила на этот вопрос. Конечно, она дала ему повод, это так очевидно. Не кто иной, как она сама, беззаветно прижималась и продолжает прижиматься к нему, словно опоенная приворотным зельем. Чувствуя, что предала самое себя, Карла сняла руки с его шеи и попыталась оттолкнуть его.

– Отпустите меня... пожалуйста, – еле слышно выдохнула она. Джарид нахмурился, но послушно Разжал руки.

– Не понимаю. Еще секунду назад ты пылала в моих объятиях, отвечала на поцелуи... – Он провел языком по губам, словно собирая остатки ее поцелуя. – Откуда вдруг эта холодность?

Испытывая неясный страх, Карла поспешила подавить свои безотчетные реакции. Затем вдохнула побольше воздуха, собираясь с силами для достойного ответа.

– Я согласилась разделить с вами ужин, – наконец произнесла она, медленно качая головой, – но не постель.

– Ах, милая Карла, – вздохнул он с некоторым сожалением, – неужели ты не понимаешь, что это неизбежно? Ты отрицаешь очевидное.

Поднеся руку к ее лицу, он провел кончиком пальца сначала по щеке, затем по дрожащим губам.

– Нет, – ответила она, отстранившись и качая головой, чтобы у него не осталось никаких сомнений в искренности ее ответа. – Я не верю в неизбежность чего бы то ни было.

И вновь он удивил ее, покорно отступив на шаг. В его взгляде она прочитала терпение и... что-то еще?

– Ты ошибаешься, понимаешь? Нам предназначено судьбой стать любовниками.

Даже того небольшого пространства, что он предоставил ей, оказалось достаточно, чтобы она могла почувствовать себя увереннее:

– Мне жаль вас разочаровывать, но я не верю в судьбу.

Джарид негромко рассмеялся, и вся ее вернувшаяся было уверенность растаяла без следа.

– Поживем – увидим, моя прелесть, – с мягкой иронией ответил он. – А теперь не пора ли нам пойти поужинать... и удовлетворить, таким образом, одну из наших естественных и неизбежных потребностей?

Против этого ей нечего было возразить! Как бы ей ни хотелось, но Карла не могла отрицать, что это организм с неизбежностью нуждается в пище через каждые «икс» часов. Она почувствовала, как краска приливает от досады к щекам, что ее провели как школьницу! А от смеха Джарида их цвет стал и вовсе пунцовым. Резко развернувшись, она схватила плащ, висевший в шкафу, и бросилась прочь из ставшей вдруг ненавистной квартиры. Этот смех преследовал ее до машины, припаркованной перед домом.

Увидев его машину, она окончательно растерялась. По каким-то непонятным ей самой причинам Карла готова была держать пари на любую сумму, что Джарид разъезжал на солидной, возможно, сделанной по специальному заказу, шикарной, и, безусловно, ужасно дорогой машине. Автомобиль, к которому он ее подвел, действительно выглядел очень солидно, но на этом сходство кончалось. Хотя, по-видимому, он стоил все-таки кругленькую сумму. Это был спортивный автомобиль, немного тяжеловесный, с полным приводом, эдакий вездеходный механический монстр, тускло мерцающий черным и серебристым цветами.

– Практичный, – чуть слышно произнесла на, пока он открывал переднюю дверцу и помогал занять место пассажира.

– Во всем, – согласился он, захлопывая за ней дверцу. Оказавшись за рулем через несколько секунд, он продолжил, словно и не делал паузы:

8
{"b":"18087","o":1}