ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Недавно я открыла секрет, при котором не нужно медитировать или быть со всеми милой. В знаменитой тройке сознание-тело-дух этот уровень кажется самым простым. Тело. До тех пор, пока не требуется бегать или идти в спортивный зал. Для тела это хорошо, и энергии уходит меньше, чем в тай-чи.

Мне не нужно повышать метатарзальный или ягодично-седалищный уровень. Тренировок совсем не требуется. Так что же это? Догадались? (Пауза для пущего эффекта). Промывание толстой кишки. В Нью-Йорке на вас будут смотреть с отвращением, если вам не промывали толстую кишку. Это все равно, что признаться, будто вы никогда в жизни не мылись. И тогда я решила, что сделаю себе подарок на день рождения – пройду, наконец, очищающее лечение. Пусть мне промоют трубкой толстую кишку.

Серьезно. Более того, я слышала, что человек, который делает такое промывание, изучает содержимое, выходящее из трубки, и рассказывает вам, что именно там находится и как долго это было у вас внутри. Вас еще не тошнит?

Рассказывают истории, просто вселяющие ужас. Все то, что находится внутри, постепенно гниет, разлагается и отравляет нас. Внутри людей, бывших вегетарианцами по десять лет, находили куски сосисок. Это истинная правда. А у тех, кто принимает витамины в капсулах, из кишечника вымывали буквально сотни кусочков пластика. Что такое, вы потеряли аппетит?

Да, так что я позвонила даме-промывщице с десятилетним опытом. Она определенно не верила в игры с толстой кишкой.

– Как у вас с регулярностью? – спросила она с прямотой, к которой, видимо, давно привыкла. – Я имею в виду – как часты ваши позывы? Как часто вы ходите?

Я молчала, забавляясь ее эвфемизмами.

– Когда моя дочь была маленькой, – ответила я, не стремясь ей помочь, – мы называли это «сделать а-а». Помню, когда она в первый раз испражнилась в горшок, это было великим событием.

– И как часто вы делаете а-а? – настаивала дама.

Я об этом как-то раньше не задумывалась.

– Гм... честно говоря, я точно не знаю.

– Раз в день? Раз в неделю?

– Вы хотите сказать, есть люди, которые делают это раз в неделю?

– О, да.

– Наверняка раз в день – иногда и чаще, если занимаюсь бегом.

Теперь я смутилась, но она гнула свою линию, словно мы разговаривали о весенних цветочках.

– А когда сходите, чувствуете, что завершили?

Ах, завершенность! Разве не об этом весь Путь к Просветлению? Хотя я не уверена, что дама говорила о метафизике.

– Да... гм... думаю, в основном, да.

– Не перестаешь удивляться, как мало люди знают о своих телах! – печально вздохнула она. Можно подумать, мне больше, не о чем думать, как только о не до конца опорожненной толстой кишке.

– Вы не знаете, как часто вы испражняетесь, вы не знаете, чувствуете завершенность или нет... Это меня поражает. О, я не хотела грубить!

– Нет, все нормально, – заверила я ее. – Обещаю, что буду обращать на это больше внимания до тех пор, пока не приду к вам в первый раз.

Следующие несколько дней оказались не из легких. Я поняла, что меня переполняет желание поститься, не съесть ни кусочка сытной пищи, просто заморить себя голодом, чтобы услышать от нее восторженное: «Боже, да это самая чистая толстая кишка, которую я когда-либо промывала!»

Но я решила, что это бессмысленно. Наверняка где-нибудь внутри застряла жареная сосиска с празднования моего двадцать первого дня рождения. Так почему бы не продолжить питаться, как обычно, замороженными продуктами, сунутыми в духовку?

Ну и, разумеется, как всегда, мистер Внутренняя Мужественность имел о предмете собственное мнение.

– Чушь все это. Нормальные люди ходят себе в туалет, да и все. Ты просто рехнулась.

Мисс Женственность подошла к вопросу более по-домашнему.

– Когда мы убираемся в доме, в углах всегда скапливается всякая ерунда, и требуется чуть больше времени, чтобы вычистить эту грязь. Почему бы не относиться к своему телу с такой же заботой? В конце концов, подобная процедура раз в десять лет не может считаться неумеренно частой. Почему бы тебе не подождать результатов, прежде чем решить, что тебя ввели в заблуждение?

– Потому что я за это плачу!

– Старая песня.

– И я сыта по горло всеми этими нелепыми эгоцентрическими идеями!

Забавно, как эта парочка винит меня буквально за все. Должна идти, простите. Естество взывает.

Поразительно, какое действие оказал этот телефонный звонок на мое осознание кишечника. Внезапно мое собственное тело, на которое я обычно не обращаю внимания, решило, что оно играет важную роль в моем благополучии. Так что я пришла на прием весьма и весьма взволнованной. Я боялась этой процедуры почти так же, как могла бы бояться допроса в гестапо. Правильная ли частота испражнений у моего кишечника? Вообще – насколько я нездорова?

Я пришла в центр здоровья и к величайшему смущению обнаружила, что в регистратуре работает мой старый знакомый. Он ухмыльнулся, увидев, что я записана на промывание.

Черт бы его побрал, думала я, теперь он расскажет всем и каждому, что у меня проблемы с кишечником. Мне захотелось задержаться и сказать ему:

– Слушай, у меня нет никаких проблем, понятно? Я просто пытаюсь улучшить уровень сознание-тело-дух и решила, что сейчас самое время сделать что-нибудь для тела. У меня нет ни запоров, ни синдрома раздражения кишечника, ни дивертикулита и вообще никаких болезней. Так что можешь стереть с лица эту дурацкую улыбочку прямо сейчас.

Но я понимала, что это безнадежно. Скажи я ему все это, и он бы ухмылялся еще сильнее. Поэтому пришлось смириться с мыслью, что мои друзья в пабе на следующей неделе будут приветствовать меня словами:

– Ну, и как поживает твоя небольшая проблемка? Я так расстроился, узнав, что у тебя неприятности... гм... там, внизу.

Вообще можно было бы промыть толстую кишку и без того, чтобы тебя кто-нибудь узнал.

Осталось благодарить Господа за то, что я – не принцесса Диана. Когда это сделала она, все выплеснулось на первые страницы национальных газет. Об этом упоминалось даже в брошюрке, которую я взяла в руки в комнате ожидания. «Гидротерапия толстой кишки вошла в моду с легкой руки Дианы, принцессы Уэльской». Может, позже они добавили: «И резко вышла из моды, когда ее сделала Изабель».

Маленькая комната была очень похожа на кабинет врача. Вообще я люблю докторов, потому что при их виде испытываю чувство собственного превосходства. Самое потрясающее в нашей системе здравоохранения то, что все врачи выглядят поразительно нездоровыми. Когда я в последний раз была у врача – растянула мышцу в спортивном зале – мне показалось, что доктору срочно нужно объяснить, что вообще такое «спортивный зал». Он явно не был знаком с концепцией регулярных физических нагрузок, а выглядел так, словно его вот-вот хватит инфаркт.

Есть еще терапевты. Любой терапевт – это дополнительный повод ощутить самодовольство.

– Какие-нибудь тяжелые травмы?

– Нет.

– Госпитализации?

– Нет.

– Прописанные лекарства?

– Нет.

– Заболевания помимо простуд и гриппа?

– Нет.

– Депрессии?

– Нет.

– Когда в последний раз были у врача?

– Не могу припомнить.

Да, я всегда счастлива, когда у дорогого старины терапевта начинается одышка.

Но сегодня все было по-другому. Доктор-промывщица выглядела так, будто рекламирует витамины. И вопросник у нее был исчерпывающий.

– Газы есть?

– А разве они есть не у всех?

– Да, но у некоторых сильнее, чем у других.

Мое лицо порозовело.

– Вы иногда ощущаете вздутие живота?

– Да, но в спортзале говорят, это потому, что я делаю мало упражнений на пресс.

Мои уклончивые ответы ее не сбивали.

– Если вам массируют живот, болезненность ощущаете?

– Ну... да.

– В области живота?

– Думаю, да. – Что-то плохо я справлялась с ответами.

– Когда просыпаетесь по утрам, как вы себя чувствуете?

– Обычно – как смерть.

– И как долго продолжается вялость?

26
{"b":"18100","o":1}