ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мы из Бреста. Путь на запад
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Вата, или Не все так однозначно
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Ночные легенды (сборник)
Птицы, звери и моя семья
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Душа в наследство
Не плачь
A
A

– Пока не выпью кофе.

– Ага, понятно. Значит, чтобы взбодриться утром, вам необходим кофе? А естественную энергию вы по утрам ощущаете?

– Нет.

– А после обеда ощущаете прилив энергии?

– Да.

– А по вечерам? Вам не кажется, что в это время вы наиболее энергичны?

– Честно говоря, не могу сказать.

– И когда же у вас энергетический пик?

– Гм... не могу сказать, честно.

– Когда были последние месячные?

– Боюсь, что я все время путаюсь в цикле.

– Значит, тоже сказать не можете. Вы не знаете, когда у вас были последние месячные. Понятно. Испражнения у вас здоровые?

– С чем их сравнивать?

– Да, – она изо всех сил пыталась быть благожелательной, – иногда трудно понять, насколько здорова наша толстая кишка. Но вы наверняка должны иметь представление. Я имею в виду – стул у вас твердый? Жидкий? Средний?

– Разве это не зависит от съеденного? – Я со стыдом уставилась в пол. Право же, об этом я вообще никогда не задумывалась. – Раз мне об этом ничего неизвестно, наверное, моя пищеварительная система в норме?

– Что ж, посмотрим, – зловеще произнесла она и протянула мне халат. – Раздевайтесь до талии и ложитесь сюда, на бок, пожалуйста.

Это, безусловно, куда хуже, чем астролог. Она засовывала в меня трубку и говорила успокоительные слова.

– Теперь, пожалуйста, медленно повернитесь на спину.

– Зачем вообще это делать? – выпалила я. – Я хочу сказать, ведь это противоестественно, верно? Наверняка пища отлично путешествует по толстой кишке самостоятельно.

– Нет. Поэтому третьим самым крупным убийцей в этой стране является рак толстой кишки. Если бы мы поголовно придерживались естественного рациона из органических фруктов и овощей и жили без стрессов, все было бы по-другому.

Она начала наливать в трубку теплую воду.

– Поначалу у вас могут быть странные ощущения.

Хорошо, что она это сказала.

– Скажите, когда будет достаточно.

– Достаточно. – Я слабо улыбнулась ей по типу «я-делаю-это-каждый-день». До чего странный способ зарабатывать себе на жизнь.

Интересно, а что она рассказывает на вечеринках, когда ее спрашивают: «А где вы работаете?»

Она уставилась на трубку с выражением профессиональной беспристрастности.

– Так, у нас здесь два куска очень твердого стула. Вы говорили, что опорожняетесь полностью?

Разве не у Фрейда об этом масса интересного? Я была рада, что не могу припомнить его слов. Она налила еще воды.

– Неужели это на самом деле необходимо? – В тот миг я была уверена, что нет. – Наверняка толстая кишка самоочищается?

– Видите вон ту таблицу? – Она показала на большую диаграмму, висевшую на стене. Я вывернула шею, чтобы посмотреть. – Вот так толстая кишка должна выглядеть. А вот так она выглядит очень часто – понимаете, когда начинают образовываться кисты, очень многое остается в кишке и постоянно выделяет в организм токсины.

– Достаточно, – улыбнулась я. Мне казалось, что моя толстая кишка сейчас лопнет.

– Похоже, что ваша система сильно заблокирована.

– На прошлой неделе я лежала с простудой в постели. Может, из-за этого?

– Нет. Я думаю, вы не опорожняетесь полностью уже довольно долго. Вы просто этого не осознавали. – Она начала массировать мне живот.

– Ох. – А я-то думала, что нахожусь в хорошей форме. Хожу в спортзал. Пью воду. Могу побиться об заклад, что моя толстая кишка в лучшем состоянии, чем у доктора.

Она посмотрела на трубку.

– Не волнуйтесь, я вам сейчас кое-что сообщу.

Я внезапно заволновалась.

– Вы знаете, что в толстой кишке очень часто обитают паразиты?

– Правда?

– Боюсь, что у вас острицы.

Это было уже слишком.

– Глисты ползают по моему кишечнику? Живые или дохлые?

– Эти мертвы. Но, возможно, есть и живые в щелочках и других укромных уголках, где им уютно. Вы часто чувствуете усталость?

– Мне кажется, все иногда чувствуют усталость. – Мне вдруг захотелось заплакать. В исследовании состояния здоровья моей толстой кишки я потерпела полный провал.

– Это обычное явление, – заявила она. – Мы уничтожим их травками, которых они не любят. Тогда у вас прибавится энергии. Еще воды?

В первый момент мне показалось, что она предлагает мне попить.

– Гм... да. – Она снова уставилась на трубку, а я напряглась в ожидании новых откровений. – Нашли старую ложку? Драгоценности? Мне кажется, это похоже на вытряхивание мешка от пылесоса.

– Ну, вообще-то там еще кое-что есть.

– В самом деле?

– Кандида.

– А это что за чертовщина?

– Это грибок. Он и создает окружающую среду, которую так любят глисты. – Неужели было так обязательно снова упоминать о глистах?!

– Так что, у меня в толстой кишке растет грибок? Какая прелесть.

– Против этого тоже существуют травки. Когда мы все закончим, вы себя просто не узнаете.

Во всяком случае, я не зря заплатила столько денег. Мне кажется, чем больше она найдет плохого, тем больше возмещения я получу за свои деньги. Все эти курсы проникновения в суть и умения сосредоточиться на положительном действительно окупаются.

– На сегодня достаточно, – весело объявила она. – Теперь вам нужно быстренько на горшочек. А потом, пожалуйста, одевайтесь. При употреблении травок, которые я вам даю, запрещается алкоголь и молоко.

– Вы хотите сказать – никакого кофе?

– Я этого не говорила.

– Но я пью кофе с молоком.

– Значит, нельзя.

– Я так и знала.

Жизнь – это юдоль страданий, лишений и слез. И каждый, кто скажем вам обратное, просто посетил слишком много дурацких семинаров.

– И сколько времени будет продолжаться воздержание? – с отчаянием вопросила я.

– Десять дней, начиная с завтрашнего.

Как раз сегодня утром друг, который превосходно разбирается в красных винах, позвонил мне и предложил пообедать с ним в следующий понедельник. Именно сегодня утром! Почему в жизни стольким приходится жертвовать? Будда никогда не говорил, что мне придется отказаться от красного вина и кофе.

– Как вы себя чувствуете? – промывщица лучезарно улыбалась.

– О, превосходно. – Мне ужасно хотелось ее убить.

– Нормальное явление – не иметь никаких позывов день-два после промывания. Сообщите мне, если возникнут проблемы. Увидимся на следующей неделе.

Курс лечения состоял из трех промываний.

Утром после первого промывания я проснулась на час раньше обычного. Может, это просто поразительное совпадение, но я что-то не припомню, когда еще просыпалась до звонка будильника. Еще более странным было ощущение счастья и хорошего самочувствия, хотя мне не позвонил ни один Настоящий Американский Мужчина. Это было более чем странно. Обычно я просыпаюсь в очень сварливом настроении. Где, допустим, Роберт Редфорд, и почему он не в моей постели? И в душ я топаю в уверенности, что я самое несчастное существо на всей планете, и только первая чашка кофе убеждает меня, что есть Господь на небесах и что с миром все в порядке. А тут я проснулась веселенькая, целый час пролежала в постели с книжкой и радостно пошла в душ. Может, тело все-таки связано с сознанием?

В тот день я решила ничего не есть. Травки, убивающие глистов, еще не прибыли, и меня переполняло негодование при мысли о том, что я буду этих тварей кормить. Нет уж. Ха! Я заморю их голодом, они окончательно ослабнут, и тогда я разом с ними покончу. И так мой еженедельный счет за органические фрукты и овощи достаточно скандальный, и я еще буду заботиться о комфорте и благополучии этих тварей? Только подумать обо всех тех месяцах, что я питалась органическими продуктами! Должно быть, у меня самые здоровые острицы во всем южном Лондоне. Да будет пост!

А вот когда отраву доставили, жизнь сразу поплохела. Краткий миг непостижимо хорошего состояния прошел. Мне не разрешалось есть не только молочные продукты, но и пшеницу. Сами понимаете, любой, кто когда-нибудь работал в какой-нибудь конторе, знает: самый лучший момент дня – это утренний кофе с крендельком. Так что вынужденная необходимость начинать день с черного чая не добавляла мне блаженства. Любой перерыв для того, чтобы подкрепиться, делал меня несчастной.

27
{"b":"18100","o":1}