ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Трудолюбивый северный парень готов встречаться со скупой южанкой? Ты просто не представляешь себе, как я нарушаю все свои принципы. – Но он только терпеливо улыбнулся. А потом поступил очень умно. Он спросил разрешения у моей дочери назначать свидания ее матери. Разумеется, она рассмеялась и посоветовала ему обратиться ко мне. Но он все равно получил ее одобрение. Меня это тронуло. Так что, думаю, я буду с ним встречаться и посмотрю, что из этого выйдет. Интересно, возможно быть счастливой, встречаясь с кем-нибудь? До чего интересный извив на моем Пути. Вместо того, чтобы встретить в последней главе принца и поехать с ним по Бэттерси-Парк-роуд в белом автомобиле, я вынуждена жить реальной жизнью. До конца истории мне еще придется встретить реального мужчину и выяснить, станут ли мои поиски безмятежного счастья легче или труднее? В конце концов, даже в сказках нам не рассказывают подробностей о том, как «они жили долго и счастливо». Как именно они этого добиваются? Буду ли я счастлива, встречаясь с ним? Захочу ли я остаться с ним или решу бросить его, и смогу ли я быть счастлива в обоих этих случаях? И смогу ли я выяснить, почему ни один из гуру никогда не назначает никому свиданий?

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ФАЗА: АНГЕЛЫ, ФЕИ И ЛЫСЫЕ СЕВЕРЯНЕ

В этой главе вы могли бы подумать, что у меня ничего не получилось. Жизнь катилась вперед, мне дали работу: проделать «исследование по заявке». Это такое занятие на телевидении – вы тратите несколько недель, чтобы подыскать идеи для программы, которую никто никогда не сделает. Какая-то светлая голова на канале 4 решила, что необходима еще одна медицинская серия. Они обратились к независимой компании, чтобы те разработали серию программ, в каждой из которых речь пойдет о совершенно новых методах лечения опасных для жизни заболеваний, причем методы должны быть непременно драматичными и наглядными. Один из моих «друзей» в этой компании почесал в затылке, подыскивая зануду для выполнения такой работы, и мой телефон зазвонил.

– Все заболевания и случаи должны быть реальными, – подхихикивал он в трубку, – и, боюсь, платят не так чтобы хорошо...

Как раз в это время я была в полной растерянности из-за своего нового мужчины. У него появилась привычка приглашать нас с дочерью на потрясающие уик-энды в Северном Девоне. Мы лазали по горам, занимались серфингом и бродили по умопомрачительным окрестностям. Я твердо решила, что он мне не подходит, но при этом проводила с ним очень много времени. Я твердо решила, что не буду ходить с ним на свидания, но при этом делила с ним постель. И тогда я подумала, что нам следует проводить вместе больше времени, чем случайные выходные, и тогда это поможет мне – рано или поздно – принять решение. Тут как раз подвернулся мой день рождения, и после праздничного обеда я ждала, пока он окончательно не разнежится. Мисс Женственность, покосившись на свечи, приняла изящную позу.

– Ну, и чего бы ты хотела? – снисходительно посмотрел он на меня.

– Все, что угодно? – промурлыкала я. Мистер Мужественность взирал на меня с отвращением.

Северянин устремил на меня пристальный взгляд. В это миг он до кончиков ногтей выглядел, как инструктор министерства обороны.

– Все, что угодно.

– Есть один семинар...

По его лицу промелькнула тень ошеломленного изумления. Думаю, он ждал совсем не этого.

– Да?

– Он проходит на острове Мэн.

– Прекрасно. Я никогда не был на острове Мэн. А что за семинар?

– Ангелы.

Самолеты «Мэнских авиалиний» летают дважды в день. Это такие маленькие самолетики, на борт которых нужно подниматься по настоящему металлическому трапу. Такие вещи всегда напоминают мне Мэрилин Монро, или Джона Фитцджеральда Кеннеди, или кого-нибудь из великих политиков, готовых в любой момент полететь на переговоры по поводу важного дела мирового значения. Может, со мной это произойдет в следующей жизни?

Мы решили вылететь пораньше, чтобы исследовать остров. У них есть самые настоящие Паровозики Томаса, как в детской книжке, и взрослые каждый день ездят на них на работу. Человек, похожий на Толстого Кондуктора, поменял сигнал, дернув за рычаг, Зеленый Паровозик Перси и четыре вагончика третьего класса запыхтели, и мы впрыгнули в поезд. Ехать в поезде со всеми его «чух-чух, чух-чух! ту-ту-у! ту-ту-у!» было так романтично, что на вонь никто не обращал внимания. Впрочем, вскоре меня замутило, и я вспомнила, какой вред наносится озоновому слою, когда сжигают это ископаемое топливо.

Марк выглядел очень радостным, насмехаясь над городской девушкой. Неисчерпаемый источник для шуток.

– Эти животные называются коровы, – комментировал он. Я ворчала из-за вони до тех пор, пока мы не добрались до Перт Хьерна (произносится как Порт Эрин).

Это был прибрежный город. Хотя, если вдуматься, все города на острове Мэн – прибрежные. С песчаным пляжем и бухточкой, как на открытке, окруженный холмами, выглядевшими, как нарисованные акварелью в книжке с картинками, и крохотной чайной. Мы ввалились в нее со своими чемоданами, возможно, немного походя на приезжих из Лондона, и спросили, как пройти в гостиницу.

– Мы ищем нечто со свечами и розовенькими покрывалами, – весело уточнила я.

Леди с открытки, изображающей морское побережье, которая, похоже, посвятила всю свою жизнь поеданию домашней жареной картошки, дала нам адрес и налила горячего шоколада.

Солнце светило, как ему и положено, и я только начала испытывать нежность к сидящему напротив лысому мужчине, как он заявил:

– Очень интересные у них номерные знаки. Посмотри-ка! За прошедшие десять лет они их определенно поменяли. На старых сначала номер, а потом слово Мэн, а на новых стоят буквы NM, причем за первой буквой идет номер. – Я не очень поняла, как следует реагировать на эту информацию, а он заливался дальше: – А на некоторых номер написан на желтом фоне.

Я сделала глубокий вдох.

– Пошли дальше?

Мы обнаружили искомое покрывало в комнате с видом на море и вышли на улицу, чтобы осмотреться. Мне говорили, что на улицах будут сотни байкеров, затянутых в черную кожу. Я уже видела гонки на мотоциклах и, думаю, где-то в глубине души надеялась встретить на приморских бульварах высоченных американцев на «Харли Дэвидсонах». Но мне, как всегда, повезло: мы выбрали выходные, когда проходили велосипедные гонки. Мы проталкивались по улицам, какой-то мужчина орал в мегафон:

– А теперь возраст до десяти лет!..

Маленькие мальчики в футболках с лайкрой выстраивали в ряд свои велосипеды, чтобы объехать на них вокруг квартала и выиграть три фунта. И ни клочка черной кожи на всем обозримом пространстве!

Я слишком труслива для соревнований. Мне не справиться с проигрышем. А тут множество упавших духом маленьких велосипедистов.

– Хочу, чтобы они все выиграли! – Я смотрела на них, и сердце готово было лопнуть от жалости.

– Им это нравится, – ободряюще сказал бесчувственный местный житель, пока они крутили педали под вопли своих папаш:

– Давай, Джонни!

Удручающее зрелище. Развевались флаги, победившие мальчики стояли на пьедестале, чтобы их сфотографировали – первое, второе и третье места. Мне ужасно хотелось дать медали всем тем, кто не попал на пьедестал, мне хотелось кинуться к ним и сказать:

– Вы так здорово ехали! – и дать каждому по три фунта. Очевидно, на меня слишком повлияли странные идеи Новой Эры, и я не могла справиться с жестокой действительностью приморских велосипедных гонок. Возрастные группы менялись, а мы все стояли там и смотрели, пока дело не дошло до «ветеранов». Старшим было лет по сорок, а то и больше. Я затопала прочь, подсчитывая на пальцах, сколько лет оставила позади, пока сама не стала «ветераном».

Мы шли вдоль берега и смотрели, как садится солнце. Я снова начала «грабить пляж», решив набрать круглых камешков из белого кварца, чтобы дать по одному каждому участнику семинара. Марк терпеливо ждал.

– Знаешь, тебя оштрафуют за то, что ты уносишь с пляжа камни.

52
{"b":"18100","o":1}