ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда солнце опустилось в воду, я было решила, что он мне определенно нравится, и тут он произнес:

– Когда буду обустраивать кухню, у меня вся утварь от стола до духовки будет сочетаться.

Я решила, что определенно брошу его. Скоро. Потом он начал раздражать меня тем, что знал названия всех морских птиц и мог рассказать все о приливах, и о луне, и о воздействии ветра на морской прибой. Все это казалось мне каким-то мистическим колдовством. Лично я могла бы в подробностях рассказать ему о часах работы супермаркета на Кингз-роуд.

На следующий день Марк захотел поехать на поезде вверх, «на гору». Сначала мы ехали на паровозе, потом на электропоезде. Ммм. Я решила не думать о том, что он, возможно, чересчур сильно интересуется путешествиями на поездах. Он был таким милым, таким нетребовательным, таким добрым. Он говорил:

– Чем бы ты хотела заняться после обеда, лапочка?

Но только я начинала думать: «Этот мужчина так очарователен, откуда у меня вообще мысли о том, что бы жить без него?», как он заявлял:

– Посмотри на лак на этом дереве. Могли бы сначала как следует отшлифовать. Думаю, что они просто лакировали его слой за слоем, вместо того; чтобы как следует пройтись наждачкой между каждым покрытием.

Такое можно выдержать?

– Мне кажется, это вообще полиуретан, а не лак. Блеск ненастоящий, правда?

– Да, дорогой, – отвечала я, мимолетно подумав, не броситься ли мне под Зеленый Паровозик Перси.

Мы добрались до вершины горы Снейфелл, откуда можно увидеть Англию, Шотландию, Ирландию и Уэльс. Я решила побаловать Марка исполнением песни «В ясный день можно смотреть бесконечно». Видите ли, это была ирония с моей стороны, потому что в тот день во всех четырех направлениях можно было увидеть только туман. Но овцы выглядели довольно симпатично, а в кафе подавали хороший чай и пончики с джемом.

Мы разговорились с одиноким холостяком, который рассказал нам, что прошлой ночью он поднимался на гору на ежегодную вечеринку энтузиастов железной дороги. На остров их собралось двести человек, все с фотоаппаратами, и они отдирали кусочки от паровозов. Боюсь, что это правда. Я предупредила Марка – если он опять начнет высказывать неодобрение полиуретану, я запишу его в энтузиасты.

Чтобы отомстить, этим же вечером я повела его в гости к своей подруге, с которой вместе состояла в герл-скаутах. Я была предводителем Патруля Зимородков, и, разумеется, просто обожала свою должность, потому что она давала мне право направо и налево сыпать непрошеными советами. Уверена, что вы не удивитесь, узнав, что даже в совсем юные годы я обладала потрясающим талантом командовать, поэтому вместо того, чтобы проводить время дома за учебниками, ставила палатки. Шесть девочек, которым не повезло – они попали под мою «опеку» – никогда меня не забудут, но именно эта, будучи натурой всепрощающей, решила напоить нас чаем и показать свою бесхвостую мэнскую кошку. Чистая правда, что у их котов нету хвостов. Это выглядит очень странно, кажется, будто кошка не в состоянии удерживать равновесие, но довольно прикольно.

– Генетический дефект, – сказала моя подруга Мики, пока мы надоедали Марку скучнейшими воспоминаниями о морских узлах и треугольных повязках. Впрочем, он даже сумел изобразить интерес, когда мы рассматривали ее свадебные фотографии. Это весьма впечатляло.

Вечером на конке мы вернулись в гостиницу. С ним было так легко проводить дни. И, чтобы у вас не возникало сомнений, и ночи тоже. Поэтому я радовалась, что мы приехали на этот курс. Может, здесь выяснится, что наши ангелы-хранители несовместимы?

Те, кто относится к размещению на ночлег на семинарах с осторожностью, поступает мудро. На одном таком семинаре в первую ночь никто не мог уснуть, потому что в спальнях было очень холодно. Поэтому мы с удивлением вошли в институт «Светлой Жизни» в Андреасе, на севере острова. Центр престарелых и наши курсы размещались в пятизвездочном отеле. Нас проводили в роскошную спальню, размером больше, чем вся моя квартира на Бэттерси-Парк-роуд.

Меня записали, как жену Марка. Поскольку я сказала, что мое второе имя – Лосада, то и превратилась в миссис Лосада.

– Не существует никакой миссис Лосада, – попыталась объяснить я. Теперь это выглядело, будто я замужем, а здесь у меня любовная интрижка. Экономка понимающе улыбнулась. – Нет, честное слово, никакого мистера Лосада тоже не существует. Я не замужем. И никакой любовной интрижки тоже нет. – Я увязала все глубже и глубже.

– Нам все равно, даже если у вас роман, дорогая, – тихо прошептала она.

– Да, я в этом уверена. Но романа нет.

– Тогда все в порядке, верно? – подмигнула она. Должен же быть какой-то способ избегать подобных ситуаций!

Мы с Марком с трепетом пошли здороваться с остальными участниками «счастливого часа». Теперь вы уже не удивитесь, узнав, что нас было десять женщин и четверо мужчин. Четверо были местными, остальные – со всех концов Британии. Я заговорила с одним из мужчин, на вид любителем чтения с избыточным весом, который казался там совершенно не у места. Я поинтересовалась у него, чем он зарабатывает на жизнь (не то чтобы я часто задаю этот вопрос, если вы помните), и выяснилось, что он садовник, что просто согрело мне душу. За первым бокалом вина он сообщил нам, что курс полностью называется «Работа с ангелами, феями, музами и природными духами». Марк, кажется, собрался уходить. Но тут появился Уильям Блум. Не знаю, чего я ожидала от человека, ведущего курс про фей, но в любом случае он не походил на такого человека.

Мы сидели за столом, накрытым на обед из трех блюд изысканной кухни, и я расспрашивала Уильяма, который преподавал в международном масштабе, опубликовал около десяти книг и был постоянно востребован, как оратор, о его предмете.

– Вы изучали фей в университете? – спросила я совершенно серьезно, сохраняя невозмутимый вид.

– Отец у меня психиатр-фрейдист, а мать – журналист в Нью-Йорке. Я получил диплом в лондонском экономическом институте по специальности международная политика и степень доктора психологии в области политической психологии, а потом читал лекции по психологическим проблемам в международных отношениях.

– Ага. – И этот человек будет рассказывать нам про мир духов? Марк был уже совсем сбит с толку. Отличненько! Я заказала еще порцию меренг и пудинг из летних фруктов.

Когда обед, наконец, завершился, началась первая встреча в кругу фей. Только не он это так назвал – я. После обычных принудительных представлений Уильям объяснил, чем мы будем заниматься.

– Курс на двадцать процентов состоит из разговоров и на восемьдесят процентов – эмпирический. Цели курса: объяснить вам, что такое мир ангелов, муз и природных духов, помочь вам на собственном опыте понять мир духов и облегчить доступ в их сознание, когда вам это потребуется.

– Как вы впервые узнали о существовании мира духов? – спросила серьезная леди лет шестидесяти, с длинными волосами. Уильям приступил к введению.

– Я всегда был очень чувствительным к атмосфере и, как многие люди, с самого детства время от времени чувствовал, что все вокруг живое – не только животные, деревья и растения, но даже местность вокруг и камни. Казалось, что все обладает вибрациями, и я, несмотря на серьезную учебу в университете, заинтересовался этим. В двадцать пять лет я наткнулся на старый манускрипт тринадцатого столетия о человеке, который провел шесть месяцев, вызывая своего ангела-хранителя. Я переехал в Марокко и поселился в горах, чтобы повторить его эксперимент. Я построил часовню и каждый день молился: «Прошу прощения за то, что я идиот, но, пожалуйста, не могу ли я увидеть моего ангела-хранителя?» В последний день я ждал очень серьезно и молился, как ненормальный, но ничего не произошло. Я чувствовал себя полным придурком.

Мы засмеялись. Он всем понравился. А он продолжал:

– Я лег в постель совершенно измученным и заплакал. А когда проснулся, почувствовал, что мне хочется вернуться к молитвам. Я потом почувствовал, что меня окутывает невероятная любовь. Она была абсолютно реальной, настолько, что я не мог в ней усомниться или отмахнуться от нее, как от плода своего воображения или отображения желания. Она была настоящая. И с того самого дня я чувствую и вижу трепет и красоту во всем, и тот пик чувств теперь всегда со мной.

53
{"b":"18100","o":1}