ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом мы делали последнее упражнение. В последний раз сели в свой кружок фей.

Одна женщина сказала:

– Я поняла, что могу быть частью жизни, а не просто смотреть на нее со стороны. Я никогда не была на это способна. Это замечательное переживание.

Банкир из Сити сказал, что эти выходные подтвердили его открытие: у него есть дар целителя.

– Я только учусь доверять ангельскому присутствию, а они могут оказывать такую помощь! Я был частью исцелений, которых вы и представить себе не можете. Я очень благодарен.

Высказывались не все, и произошло чудо – я промолчала.

Марк говорил. Он сказал:

– Море и окрестности напомнили мне дом. Всякий раз, как я оказываюсь на природе, я что-то ощущаю, возможно, это и есть те гармоники, о которых вы говорили. Я знаю, что меня это всегда трогает, а потом я чувствую себя лучше. Глен Баллагласс и море... я почувствовал себя дома.

Наступило молчание – все впитывали в себя его слова – а потом зааплодировали.

Позже я пролистала книгу Уильяма и нашла в ней такие слова: «Если человек умеет уважать и чувствовать чудокому какое дело, верит ли он в ангелов.»

Ничего удивительного, что Уильяму понравился Марк.

У меня так хорошо не получалось. Когда все покинули комнату, Уильям улыбнулся мне.

– Мы с Марком подумывали пойти сегодня прогуляться. Он просто необыкновенный, правда?

– Да, это так, но я в растерянности, – призналась я. – Никак не могу решить, хочу я с ним быть или нет. Мне кажется, что наши вибрации происходят на разных частотах.

– Вы разговаривали с ним об этом?

– Я не могу, – патетически воскликнула я. – У меня нет оснований критиковать его. Он такой, какой есть. Я знаю, что все дело во мне, поэтому это несправедливо.

– Мне кажется несправедливым, что вы делитесь своими сомнениями со мной, а не с ним.

– Вы правы.

После ленча они с Марком ушли вместе, а я решила, что мне больше нравится Роджер Вуглер – до чего отвратительно со сторонны Уильяма говорить мне то, чего я не желаю слышать! До этого он мне очень нравился, но мне меньше всего требовалось, чтобы кто-то со стороны оказался прав. Фу! Это означает, что мне опять придется признать вероятность своих ошибок.

Ближе к вечеру я попыталась «поговорить» с Марком.

– Гм... я на самом деле не знаю, останусь ли с тобой. Мне это во многих отношениях кажется не совсем правильным. Я не могу с тобой разговаривать. И не хочу говорить тебе неприятные вещи. Я в замешательстве. – Боже, какая зрелость! Думаю, это называется «эмоциональная прозорливость», да? Наверное, я все еще в начальной школе.

– Все в порядке, – улыбнулся он. – Твое замешательство меня не смущает.

– Разве это не значит, что я просто использую тебя? Ведь я не уверена, что хочу быть с тобой!

– Я тоже не уверен, так что можно и мне использовать тебя?

Он такая прелесть. И что мне делать с очаровательным другом, с которым я не хочу оставаться вместе, который интересуется последовательными номерными знаками и которого мне всегда так хочется видеть? В книгах все всегда выглядит по-другому, правда?

Вечером я пошла и стала колотить в дверь Уильяма, уже легшего в постель и наслаждавшегося отдыхом после трудного дня. Я ломилась в его дверь, как человек, вовсе не прошедший только что его курс, обучавший чувствительности, и заговорила с ним очень громким голосом, да еще сунула ему в руки книги, чтобы он подписал их.

– Я поговорила с Марком, – заявила я.

– Хорошо. – Он откровенно не понимал, что я делаю в такой час в его спальне.

– Подпишите еще и эту, пожалуйста, – продолжала щебетать я, а он смотрел на меня с недоверием и удивлением.

– Гм... я бы хотел лечь спать. – Какая глупость! А мне как раз хочется сесть и проболтать полночи.

– О да, конечно. – Я вышла из его комнаты, думая: «Он меня просто ненавидит». А неделя была такой хорошей; зачем я пошла и испортила нарождающуюся дружбу, ворвавшись в его комнату в такое время? Почему я способна на подобную бесчувственность? А раз я способна на такое после недели, проведенной в знакомстве с атмосферами и тонкими душами живущих созданий, на что я могу надеяться в будущем? Я села на ступеньках и уставилась на звезды.

Я посмотрела на книгу. Он написал: «Желаю вам любви и обходительности, Уильям».

– Ммм... похоже, он думает, что я в них нуждаюсь. – Потом я заметила четыре «знака поцелуя» в конце строчки. Я безнадежна, но Уильяму хватило любезности все равно любить меня.

ЭПИЛОГ: ПОСРЕДИ ПУТИ

Ну, и чему ты научилась? – слышу я ваш скептический голос. Я представляю себе, как какой-нибудь тибетский лама улыбается и говорит мне, что, если я считаю, будто чему-то научилась, значит, я впала в заблуждение, и мне вообще не стоит делать попыток идти дальше по Пути. Он бы ухмыльнулся и сказал что-нибудь вроде:

– Лучше сидеть на траве и медитировать, чем идти по пути иллюзий.

Так что вот вам некоторые из моих иллюзий, весело говорю я.

Прежде всего: существует магическое заклинание, которому учит Внутреннее Проникновение, и оно сделалось краеугольным камнем моей сумасшедшей системы веры. Вы его знаете – а ну-ка, все вместе!

«Используй все, что только возможно, для обучения, духовного подъема и роста».

Я действительно пользуюсь этим принципом. Поэтому, если происходит что-нибудь дерьмовое, я говорю: «Ох, и дерьмо!» и тут же думаю: «А чему можно из этого научиться?»

Так что, может, эта идея и заблуждение, но в высшей степени практическое, вам не кажется? Хуже того, я люблю представлять себе, что постоянно расту и в результате превращаюсь в более чудесную личность. Мое эго особенно любит эту мысль. А в реальном мире я, возможно, становлюсь все более заблуждающейся. И я заметила, что все это совершенно эгоцентрично, но мне трудно ответить на вопрос, научилась ли я чему-нибудь. Я и так потакаю в этой книге своим желаниям. Поэтому присоединяйтесь. Вы всегда можете примерить все это к себе, и мы вместе будем бесстыдно потакать своим слабостям.

Что касается «быть лучшей личностью...» В сущности, это единственная мысль, которая может слегка помочь и которая приводит к пониманию: все, что мы говорим о других, это ключ к тому, что мы должны изменить в себе. Совсем недавно я услышала от своих подруг два замечания: «Моя мама такая категоричная!» и «Мой друг очень нетерпимый». Понимаете, в чем дело? Кто, по-вашему, нетерпим и категоричен? Во-первых, говорящий, а во-вторых, и куда в большей степени, я. Я заметила, что наши критические замечания о других немедленно отражаются на нас.

Понимаете, я могу быть шумной, и самоуверенной, и категоричной, и эгоистичной, и теплой, и доброй, и нежной, и чувствительной. Да, я такая, и могу любить и принимать саму себя, несмотря на все недостатки. Вот чему мне необходимо научиться – любить других, несмотря ни на что. В жизни очень много проблем, но единственное, что нас действительно волнует – это любить и быть любимыми, правда ведь? Так странно, когда кто-нибудь спрашивает: «В чем смысл жизни?» Разве это не просто? Разве он не в любви?

А как насчет счастья? Вы спрашиваете, счастлива ли я? Полностью, с избытком, радостно, глупо? Чтобы слезы текли по щекам, а я знала, что это правильно? Что даже неверно понятое чувство, или состояние брошенности, или – да мало ли .что я еще чувствую – и это правильно? И быть в мире с болью и страданиями? Чтобы знать – я делаю все, что могу, и вы тоже, и пусть нам сейчас трудно, или очень радостно, но и это пройдет. Чтобы праздновать все? Да, это счастье. Но это не то, что обычно понимается под счастьем. То, что мы под ним понимаем, основано на взаимоотношениях, на деньгах, на успешной карьере, и это, конечно, намного веселее, но все это может испариться за одну ночь. Что вы предпочтете?

Жизнь захватывающа. Каждый из нас может что-то предложить, и мы можем столько всего сделать и столькому научиться. На самом деле нам не требуется очень много денег. Выбросьте свой телевизор и станьте созидателями. Если еще не поздно сделать все то, о чем мы всегда мечтали, то в чем дело? Проверить, смогу ли я сделать на гончарном круге миску. Походить на годичные курсы тантрического секса. Прочитать «Воспоминания, мечты и размышления». Найти возможность съездить в джунгли, пока они еще существуют. Приобрести собственное ведро для компоста. Завести собаку. Сыграть в рождественской пантомиме Принца Очарование. Попутешествовать по Южной Америке. Шесть месяцев поработать волонтером с монашками матери Терезы. Покататься на верблюде. Нарисовать большую картину. Начать изучать политику, историю, географию, биологию, геологию, теологию, психологию... ну, ладно, не надо психологии. Лучше рефлексологию – вот предмет, который может мне понравиться. И я только что обнаружила, что в Британии есть человек, который обучает астральным путешествиям. Вы слышали о переживаниях «вне тела» умиравших людей? Теперь этому можно научиться при жизни. Можете в такое поверить?

57
{"b":"18100","o":1}