ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так-так… Это не просто потайной ход. Это служебный тоннель. – Макс задумчиво повернулся к постаравшемуся незаметно отступить в тень Сниффу. – Ну-ка давай колись, откуда у тебя коды доступа в системную область игры? Что молчишь? В Цитадель ты тоже через служебный тоннель прошел?

Тишина.

– Ты знал, где искать вход. Откуда?

Молчание.

– Почему ты нам помогаешь? Кто ты?

Снифф упрямо молчал. Макс тихо вздохнул:

– Скажи уж хотя бы, куда ведет этот тоннель? Или ты хочешь, чтобы мы приняли твою помощь по принципу кота в мешке?

На этот раз Снифф ответил:

– Наверх. Ход ведет в комнату, соседнюю с тронным залом Властелина. Охраны там много, но все в основном программы, так что прорваться вы сможете.

– Что значит «вы»? – тут же подметил ключевое слово Макс. – Ты разве с нами не пойдешь?

Снифф решительно помотал головой.

– Прекрасно. – Макс снова заглянул в ярко освещенный проход. – Просто прекрасно. Даже не знаю, что теперь делать…

– Ловушка? – коротко спросила Мэриэн. Держа руку на рукоятке меча, она настороженно крутила головой, словно ожидая, что в следующую секунду на нее кто-то нападет – неважно, из света или из тьмы. Рядом ошарашенно хлопал глазами Ворон.

Макс пожал плечами:

– Не знаю… Но, полагаю, если мы не хотим застрять здесь до самого конца турнира, придется все-таки рискнуть. Что же касается тебя, друг, постарайся больше не попадаться мне на глаза. Потому что в следующий раз я уж точно не промахнусь.

Легкий топоток и мелькнувший в полумраке коридора нечеткий силуэт – Снифф исчез еще прежде, чем Макс закончил говорить. Мэриэн хмуро посмотрела ему вслед и молча покачала головой:

– Не нравится мне все это… Никак не могу понять, кто он такой.

– Угу, – согласно кивнул Макс. – Но выбирать не из чего. Пошли.

Тоннель оказался неожиданно коротким. Десять метров по прямой. Поворот. Лестница вверх и еще десять метров. И то правда – зачем местным программистам, богам и повелителям этого мира, зря стаптывать себе ноги? Тем более что любое расстояние в виртуальности – понятие относительное.

Закончился тоннель вполне обыденно: тяжелая, наглухо закрытая дверь и маленькая кнопка рядом в стене. Макс запоздало подумал, что Сниффа надо было все-таки заставить пойти с собой – хотя бы на тот случай, если выход тоже заблокирован паролем. А то ведь можно так и остаться здесь… С учетом того, что входная дверь уже закрылась – навсегда.

Может быть, в этом и кроется вся соль – запереть их в самую надежную тюрьму во всем Эрганоре?

Внутренне обмирая, Макс вдавил кнопку. И не смог скрыть облегчения, когда стальной монолит двери мягко скользнул в сторону. Впрочем – тут же мелькнула непрошеная мысль, – радость была, пожалуй, преждевременной.

На него в упор с нескрываемым удивлением смотрел игрок темных, прямо на глазах у которого вдруг исчезла часть стены – и оттуда появились… Кто? Те шпионы, вредители и диверсанты, которых вот уже два часа безуспешно разыскивают по всей Цитадели?

Макс опомнился первым. Голубоватая вспышка магии швырнула темного через весь зал и с силой впечатала в стену. Неудачливый игрок так и остался лежать неподвижно. Ошеломлен, ранен, возможно, даже убит – в любом случае неприятностей он уже не доставит…

Над самым ухом сердито взвизгнула стрела – соратники выбывшего игрока явно не собирались оставлять потерю товарища без справедливого возмездия. Макс торопливо пригнулся.

Врагов было человек тридцать. Все программы. И это вполне логично – игроки-люди обычно ходят в виртуал не для того, чтобы скучать на страже закрытых дверей. Но даже привыкшие строить из себя «мясо» манекены могут быть опасны, если имеют десятикратный численный перевес. Кроме того, здесь, в самом сердце вражеского замка, к ним в любой момент может прийти подкрепление. И не только может, но и придет! Как только сработает тревога, уже через минуту здесь соберется половина Цитадели. Причем сражаться темные будут отчаянно и люто, безо всякой жалости, ведь для всех них гибель Властелина автоматически будет означать проигрыш.

Служебный тоннель уже успел закрыться. На отполированном обсидиане не осталось даже тончайших трещин, могущих подсказать внимательному глазу, что тут находится потайная дверь. И Макс был уверен на все сто процентов, что снова открыть ее не сумеет. Путь назад отрезан. Вернуться в подземелья они уже не смогут.

Да и незачем возвращаться, когда пройти осталось всего-то метров десять. Вон она – вожделенная дверь в другом конце комнаты. Второго шанса подойти к ней так близко может уже и не быть.

Значит, надо не потерять этот…

Мэриэн уже звенела мечами, отбиваясь одновременно от доброго десятка противников. Двое раненных ею темных уже вышли из боя, еще один воин неподвижно лежал на полу с метательным ножом Ворона в горле. Остальные продолжали наседать.

Прижавшись к стене, Макс едва успевал отражать сыплющиеся на него удары, но на краю сознания уже крутилась предательская мыслишка: «Не продержусь! Не смогу! Их слишком много!» Макс гнал ее, стараясь сосредоточиться на битве, но она все равно возвращалась.

Один против десятерых. Шансов практически нет.

Где-то далеко-далеко что-то отчаянно кричал Ворон. Макс слышал его, но сквозь громкие крики атакующих и непрекращающийся лязг мечей никак не мог разобрать слова.

Нужно что-то делать! Нужно… Меч с каждой секундой будто бы прибавлял в весе. Раненая нога упрямо подгибалась.

Словно предчувствуя близкую победу, темные удвоили натиск.

Все. Больше тянуть нельзя. Либо сейчас, либо уже никогда!

Макс выпустил ставшую влажной и скользкой рукоять меча, мгновенно получил удар в грудь и, уже заваливаясь на спину, резко выбросил вверх руки:

– Уаа-ааа!

Только безумец будет запускать фаербол, находясь в тесной, заполненной людьми комнате без единого окна. Только сумасшедший выберет в качестве цели потолок прямо над своей головой. И только тот, у кого уже не осталось другой надежды, будет молиться о том, чтобы выжить в этом огненном аду.

Макс выжил. Хотя так и не понял, как это произошло. Просто когда перед глазами наконец-то улеглась огненная круговерть, он вдруг осознал, что лежит полузасыпанный каким-то мусором, на нем горит одежда, а по комнате, прихрамывая, ходит чумазая, больше похожая на черта из преисподней Мэриэн, по одному приканчивая оглушенных взрывом противников. Заметив движение, воительница медленно повернулась к нему:

– Похоже, у тебя это уже вошло в привычку – лупить фаерболами по своим же.

– Больше не буду… Тем более это все равно был последний.

Макс с трудом приподнялся на локтях. Перед глазами опять кружились темные пятна… А ведь впереди еще битва с самим Властелином.

– Где Ворон?

– В Зале Ожидания. – Мэриэн отвернулась.

Макс помолчал. Недолго. Как раз достаточно, чтобы сквозь звон в ушах услышать противный вой тревоги… И вроде бы топот ног по лестнице этажом ниже.

– Это я его… сжег?

– Нет, – покачала головой воительница. – Это еще до тебя. Кто-то проткнул его мечом. Насмерть.

– Понятно… Помоги встать.

Мэриэн молча протянула руку.

Утвердившись на ногах, Макс первым делом проверил содержимое внутреннего кармана – не дай бог разбились. Было бы очень обидно – беречь свое главное сокровище с самого начала игры и потерять именно тогда, когда оно стало нужнее всего… Но на этот раз обошлось. Завернутые в тряпицу бесценные флаконы остались целы. Один из них Макс аккуратно вложил в руки Мэриэн, другой взял сам.

– Что это?

– Лечебный эликсир. – Во флаконе плескалось что-то вязкое и мутное. Макс выдернул пробку, понюхал и поморщился. Может быть, жидкость и была лечебной, но пахла она совсем неаппетитно. – Стопроцентное восстановление здоровья.

– Откуда он у тебя?

– Купил… Брр… Ох и гадость же…

На вкус эликсир оказался еще хуже, чем можно было заподозрить. Ну почему всегда и везде лечебные зелья обладают столь мерзостным вкусом? Лично Макс усматривал в этом не иначе как злостный заговор всех создателей игр. Ну разве трудно им сделать так, чтобы лекарства имели вкус, например, апельсинового сока?

50
{"b":"18102","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кафе маленьких чудес
Голос рода
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Карильское проклятие. Возмездие
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Поток: Психология оптимального переживания
Шесть столпов самооценки