ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мой племянник, – пояснил сидящий за столом Николай. – Когда-то я обещал ему, что возьму в дело, если он окажется достойным. Теперь старается выслужиться.

– У тебя же сын есть, – лениво процедил развалившийся на диване Рогожкин.

– Да пошел он... Дурак дураком. В голове сплошная пустота, одни только тачки да телки. Типичная городская шпана. Я его уже дважды из ментовки вытаскивал.

– А племянник, значит, лучше? – Невозможно было понять, смеется ли Рогожкин или просто поддерживает вежливую, ничего не значащую беседу.

– Тут хотя бы есть надежда. Если он продолжит в том же духе, то сможет лет через пять-шесть пройти посвящение. По крайней мере, я на это надеюсь.

– Пройдет. – Рогожкин поморщился и отбросил опустевший шприц в сторону. Пластиковый цилиндрик, подпрыгивая, покатился по устилающему пол ковру. – В посвященные – пройдет. Кольца, правда, не могу обещать. Да ему это и не нужно.

– Не нужно, – подтвердил Николай, затягиваясь.

– Да-а, времена меняются. – Федор мрачно улыбнулся. – Братство снова превращается в наследственное тайное общество, мафиозный клан. Каждый так и стремится протолкнуть своих отпрысков к кормушке.

– Высшие должности по-прежнему остаются выборными.

– Конечно! Тот, кто носит кольцо, никогда не пожелает своему ребенку такой же судьбы. Достаточно взглянуть на шефа и... – Рогожкин судорожно закашлялся и скрючился на диване. Николай молча ждал, глядя на то, как раздирающий внутренности Федора кашель медленно разжимает свои объятия. – Ладно... Замяли... Что там по поводу Зуева?

– Ты же слышал. Сначала бесцельно шатался по городу, а потом прямым ходом зарулил прямо в штаб Старого Братства... Думаешь, он нас кинул?

– Очевидно. – Рогожкин вдруг ухмыльнулся и восхищенно потер руки. – Круто... Ай да шеф. Голова! По одной только психологической матрице предсказал поведение этого олуха.

– Так это было запланировано?

– Конечно! Аналитический центр предсказал с вероятностью свыше восьмидесяти процентов, что Зуев в подобных обстоятельствах пошлет нас на три буквы и побежит за помощью к Шимусенко.

– А какова вероятность того, что Старое Братство примет Зуева в свои ряды?

Рогожкин ответил только после нескольких минут напряженного молчания. Ответил, будто выплевывая слова:

– Неизвестно. Нет данных. Если с Шимусенко все более или менее ясно, то предсказать действия Астона практически невозможно. Этот старикашка – тертый калач. В умении запудрить мозги они с шефом – два сапога пара.

– Тогда зачем?.. Понял. Молчу. Не мое дело... Что мы предпримем?

Федор некоторое время молчал, что-то сосредоточенно обдумывая. Потом поднял голову:

– Твои ребята готовы?

– Обижа-аешь.

– Сколько времени понадобится, чтобы организовать все по плану? Милиция. ФСБ. Пресса. Что там еще нужно?

– Все уже почти на мази. Нужно еще пару часов.

– Тогда готовь операцию. – Рогожкин встал и медленно побрел к двери. – Когда получишь зеленый свет – звони. И помни, Астон – это тебе не какой-нибудь зарвавшийся мафиози, а Братство ошибок не прощает.

* * *

– Пошли. Быстро. – Михаил бросил телефонную трубку и, схватив меня за руку, толкнул к двери. – Направо и вниз по лестнице. Выйдешь во внутренний дворик – жди там.

Я на секунду замешкался и обернулся. Михаил склонился над столом, одной рукой вороша бумаги, а другой непрестанно тарабаня по клавиатуре компьютера, посылая какие-то команды. Потом из кармана появилась зажигалка.

– Шевелись.

Вспомнив, что я здесь не для того, чтобы глазеть на костер, я пулей вылетел за дверь, проскочил по пустому коридору и выскочил во двор. Здесь мне пришлось подзадержаться, ибо, что делать дальше, Михаил мне не сказал, а никто из десятка собравшихся здесь людей внимания на меня не обращал. Мужчины и женщины просто спокойно стояли, ожидая... чего?

Из-за угла выехал микроавтобус «газель» и остановился у дома. Все без особой спешки, но и не теряя ни секунды, принялись забираться внутрь. Не знаю почему, но я решил, что Антона Зуева это тоже касается. Никто меня не остановил. Никто даже не взглянул на меня.

Я устроился на сиденье и посмотрел в окно. Мягко урчал двигатель, но машина не трогалась с места. Наверное, мы кого-то ждали.

Подъехал еще один автомобиль. Знакомый уже мне «форд», только с другими номерами. Хм... понятненько... я же называл номер майору, когда сидел в каталажке.

По ступенькам ссыпался Астон и нырнул на переднее сиденье «форда». Для своего возраста двигался он более чем резво. Из дверей показался еще один тип и присоединился к нам, сидевшим в салоне «газели». Последним объявился Михаил.

В окне второго этажа уже виднелись рыжие язычки пламени.

Михаил быстрым взглядом окинул двор, подлетел к микроавтобусу и влез внутрь. Схватил меня за руку, как несмышленого ребенка и выволок наружу. Я не сопротивлялся, хотя меня подобное обхождение уже достало. Толкают, пихают, никто ничего не хочет объяснить, и при этом еще и смотрят как на дебила.

Шимусенко втолкнул меня на заднее сиденье знакомой мне уже машины и сам устроился рядом. «Форд» сорвался с места и, распахав колесами аккуратный газончик, выскочил на дорогу, едва не столкнувшись с потрепанным «москвичом». Микроавтобус последовал за нами.

– Почему я не мог ехать там?

Внутренне я уже был готов к ответу: «Чтобы я мог тебя видеть». Доверять мне они не могут – это я уже понял. Очевидно, Шимусенко хотел, чтобы я находился у него на глазах и не имел возможности выкинуть какой-нибудь фортель. Но неожиданно последовал совсем другой ответ:

– Следующие два дня мы будем ехать на машине, а они сейчас возьмут билет на самолет до Москвы и встретят нас уже там.

Блин! В Москву! Знал же я, что до добра это не доведет. Что я там забыл? Мне Ольгу выручать надо!

– Я не собираюсь в Москву!

– Не хочешь – как хочешь. Толик, притормози у обочины – высадим этого дурака.

Белобрысый водила кивнул и сбавил скорость, перестраиваясь в крайний правый ряд. «Газель» промчалась мимо, напоследок отсалютовав нам коротким гудком.

– Вылезай. Но только ты должен понимать, что обратного пути у тебя нет. Рогожкин всадит в тебя пулю, едва только увидит. И Ольге ты этим не поможешь.

– Если я окажусь в Москве, то помочь ей тоже не смогу! И вообще, почему я до сих пор здесь? Вы хоть что-нибудь для нее сделали?!

– А зачем, по-твоему, я торчал в кабинете лишних полчаса, – ядовито осведомился Михаил. – В сводках ФСБ твоя жена теперь проходит как особо важный свидетель, охрану которого необходимо обеспечить любой ценой. Приказ уже подтвержден из Кремля. Доволен?

Я только моргнул:

– Но... А ты не врешь?

– Зачем мне это? А теперь выматывай отсюда, и я со спокойной совестью смогу отменить это распоряжение. Ну, чего ты ждешь?

Я судорожно сглотнул.

ФСБ. Я верил ему. Почему-то верил... Михаил всего за несколько минут успел поставить на уши наши российские спецслужбы и... Черт возьми! Ну почему я в это вляпался?

– Трогай. – Я облизнул пересохшие губы. – Поехали.

Коротко стриженный затылок Толика слабо качнулся. Не дожидаясь подтверждения приказа со стороны Михаила, «форд» сорвался с места и нырнул в бурный поток машин. Где-то далеко позади послышался едва различимый вой сирен.

– Опоздали, оболтусы. – Михаил, казалось, был искренне доволен положением дел, разом позабыв про меня. – Снова опоздали.

День уже клонился к вечеру. Солнце низко нависло над горизонтом, бросая свои красноватые лучи прямо нам навстречу. Екатеринбург остался далеко позади.

Мимо проносились поля и редкие рощицы. Мы ехали на запад.

Я молча смотрел в окно, провожая взглядом столбики дорожной разметки и пролетающие мимо автомашины. Рональд дремал на переднем сиденье, хрипло сопя. Михаил достал ноутбук и что-то отстукивал по клавишам, целиком и полностью погрузившись в себя. Сидевший за рулем Толик неразборчиво мурлыкал под нос какой-то нехитрый мотивчик. Прислушавшись, я разобрал слова популярного шлягера и мысленно ухмыльнулся.

26
{"b":"18103","o":1}