ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время злых чудес
День, когда я начала жить
Бессмертный
Таинственный портал
Ледяная Принцесса. Путь власти
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Войти в «Поток»
Клан
Великий русский

В наступившей тишине я отчетливо разобрал несколько сомнительных комплиментов, которыми меня наградил старик. Потом он презрительно сплюнул и подошел ближе:

– Подвинься, водила хренов. – Пока я ошарашенно хлопал глазами, дедок уже взобрался в кабину и, потеснив меня, взялся за руль. – Куда тебе, мужик? Только учти, что горючки в баке совсем немного.

– Хоть куда, лишь бы подальше от железной дороги, – пробормотал я. Потом вспомнил про лежащую у меня в кармане ампулу АКК-3. – Куда-нибудь, где есть медпункт.

– Вот это правильно, – одобрил дед и, развернув трактор, покатил по пыльной дороге.

Я подпрыгивал и трясся на сиденье, почти оглохнув от рева мотора. Оставляя позади себя клубы пыли, развалюха катила по дороге со скоростью не более тридцати километров в час.

– А если побыстрее?!

Для того чтобы дедок меня услышал, приходилось кричать.

– А побыстрее никак не получится! У меня здесь не «жигули».

Я фыркнул и успокоился. Все одно лучше, чем пешком.

– Эй, мужичок, это там не за тобой?

Я рывком поднял голову и с трудом открыл глаза. Несколько бесконечных секунд я не мог ничего понять, недоуменно пялясь в лицо настороженно оглядывающегося дедка. Потом опомнился и, сумев даже постичь суть вопроса, закрутил головой:

– Где?..

– Балда! Обернись.

Метрах в двадцати позади трактора пристроилась какая-то легковая автомашина, сплошь покрытая густым слоем пыли. Я не смог разобрать марки, но сам вид этой тачки совершенно не гармонировал с проселками российской глубинки, где лучшим средством передвижения является как раз вот такой трактор.

Очевидно, это и вправду за мной.

Моя рука машинально схватилась за пистолет. Догнали-таки, черти. Теперь мне конец...

– Что будем делать, мужик?

Я быстренько перебрал варианты. Вспомнил того разговорчивого толстяка. Он уже поплатился жизнью за то, что оказался в одной компании со мной. Теперь этот старик.

Проклятое кольцо! Все, кто к тебе прикоснулся, обречены умереть.

Может быть, тот врач был в чем-то прав, и кольцо вероятности – действительно порождение дьявола?

– Я выйду, а ты поедешь дальше, – безжизненно проговорил я. – Хотя нет. Жми на всю катушку, а я выпрыгну на ходу.

– Спятил, что ли? Убьешься.

– Как Бог рассудит, – буркнул я, безуспешно пытаясь открыть дверцу.

– Она заварена. Перебирайся через меня.

Отли-ичный тра-актор. Ревет, как раненый мамонт, а ползет со скоростью черепахи. Одна дверца не открывается, другой вообще нет. И при этом вся эта машина выглядит так, будто ее кто-то жевал, но потом выплюнул, так и не закончив свое дело.

Я перебрался на другую сторону кабины, высунулся наружу и одна за другой выпустил в сторону своих преследователей оставшиеся в пистолете пули. Две. Кажется, я и в машину-то не попал, что было нисколько не удивительно, если учесть, что там находились Рогожкин и Саччи.

– Ну, бывай, дед. И спасибо за все...

Отбросив пистолет, я выпрыгнул прямо в придорожные заросли насквозь пропыленной крапивы.

Да-а. Для сегодняшнего дня прыжков уже явно перебор. Может быть, мне в каскадеры податься? Из тракторов, поездов и окон я выпрыгивать уже научился. Дело за малым...

Когда улеглась вспыхнувшая перед глазами сумасшедшая круговерть, я лежал на дне какого-то оврага и смотрел в голубое небо. Красиво-то как. Облачка плывут. Солнышко светит.

Спать хочется.

Я перевернулся на живот и пополз, не обращая внимания на царапающие мою голую грудь сучки и жадно вцепляющуюся в руки крапиву. Надо бы встать, но сил уже совершенно нет.

– Какая потрясающая воля к жизни, – прокомментировал мои жалкие усилия чей-то голос. А потом пинок под ребра заставил меня перевернуться на спину.

Сверху на меня смотрел Федор Рогожкин. Я с удовольствием отметил украшающий его ухмыляющуюся рожу большой лиловый синяк. Рядом с ним маячила еще одна тень. Олия Саччи? Обреченно вздохнув, я обмяк.

– Знаешь, Зуев, – склонившись прямо ко мне, Федор буквально пожирал меня своими похожими на бездонный омут глазами, – я бы с превеликим удовольствием отправил тебя к праотцам, но шеф почему-то хочет сначала с тобой побеседовать. Не знаю уж, чем ты ему приглянулся. Но ничего, Зуев, не расстраивайся. Наше время еще придет.

Он выпрямился и достал из кармана заполненный какой-то прозрачной гадостью шприц. Жаль, что это не АКК-3.

Укола я не почувствовал. Но всего через несколько секунд мир вокруг меня померк.

Мой несчастный рассудок с трудом пробирался сквозь паутину забвения. Перед внутренним взором кружились какие-то образы. Мысли скользили вяло и, едва-едва коснувшись меня, мгновенно исчезали. Необыкновенное ощущение. Необыкновенное еще и тем, что ничего у меня не болело. Это было почти фантастично. Даже ставшая уже привычной ноющая боль в запястье исчезла без следа. Такая легкость во всем теле!..

Я лежал на чем-то слабо покачивающемся, не ощущая ни верха, ни низа. Это было приятно. Настолько приятно, что просто не могло быть правдой. И вдобавок я не мог шевельнуть и пальцем. Я не мог даже открыть глаза.

Наверняка мне вкололи какую-нибудь дрянь. Ну да... Точно... Паразит Рогожкин... Это явно его рук дело.

Я постарался сосредоточиться и изгнать из головы эту проклятущую легкость. Мысли играючи ускользали. Ну уж нет... Мне сейчас нужен готовый к работе, холодный, ничем не замутненный разум.

Соберись, Зуев. Соберись!

Какой-то голос проник в мой мозг откуда-то извне:

– Федор, он просыпается.

– Вколи ему еще одну дозу.

– Прямо сейчас?

– Конечно, сейчас. Или ты хочешь подождать, пока он очнется?

Речь была явно русская. Один произносил слова чисто, а другой – смазывая окончания и глотая звуки, но в целом довольно правильно.

Я собрался с силами и приоткрыл один глаз.

И увидел мрачное лицо Олии.

А потом вновь вернулась тьма.

Я снова очнулся, будто бы вынырнув из колодца видений. На этот раз не ощущалось никакой легкости или лености мыслей. Впечатление было такое, будто счастливо спавшего меня вдруг окатили ледяной водой.

Резко открыв глаза, я попытался мгновенно сесть, но безуспешно. Тело отказалось повиноваться, даже не подумав принять сидячее положение. Более того, я вообще его не чувствовал. Будто бы у меня не было ни рук, ни ног, ни туловища. Одна голова, в которой, наверное, какой-то дятел поселился. Ой, как в висках стучит...

Медленно ворочая головой, я попытался осмотреться.

Простая комната. Многочисленные лампы, бьющие мне в глаза острыми как иглы лучами ослепительного света. Какие-то шкафы. Двери. Окон я не заметил.

Вот черт! И что бы это все значило?

Я снова попытался сесть. И даже смог кое-как приподнять руку. Все тело было как будто чужим.

Единственное, чего я добился своими никчемными потугами, так это появления в комнате трех жлобов с непроницаемыми физиономиями. Они быстренько подняли меня, усадили в некое подобие инвалидной коляски, оснащенной держателями для рук и ног, и встали неподалеку.

Потом будто из пустоты возникла молоденькая медсестричка, с которой я был бы не прочь познакомиться поближе, если бы не был женат и не оказался в столь идиотском положении. Она выкатила меня вместе с моим нынешним троном из комнаты и повезла куда-то по длинному выстланному коврами коридору. Трое головорезов топали рядом.

Я с мрачным любопытством приговоренного к смертной казни озирался вокруг.

Картины на стенах. Резная мебель, вполне вероятно даже и антикварная, – я в этом не разбирался. Ковры. Да, Обновленное Братство живет гораздо лучше, чем Старое. В московском штабе я чувствовал себя новым русским, а здесь мог бы ощущать себя королем. Если бы только ноги и руки мне развязали...

Двери, двери, двери. И ни одного окна. Такое впечатление, что мы находимся где-то под землей.

Еще одни двери, которые услужливо распахнулись перед нами. Небольшая комната с кнопками на стене. Лифт. Мы загрузились туда и поехали.

44
{"b":"18103","o":1}