ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну точно. Сначала я слышал только щелчки затворов и негромкий говор, а потом – шелест травы и приглушенную ругань. Кто-то из них полез на поиски и теперь вовсю костерил грязюку, залившуюся ему в ботинки. Кто-то приглушенно засмеялся.

Я вытащил насквозь промокший пистолет и с тоской посмотрел на капавшую с него грязную жижу. Будет ли он вообще стрелять в таком состоянии? Я бы на его месте не стал. Но тогда мне конец. Нет шансов. Я же не герой тупых боевиков, чтобы раскидать десятерых автоматчиков голыми руками. Тут даже кольцо ничего поделать не сможет, потому что вероятность того, что события случайно повернутся в этом направлении, составляет ноль целых ноль десятых процента. А в этом случае... кольцо не способно творить. Оно может только выудить из возможных вариантов дальнейшего развития событий тот, который нужен его хозяину, и увеличить шансы на то, что он станет реальностью.

Есть ли шанс у простого монтера уделать десятерых профессиональных убийц? Вероятно, есть. Но исчезающе малый. Сможет ли кольцо выловить из древа вероятностей этот шанс и предоставить его мне? И какой болью мне придется заплатить за этот шанс?

Шорох приближался. И вместе с ним и его источник – какой-то парень с автоматом наперевес. Я поудобнее обхватил рукоять пистолета и попытался сморгнуть попавшую мне в глаз воду.

Он шагнул вперед и чуть не наступил на меня. Осел! Под ноги смотреть надо.

Ну он и посмотрел. Только было уже поздно.

Я выстрелил.

Что за... Мимо! С трех шагов мимо. И даже кольцо не помогло! Что это такое?! Как?..

Этот болван вздрогнул и рывком вскинул автомат, направляя его на меня. Я снова нажал на спуск. И снова мимо. Твою мать... А-а!

Попасть мне удалось только с третьего раза. Я в ужасе смотрел на украсившее майку подстреленного мной парня кровавое пятно. Он удивленно и чуть обиженно глядел на меня. Казалось, время остановилось. А потом он выронил свой автомат и упал. Прямо на меня.

И в тот же миг снова затрещали выстрелы. На этот раз стреляли куда более точно, прицельно, стараясь накрыть то место, откуда только что раздались мои выстрелы.

Я снова скорчился в яме, стараясь даже не дышать. Сверху на меня капала кровь поверженного врага. Его тело придавило меня сверху, буквально впечатав бедного Тошку Зуева в глину, но я был этому только рад. И не зря. Несколько раз я ощущал, как вздрагивает навалившийся на меня труп, дергаясь при очередном попадании пули.

Мне снова повезло. Я выжил. Уцелел, хотя перед глазами уже поднимался серый туман невыносимой усталости. Кольцо сожрало практически все мои силы, а врагов оставалось еще девятеро.

Я выронил мгновенно исчезнувший в грязи пистолет, оттолкнул мертвеца в сторону и потянулся к валявшемуся неподалеку автомату.

Глава 12

Один только вопрос волновал меня в данный момент. Как могло получиться так, что я не смог с первого же выстрела разнести башку тому парню? Почему мне пришлось стрелять трижды, хотя раньше с помощью кольца я мог попасть в мишень с закрытыми глазами? Почему я дважды промахнулся, стреляя почти в упор?

Вроде бы сейчас не время, чтобы раздумывать, но это было необычайно важно. Я чувствовал, что от того, найду ли я ответ на этот вопрос, зависит моя жизнь.

И я рассуждал. Насколько это было возможно, сидя по уши в грязи и слушая, как громко переговариваются всего в двадцати метрах от меня те, кто больше всего сейчас хочет видеть мои выпущенные наружу мозги.

Я размышлял, судорожно обхватив вымазанной в глине рукой приклад трофейного «калаша».

Почему я промахнулся?

Ответ был только один. Я не смог попасть в него, потому что этого человека, так же как и меня, защищала сила вывернутой наизнанку случайности. Кольцо вероятности. Не мое. Чужое, враждебное мне кольцо вероятности. Оно находилось где-то здесь. Где-то недалеко...

Но вряд ли у этого парня, которого я подстрелил. Иначе я бы так легко не отделался. Не у него, но у кого-то поблизости.

Кто это? Старое Братство или Отколовшиеся?

Я бы поставил на то, что этих людей послал за мной Долышев. Да. Именно так... Тогда кто же ведет их? Олия? Рогожкин? Тот иностранец Альберт, что вместе с Федором штурмовал мою квартиру? Или кто-то мне незнакомый?

Но в одном я мог поклясться. Это не сам Долышев. Против его трех колец... Кхм... Я уже давно сыграл бы в ящик. Нет, мне кажется, игра идет на равных. Один на один. Моя вероятность против вероятности моего врага.

Но есть еще и эти типы, которые снова лезут сюда.

Я несколько раз глубоко вздохнул и, резко вскочив на ноги, нажал на спусковой крючок.

Автомат в моих руках сухо щелкнул. Зато потом... Я едва успел шмякнуться обратно в глину.

Черт возьми! Может быть, у этих типов все же когда-нибудь кончатся патроны. Или, если так дело пойдет дальше, они пристрелят меня, что гораздо более вероятно.

Я лихорадочно вытащил пустой магазин и, прикусив губу, принялся шарить по карманам лежавшего бок о бок со мной мертвеца. Блин горелый! Я уже привык полагаться на свое везение, а тут его разом отняли. Ну точно, где-то рядом присутствует враждебное кольцо. Иначе автомат был бы заряжен.

Столкнув убитого мной парня в яму, я пополз в сторону, стараясь, чтобы меня не было видно со стороны.

– Идиот ты, – шепнул я ему напоследок. – Ты должен был зарядить автомат, прежде чем тащиться сюда. Тогда мне было бы намного проще. Да и у тебя появилось бы больше шансов.

«Калаш» я перезарядил. Вот только что же мне теперь делать?

Удрать бы. Или забиться в какую-нибудь щель.

Они меня засекли! Или заметили, как шевелится потревоженная мною трава. Во всяком случае стреляли-то они точно в меня.

Я поднял свой трофей и решил ответить им тем же.

Батюшки! Попал! Я таки зацепил одного! Не убил, так хоть ранил.

А в следующее мгновение ранили меня. В бок. Боль я сначала даже не почувствовал – все заполоняла рвущая нервы пульсация в левом запястье. Только тупой удар и мгновенно нахлынувшее головокружение.

Автомат снова щелкнул. Патроны иссякли.

Черт возьми! Выпустил весь магазин, а толку – ноль.

Привык побеждать, Зуев? Научись теперь и проигрывать. И умирать. Это тебе не морды бить подвыпившим гулякам на улицах. Попробуй-ка потягаться с тем, кто кольцо вероятности уже лет пять носит.

Но кто же здесь?

Я с трудом приподнялся, опираясь на ствол какой-то облезлой лиственницы, и, не устояв, рухнул. И в тот же момент пуля вырвала кусок дерева как раз там, где только что находилась моя голова.

Проклятый снайпер!

А колечко-то все же действует. Помогает мне.

Я вскочил на ноги и помчался в сторону леса, петляя как заяц и слыша позади сухой лай автоматных очередей.

* * *

Как я остался в живых? Мне это было непонятно. Как я сумел оторваться от своих преследователей? Просто чудом. Наверное, сам Господь Бог смотрел на меня с небес и помогал заблудшему сыну своему. Обещаю поставить свечку... Я уже и так должен штук сто. Одной больше, одной меньше. Может быть, пожертвовать все свои сбережения на строительство церквей? Хорошо. Вот только разбогатею... Короче, как только, так сразу.

Я бежал, с трудом переставляя ноги и прижимая ладонь к окровавленному боку. Там жгло как огнем. Даже боль в руке была слабее, хотя и ее терпеть было просто невозможно. Только чудо удерживало меня на ногах, лишь могучее напряжение всей моей воли заставляло мое измученное тело хоть как-то двигаться вперед.

Болел бок. Болела рука. Болело левое бедро, тоже зацепленное пулей. Болело плечо. Пульсировала болью голова... Елки-палки. Да легче перечислить то, что у меня не болело.

Автомат с последним полупустым магазином тяжело шлепал меня по спине, когда я, царапая землю и скрипя от боли зубами, взбирался на насыпь.

Совсем близко проносились машины. Грузовики и легковушки. Если бы я только смог выбраться на дорогу, то можно было бы... Можно было бы сделать что? Я не знал, смогу ли уйти от погони. Но понимал, что должен остановить машину. Это был мой последний шанс.

51
{"b":"18103","o":1}