ЛитМир - Электронная Библиотека

Я криво улыбнулся и кивнул:

– Конечно.

Он сел и махнул рукой торчащему за стойкой бармену, уставившемуся на него как на некую диковинку. Парня можно было понять. Не каждый день в затерянную среди сибирских лесов забегаловку заглядывает самый настоящий негр.

Мой гость хмуро вертел головой, кого-то высматривая. Я даже не сразу понял, что искал он официанта. Осел все-таки. Это ж Россия, а не какая-нибудь Европа. Хочешь выпить – топай к стойке сам.

Я усмехнулся и поднялся:

– Что тебе заказать?

– Возьмите что-нибудь перекусить. – Он улыбнулся и, будто извиняясь, развел руками. – Целый день в желудке пусто.

Молча кивнув, я подошел к стойке, храбро повернувшись спиной к этому незнакомому мне типу, хотя между лопаток у меня так и свербило. Что, если он сейчас выхватит ствол и всадит заряд свинца мне в спину? Без ненависти, без злобы, просто выполняя свою работу. Смогу ли я тогда почувствовать угрозу? Что-то говорило мне, что вряд ли. Оставалось уповать лишь на силу кольца, которая в случае чего отведет пулю.

Я напрягся, сконцентрировал незримую силу измененной вероятности в единый кулак и приготовился немедленно защищаться. Несомненно, чужеземный гость это почувствовал, хотя и ничем себя не выдал. Но не только он засек возрастание поля измененной вероятности. Даже парень за стойкой отпрянул при моем приближении, хотя и не смог бы четко объяснить, что его насторожило.

Никто так и не выстрелил мне в спину, как ни странно.

Вернувшись обратно, я поставил на стол пару бутылок «Балтики» и тарелку с бутербродами. Мой чернокожий друг тоскливо посмотрел на эти кулинарные изыски, но от комментариев воздержался. Интересно, чего он ждал? Омаров, что ли?

Я молча смотрел, как он равнодушно жевал и пил теплое пиво. Наконец гость отодвинул тарелку и поднял глаза.

– Я прибыл сюда, чтобы поговорить с вами, господин Зуев.

– Это понятно, – равнодушно ответил я, доставая из кармана пачку сигарет. – Что бы еще заставило такую большую шишку явиться в это захолустье? Но сначала, может быть, представимся? Кто ты? Откуда? От чьего имени говоришь?

Он полностью проигнорировал мою шпильку, обезоруживающе улыбнувшись. Улыбка на его лице смотрелась как-то... неуверенно. Я мимолетно подумал, что в последнее время ему, наверное, не слишком-то часто приходилось улыбаться.

– О да, конечно. Прошу простить мои манеры... Мое имя – Майк Кохен, и я представляю южноамериканский регион Братства. Я прошу вас, господин Зуев, уделить мне пару минут для исключительно важного разговора.

Я откинулся на спинку стула и поднял глаза, глядя ему прямо в лицо. Немного растерянный, напряженный, но в целом не вызывающий опасений взгляд. Возможно, этот дружок и в самом деле хочет поговорить, а не пытается затеять нечто пакостное за моей спиной. Впрочем, я благоразумно держал правую руку под пиджаком, задумчиво поглаживая пальцами прохладную рукоять тяжелого пистолета.

– И не стоит опасаться подвоха, господин Зуев. Я не собираюсь нападать на вас и хочу только одного – короткой беседы, которая, возможно, уладит наши разногласия. – Он немного помолчал и, так и не дождавшись моей ответной реплики, добавил: – Без обид, господин Зуев, но если бы я хотел драки, то просто подстерег вас в подворотне и пустил пулю в затылок.

Я криво усмехнулся, смотря ему прямо в глаза. Несколько минут мы играли в гляделки, но потом Майк отвел взгляд. Он отвернулся. Отвернулся! Первую пробу сил я уже разыграл. И пока преимущество за мной.

– Может быть, Майк. Может быть... Кстати, прекрати обзывать меня господином. Мое имя – Антон.

– Конечно, Антон. Так вы согласны уделить мне пару минут? Давайте пройдем в какое-нибудь более подходящее для беседы место, а то здесь слишком уж много любопытных глаз.

Глаз действительно было немало. Все посетители кафе, не исключая и бармена за стойкой, либо открыто пялились на нас, либо искоса поглядывали, притворяясь, что занимаются своим делом. Казалось бы, ну что в этом такого? Сидят за столом молодой негр и тощий русский мужик. Беседуют себе помаленьку. Никому не мешают. Но все почему-то так и посматривают сюда, будто их взгляд магнитом притягивают. Бедняга Майк. Если на его появление в обществе повсюду так реагируют, то у него, должно быть, железное самообладание. Я бы на его месте уже давно бы боролся с желанием забраться под стол, хоть как-то укрывшись от этих любопытствующих глаз.

– А почему бы не поговорить прямо здесь? Хорошее местечко. Мне нравится.

– Как пожелаете, Антон. Как пожелаете.

Глава 14

– Ладно, хватит пустого словоблудия. Перейдем конкретно к делу. Чего хочет от меня Братство?

– Э-э... Антон, я не совсем хорошо понял вашу фразу. Мой русский, еще не так совершенен, как кажется... Что значит «славаблудья»?

– Это значит: «Майк, прекрати юлить и трепаться о всякой ерунде. Пора переходить к самой сути».

– Спасибо. Я понял.

– Всегда пожалуйста.

Вот такая милая дружеская болтовня получилась у меня с сидящим на соседнем стуле чернокожим выходцем с другого конца света. Спокойная беседа, во время которой я не собирался даже на секунду выпускать своего собеседника из поля зрения и не решался оторвать руку от пистолета.

– Хорошо, Антон. Перейдем к делу, если вы так настаиваете.

Ну-ну, дружок. Скажи-ка что-нибудь любопытное. Удиви бедного Зуева, который, кажется, уже догадывается, с чем ты пришел.

– Как вам, несомненно, известно, сейчас Братство переживает не самые лучшие времена. Этот раскол в наших некогда монолитных рядах, потом идея молодого окольцованного по имени Роман, готового перевернуть мир из-за какой-то идеалистической цели, долгое противостояние и, наконец, открытое столкновение между нашим крылом Братства, ставшим последним хранителем древних традиций, и Отколовшимися...

Майк Кохен продолжал нести какую-то чепуху, в основном упирая на тяжелое положение Старого Братства и на то, что все еще можно поправить, если события вернутся в прежнее русло. Я пропускал его треп мимо ушей, сосредоточившись на быстро пустеющей кружке какого-то дрянного пива. Возможно, мне не следовало надуваться этой пакостью, но слушать болтовню Майка было еще противнее.

– ...когда стало известно, что вас избрало кольцо, на совете носящих было принято решение попытаться облегчить переходный период и...

Ага. Точно. Облегчить переходный период и вовлечь в Братство на равных правах. Несомненно, так все и было. Я вспомнил смотрящий мне в живот ствол «узи» и не смог сдержать усмешку. Конечно же. И никто не пытался в меня стрелять. И Михаил Шимусенко явился за мной вместе со своими парнишками только с целью «облегчить мой переходный период».

– ...наше мнение только укрепилось, когда до Братства дошло известие о произошедшей в одном из незначительных российских городков таинственной стычке, в которой принимали участие вы и широко известный в определенных кругах Федор Рогожкин...

Блин! Ну ты собираешься переходить к делу или все так же будешь толочь воду в ступе?

– ...несомненно, возможность сбросить со счетов такого опасного врага, как Федор Рогожкин, многого стоит для Братства. И мы благодарны вам, но...

Я не выдержал и заскрежетал зубами.

– ...я восхищаюсь вашими успехами, достигнутыми в столь короткий срок. Я был избран носить кольцо вероятности год назад и за это время так и не научился пользоваться им столь же уверенно, как вы, хотя готовился к этому всю свою жизнь...

– Коро-оче давай! Говори, что тебе надо?

Майк разом осекся и посмотрел на меня с немым укором. Не знаю почему, но я вдруг почувствовал себя виновагым. Он посмотрел на меня обиженно и чуточку печально. И только в глубине его глаз мелькнул ледяной огонек... Предчувствия? Радости? Предвкушения скорой победы?

Хмм... Всех носящих кольца учат притворяться и лгать с самым что ни на есть искренним видом? Наверное, да. Безусловно, да. Тогда Майк, очевидно, не самый лучший ученик, потому что его вранье я засек. У Романа Долышева получалось гораздо лучше.

60
{"b":"18103","o":1}