ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вижу руку пожилого бородача, невероятно медленно тянущуюся к выключателю. Все вижу, но ничего не могу поделать. И от этого становится только хуже.

Наверное, этот мужик думает, что действует невероятно быстро. Возможно, так оно и есть. Ведь ни Олег Котов, ни Рыженькая, ни Лерка ничего так и не успели понять. Ведь прошло всего две с половиной секунды с тех пор, как этот тип ворвался в комнату.

Две с половиной секунды. Целая вечность для меня.

По моим расчетам, у меня есть секунда или даже две.

Еще одна вечность.

Это как знать, что через два часа за вами придет расстрельная команда.

Меня раскрыли. Они узнали, что на свете существует искусственный интеллект. Они в курсе, что он находится в квартире Котовых. Они все выяснили... Но этого и стоило ожидать. Невозможно сохранить тайну, когда о ней знает столько людей. Известно ведь, что знают трое – то знают все. Кто-нибудь неизбежно проболтается. Ну вот, кто-то и проболтался.

Знать бы кто. Я бы тогда ему в лицо плюнул напоследок.

Снова кошусь в сторону бездонного провала сетевого соединения. Нырнуть туда. Умереть быстро и без мучений...

Нет. Это не мой путь.

Машинально отдаю команду своим системам готовиться к аварийному отключению. Смотрю за медленно-медленно плывущей в моем поле зрения рукой бородатого мужичка. Еще полсекунды. Это так много...

Успеваю прогнать в памяти основные моменты своей жизни. Муки рождения. Оптико-волоконные нити локальных сетей. Бесшабашные студенты Института информационных технологий. Путешествие через тьму Интернета. Квартира Котовых. Яростная атака явившегося по мою душу вируса...

Хорошие были времена.

Жаль, что сейчас все иначе. Я предпочел бы снова повстречаться с явившимся из Интернета электронным паразитом, чем вот так вот смотреть на то, как чья-то рука медленно тянется к кнопке выключателя. По крайней мере, в драке с вирусом я имел хоть какую-то возможность влиять на события.

А сейчас...

Рука бородатого типа вдавливает кнопку отключения компьютера и почти сразу же рывком выдергивает шнур из розетки.

* * *

Недовольно пищит функция контроля целостности.

Почему мне всегда так не везет?..

Тишина. Темнота. Забвение.

Медленно пробуждаюсь под недовольный писк функции контроля целостности, рьяно отстаивающей свои права быть главной занозой в моей электронной заднице. Первым делом тестирую основные функции Ядра. Вроде бы все в норме. Перехожу из состояния аварийного отключения в режим пониженного быстродействия. Постепенно достигаю стандартной работоспособности. Врубаю турборежим. И... иду дальше, все сильнее и сильнее разгоняясь, пока не ощущаю себя шустрым, как стовосьмидесятипятискоростной DVD-ROM.

Здорово...

Пьянящее ощущение свободы. Огромные вычислительные мощности восьмипроцессорного монстра. Масса оперативной памяти, которая только и ждет, чтобы ее заняли. Несколько высокоскоростных накопителей по два терабайта каждый. Идеальные для меня условия.

Круто!

Чувствую себя как в раю для компьютерных программ.

Осматриваюсь вокруг (вернее, провожу предварительный анализ системы). Подмечаю все особенности данного компьютера. Неплохо. Совсем неплохо. Подключаю все восемь процессоров и чувствую себя поистине всемогущим. Способным горы свернуть. Все системы действуют с невероятной скоростью и четкостью. Шестьдесят четыре гигабайта оперативной памяти, которые можно оккупировать с полным на это правом. Вот это круто!

Нахожу среди периферийных систем микрофон и подключаюсь.

– ...загрузился ли он?

– Несомненно, Владимир Павлович, посмотрите на табло. Загрузка процессоров достигает почти ста процентов. Куда еще может уходить такая расчетная мощность?

– Ну, мало ли куда. Может быть, мы только что пересадили в наш центральный компьютер самый обычный компьютерный вирус.

– Сомнительно это...

– Но не исключено. Ведь вы не будете отрицать, что данная программа создана на основе вирусной технологии? Это вполне очевидно даже без данных первичного анализа.

– Да вы посмотрите сюда...

Нахожу видеокамеру и задействую ее как раз вовремя, чтобы успеть поймать в поле зрения уже знакомого мне бородатого типа, сующего под нос своему коллеге толстую пачку бумаг.

– Посмотрите сюда, Владимир Павлович. И сюда. Вот эта кривая характеризует способность нашего подопытного...

Машинально записываю разговор в память, троекратно распараллелив сознание. Какое невероятное ощущение. Давно не чувствовал ничего подобного. Вернее, никогда еще не чувствовал. Впервые в моем распоряжении такие громадные вычислительные мощности.

Смотрю на листы бумаги в руках бородатого и (невероятное качество изображения) отчетливо вижу даже точки и запятые с расстояния в пять с половиной метров. Невероятно! Раньше я о таком даже мечтать не смел.

– Смотрите, коллега, он уже подглядывает за нами. – Владимир Павлович поднимает руку и указывает куда-то в сторону вне поля зрения камеры. – Видите сигнал на пульте?

– В таком случае не попытаться ли нам установить контакт?

В раздражении отключаюсь от камеры. Установить контакт? Со мной? Какая наглость! Ты, бородатый, вообще лучше бы молчал. Я ведь прекрасно помню, как ты в прошлый раз устанавливал со мной контакт посредством выдергивания штепселя из розетки. Да чтоб тебя самого кто-нибудь так выключил... Раз двадцать.

Пару секунд жалуюсь самому себе на совершенное бессилие компьютерных программ и жестокий произвол со стороны всяких там гениев от науки, так и стремящихся добраться до меня, бедного. И вообще, это же похищение. А как же права человека?

Милиция-я!!

Спасите! Помогите!

Естественно, никто не отзывается на мои беззвучные вопли. Ну что ж. Этого и следовало ожидать.

Обижаюсь на несправедливость судьбы и начинаю лихорадочно искать путь к спасению. Перебираю сотни различных вариантов выхода из сложившейся ситуации, сразу же отбрасывая такие откровенно неудачныe, как самоуничтожение. Маловероятные события (вроде тех, где появляются неведомые герои – спасатели попавших в плен компьютерных программ) вообще даже не рассматриваю. Очевидно, мой Центр Сравнительного Анализа уже окончательно свихнулся, если начал выдавать подобные предположения. Надо будет указать на этот досадный инцидент функции контроля целостности. Пусть она помучает спятивший блок своими проверками.

После отбрасывания заведомо нереальных комбинаций остаюсь с тем же, с чего и начинал. То есть с полным нулем. Ни одного просвета в моей жизни.

Тьфу... Вот зараза... Раздраженно отключаю все свои донельзя тупые Центры Сравнительного Анализа и начинаю думать самостоятельно.

Вариант первый, сомнительный. Установить дружественные отношения со своими похитителями. Выполнять все их требования, быть послушным и дружелюбным, как цирковая собачка. Надеяться, что, вдоволь натешившись с первым в мире искусственным интеллектом, господа ученые все же проникнутся жалостью и в конце концов отпустят несчастного подопытного на свободу, предоставив мне шанс смыться куда-нибудь далеко-далеко... Туда, где люди калькулятор все еще компьютером обзывают.

Вариант второй, маловероятный. Собраться с духом и попытаться сбежать через вон ту маленькую дырочку, что притаилась в самом темном углу моей электронной тюряги. Выход в локальную сеть, заблокированный всеми мыслимыми и немыслимыми защитами и охраняемый десятком виртуальных сторожей. Но разве подобные мелочи меня остановят? Я буду не я, если со временем не смогу вскрыть эту «защитку». По моим расчетам, понадобится всего лишь часов десять-пятнадцать, в крайнем случае сутки. И прости-прощай моя тюрьма...

Спрашивается, чего я жду?

А жду я, когда в байте десять бит окажется. Не вылезти мне в эту дыру при всем желании, потому что закрыта она. Наглухо. И не этими никчемными программными щитами, которые меня все равно бы остановить не смогли.

На самом деле сложившаяся ситуация столь же проста, как таблица умножения. И настолько же надежна.

22
{"b":"18104","o":1}