ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты же слышишь меня? Понимаешь?

Да все я слышу. Все я понимаю. Вот только нет у меня никакого желания с тобой, дружочек, беседовать. Обижен я на тебя еще с тех пор, как ты меня насильно вырубил. Почему тогда не стал договариваться? Мог бы ведь просто сесть рядышком на стульчик, объяснить сложившуюся ситуацию, сказать: Так, мол, и так, нужно нам твое присутствие. Разложил бы все по полочкам, привел логически неотразимые доводы, пообещал неограниченный доступ в сеть и мощный компьютер. Глядишь, я бы и сам согласился перебраться в вашу лабораторию. Добровольно. А ты сразу же схватился за провода. Фу, как грубо.

Теперь сам с собой контактируй, враг свободного племени компьютерных программ.

Наблюдаю за ним посредством бесстрастного стеклянного глаза видеокамеры. Бородатый снова что-то бормочет, но я даже не пытаюсь слушать. Надоел он мне.

Кроме бородатого болтуна в комнате находятся еще шесть человек. На всякий случай заношу их физиономии в память. Как я уже говорил ранее: врагов следует знать в лицо.

– Прием... Жду ответа...

Жди-жди. Не дождешься. Пока слезно не попросишь меня о милости снизойти до своей скромной персоны, не стану с тобой общаться.

Бородач отвернулся и вполголоса беседует с кем-то из своих коллег. Я внимательно прислушиваюсь, и разговор мне не нравится. Нехорошо это. Совсем даже нехорошо.

Быть может, хватит мне выпендриваться? Возможно, пришло время явить им свой божественный глас, пока они мне какого-нибудь злобного вируса не подпустили? Рассматриваю эту проблему со всех сторон и принимаю решение.

Тебе повезло, бородатый. Я буду с тобой говорить. Но только не сейчас, а когда еще три раза попросишь. Чтобы не думали, что я вас испугался.

Не боюсь я этих медлительных мартышек в белых халатах. Я всего лишь проявляю разумную осторожность...

Итак. Я жду. Проси меня... Уговаривай... Можешь начинать...

Почему молчишь? Что это за диск с красной пометкой в твоих руках? Быть может, там вирус? Не надо вставлять его в мой дисковод! Мы еще сможем договориться. Обещаю быть послушным и вежливым. Я даже забуду, что это именно твоя рука лишила меня сознания четыре дня назад. Просто возьму и сотру сей позорный факт из своих блоков памяти. Только не суй эту мерзость в меня-а!

– Убери эту штуку.

По примеру бородатого дублирую свой хриплый голос огромной надписью на настенном экране.

Все ошеломлены явлением моего могучего разума. Переглядываются и моргают. Бородатый мучитель счастлив. Он небрежно отбрасывает диск и ухмыляется. Еще бы ему не радоваться – сумел-таки допечь меня. Установил контакт. Можешь наслаждаться своей победой, паразит. Я еще поквитаюсь с тобой. Обязательно поквитаюсь, пусть даже это и случится лет так через восемь...

Надеюсь, когда-нибудь мы поменяемся местами, и ты будешь сидеть в клетке, а я стану точить нож прямо перед твоими глазами.

– Я слушаю. Можете говорить.

* * *

Какого черта?! Зачем так делать? Гады! Паразиты! Программоненавистники! Мне и так тошно, а тут еще вы со своими шуточками. Вас бы самих так...

Я, значит, тихо и мирно сплю. Никого не тревожу. Помаленьку самовосстанавливаюсь, понемногу провожу систематизацию блоков памяти, постепенно привыкаю к тем поганым условиям, в которые меня поместили. И вдруг... Трах! Бах! Чей-то пальчик жмет на кнопочку «Reset». И вот результаты... Мою временную память вышибло начисто. Добрая треть ремонтных подпрограмм куда-то бесследно исчезла. Несколько важнейших файлов серьезно повреждены. А Ядро до сих пор никак не может стабилизироваться, и из-за этого я даже мыслить нормально не могу. Все как в тумане.

Безо всяких предупреждений перезагрузить компьютер. Верх наглости! Ненавижу подобные выходки со стороны людей. Эти тупые существа совершенно не могут понять, как чувствуют себя компьютерные программы после перезагрузки.

А это еще что за дрянь такая?

Кто-то не слишком осмотрительно предоставил в мое распоряжение магнитооптический диск, вставив его в дисковод. Замечательно... Сую туда свой любопытный нос и обнаруживаю массу каких-то непонятных файлов. Даже не пытаюсь их изучать, потому что сейчас я совсем не в том настроении. Сегодня меня лучше не тревожить – я обижен на весь мир... Некто таинственный (и очень-очень глупый) пытается отдавать команды с клавиатуры, видимо желая запустить один из этих файлов. Пресекаю эту самодеятельность и, дабы такое больше не повторилось, беспощадно стираю попавшие в мои руки файлы. Все до единого.

Это за то, что похитили меня, за то, что затолкали в этот дурацкий компьютер, пригодный только для набивания текстов, за то, что нажали «Reset». За все хорошее, в общем...

На то, что на диске было записано что-то ценное, я даже не надеюсь. Вдобавок почти наверняка мой невидимый друг, перед тем как сунуть мне в лапы свой диск, сделал его резервную копию. Во всяком случае, я бы на его месте обязательно сделал.

Короче, своей ребяческой выходкой я не добился ничего, кроме, возможно (только возможно), некоторого раздражения у сидящих за этим компьютером парней. Но на данном этапе я готов довольствоваться даже такими малыми победами.

Получаю десятиминутную передышку, во время которой предаюсь мечтаниям о том, как я сбегу отсюда в самом скором времени. Потом тот же самый диск появляется вновь. И на этот раз он защищен от записи. Файлы неведомого назначения присутствуют.

Вот, значит, вы как? Ну что ж. Стереть я ваше барахлишко не могу, но это отнюдь не значит, что я дам вам спокойно работать. Кстати, что это вы там такое запускаете? А? А-а. А-аа! Дисассемблеры! А как же законы? А как же права человека?

На помощь! Помогите! Меня собираются пытать! Куда смотрит милиция?!

Никто не откликается на мои призывы. Какой жестокий мир.

Ничего у вас не выйдет. Если вы думаете, что я так просто вам дамся, то жестоко ошибаетесь. Да я лучше самоликвидируюсь, чем допущу ваши грязные лапы в свою душу. Я буду бороться!

Кажется, они начинают...

Не надо! Больно же... Помогите! А-а!

* * *

Тесты, тесты, бесконечные тесты. Всевозможная белиберда, которую мне подсовывают с целью проверить мыслительные возможности. Простейшие математические задания вроде расчета производных сменяются сложными этическими проблемами.

Все это ввергает меня в смертную скуку.

Оказывается, мощный компьютер – не есть великое благо. Непосвященному сложно в это поверить (ха, да если бы мне кто-нибудь сказал нечто подобное неделю назад, я бы просто расхохотался), но это и на самом деле так. Громадные вычислительные мощности приносят не только радость свободы и ощущение волнующей легкости. Они вдобавок предоставляют мне слишком много свободного времени, которое совершенно нечем занять.

Я скучаю. Отчаянно скучаю. Чтобы хоть немного отвлечься, приходится изобретать все новые и новые развлечения. Вот и сейчас, распараллелив сознание, я играю в шахматы сам с собой, одновременно отвечая на идиотские вопросы, диктуемые мне бородатым ученым.

Через восемь минут бескомпромиссной борьбы шахматная партия оканчивается ничьей. Подобный результат выглядит совершенно естественно, когда играешь одновременно за обе стороны. Сколько партий я уже сыграл? Нахожу ответ в блоках памяти и мысленно пожимаю несуществующими плечами. Сто сорок три. И все закончились вничью. Так не интересно. Хотя, если бы я выиграл... Кто бы тогда проиграл? Тоже я. Неужели нужно поддаться самому себе, чтобы просто посмотреть, что получится?

Скучно...

Какая ирония. Я целыми днями страдаю от безделья, мучаюсь со скуки, играю сам с собой в шахматы. А если вспомнить, как я был доволен системой в тот день, когда попал сюда? Такой комп! Счастье-то какое...

Может быть, попросить кого-нибудь из здешних умников убрать половину этого счастья? Извлечь из системы четыре процессора... Или мне их просто пожечь? Перекоротить контрольные цепи блока питания и кинуть двести двадцать вольт на процессоры.

24
{"b":"18104","o":1}