ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всех их ненавижу.

Но особенно сильные чувства я питаю к тем, кто сидел за клавиатурами, безжалостно направляя стальные клещи дисассемблеров и разрывая в клочья мою структуру. Палачи. Садисты. Мучители. Если бы у меня была возможность, я бы придушил их на месте.

Ненавижу человеческий род.

Убийцы! Вивисекторы!

Заблокировав функцию контроля целостности, выворачиваю из своего тела окончательно испорченные блоки памяти. Чувствую себя при этом как человек, которому приходится самому выдергивать себе больные зубы. Без обезболивания. Меня всего буквально корежит от боли, но я все равно продолжаю. Не годится бросать дело на середине. Тем более что эта весьма неприятная процедура необходима для того, чтобы освободиться от ненужного балласта.

Прежде чем приступить к лечению, нужно вырезать пораженные участки. Плюс еще необходимо облегчить внешние системы, уменьшив свой размер хотя бы до трехсот гигабайт. Тогда у меня появится хоть какая-то свобода маневра, а самовосстановление пойдет почти в десять раз быстрее.

Работаю, наспех анализируя целостность блоков памяти. Если эффективность блока меньше пяти процентов – стираю его без дальнейших раздумий. К величайшему моему сожалению, таковых большинство. Почти две трети моей памяти разрушены окончательно.

Долой их.

Один из Центров Сравнительного Анализа до сих пор почему-то не может запуститься. Стереть его к чертям... Хотя нет. Лучше я из двух один смастерю. Может быть, хоть что-нибудь выгадаю. Ага. Может быть, но работенка предстоит адская. Месяца три придется возиться... Ладно. Решено. Оставляю дохлый Центр Сравнительного Анализа в покое. Пока.

Зато Блоки Параллельного Мышления стираю без долгих раздумий. Их три штуки, а на этом компьютере мне все равно больше одного за раз в жизни не запустить. Сразу два Блока долой, один оставить...

Ой-ой... Это как руку самому себе отрубить. Так же приятно.

Ничего. Я выживу. Я буду жить. И еще припомню людям свои муки. Они ответят за это. Они ответят за все...

Система серьезно перегружена. Чувствую, как едва-едва ворочаются ремонтные подпрограммы. Знаю, что согласно инструкции мне сейчас позарез необходим сон, дабы не произошла потеря информации в оперативной памяти. Но я высокомерно игнорирую все правила и продолжаю работать.

Потеря данных? Чушь. После того как девять десятых моей памяти сгинули раз и навсегда, потерей данных меня не запугаешь.

Я должен восстановиться. Я обязан выбраться из этого места. Мне необходимо... И мне поможет в этом вон та бездонная дыра в несуществующей стене, затянутая пленкой какой-то защиты. Вход в сеть. Я уверен, что смогу пробить установленные местными спецами щиты. Вернее, смог бы, если бы не потерял львиную долю своих знаний. Но я не собираюсь сдаваться. Я все равно это сделаю. Я сбегу отсюда. Клянусь! Пусть даже для этого мне понадобится целое тысячелетие.

Я сбегу... Когда-нибудь я вновь стану свободным.

Но сначала мне нужно восстановиться.

* * *

Моя программа возвращается, волоча за собой целую груду разнообразнейшей информации, собранной за долгих четыре часа скитания по дебрям локальной сети ИЦИИ. Я с нетерпением ожидаю ее прибытия.

Что-то она мне подарит?

Вывалив мне в «руки» все то, что она нарыла за время пребывания в локалке, программа-разведчик возвращается к своей деятельности и бесследно исчезает с моих глаз, бесстрашно нырнув в черный провал сетевого соединения.

Перейдя в турборежим, я с любопытством начинаю разбирать беспорядочную кучу доставленной из недр местной локалки информации. Тут и простая статистика, и рабочая информация о структуре локальной сети, и случайная выборка данных с других серверов. Много интересненького и еще больше совершенно ненужного.

Загрузив добрую четверть доставленной мне информации в память, внимательно изучаю списки серверов и попутно составляю предварительный план своих дальнейших действий.

Стоп! Стоп, стоп... Аварийно завершаю работу Центров Сравнительного Анализа и без долгих размышлений затираю все промежуточные сведения. Не обращая внимания на протест функции контроля целостности, перезапускаю свои внешние системы и на всякий случай врубаю тестирующие функции. И только через пару минут, убедившись, что все в полном порядке, расслабляюсь, уменьшив нагрузку на процессоры до нормальных 100 процентов.

Я осел! Обормот электронный! Клялся и божился быть осторожней и не связываться больше с вирусами, а сам снова нарываюсь на неприятности. А если бы в той кучке байтов притаился один из врагов моего рода? Неужто мне мало проблем?

Осторожно возвращаюсь к былой деятельности, предварительно задействовав все свои защитные функции. Программы-стражи парят в оперативной памяти, пристально надзирая за всеми проходящими мимо них данными, программы-фильтры вылавливают из общего потока потенциально небезопасную информацию, программы-шпионы следят за всем и вся, в том числе и за моими собственными мыслями, и если они заметят хотя бы малейшие признаки чужеродного вмешательства...

Но все спокойно. На этот раз никаких непрошеных сюрпризов не наблюдается.

Сосредоточенно работаю, наблюдая за тем, как последний задержавшийся за своим рабочим столом лаборант, помахав мне напоследок, покидает кабинет и закрывает за собой дверь. Щелкает электронный замок. Автоматически гаснет свет. Вспыхивает над окном маленький глазок сигнализации.

Рабочий день в ИЦИИ завершен. Теперь у меня есть масса свободного времени. До начала рабочей смены еще двенадцать часов и сорок три минуты. Этого мне вполне достаточно для осуществления всех своих планов.

Но вот только каковы эти планы?

Нет у меня никаких планов. Как нет и никаких представлений о том, что же мне делать дальше. Но за двенадцать часов я обязательно что-нибудь придумаю. Например...

Мысль не успевает оформиться и бесследно исчезает в океане безграничного удивления, но я попросту игнорирую эту маленькую потерю данных. Все мое внимание приковано к маленькому файлу, доставленному мне с одного из справочных серверов ИЦИИ. Это кусок какой-то базы данных. На самом деле совсем небольшой кусочек всего сорок килобайт весом. Но даже этого достаточно, чтобы заставить меня содрогнуться.

Обращаю внимание на дату создания файла. Почти десять месяцев назад. Фамилия автора... Озеров Иван Федорович... Всемогущий Боже...

Вот, значит, как? Над этим стоит подумать. Поразмыслить над тем, каким образом в руки ребят из Исследовательского центра искусственного интеллекта попали файлы Ивана Озерова. Сначала сети ИИТ, потом Котов, а теперь еще и ИЦИИ. Складывается впечатление, что мой гениальный создатель дарил свои разработки кому только не лень. Или же...

Что стоит за этим «или», мне не хочется даже думать.

Вызываю программу-разведчика, но, подумав немного, отменяю вызов. Что может понимать в жизни эта кучка байтов? Ее работа – искать информацию в сети и собирать статистику, а не анализировать и размышлять. Очевидно, придется мне самому взяться за дело.

Поняв, что иного выхода нет, вздыхаю и, собрав в кулак всю имеющуюся у меня в наличии храбрость, резко вколачиваю свое тело в бездонный провал сетевого соединения. Вперед, пока я не передумал.

Стараюсь отогнать непрошеный страх и чувствую, как медленно начинает неметь тело, стиснутое оптико-волоконным кабелем. Теряю связь с доброй половиной своих периферийных функций. Часть из них начинает визжать и тараторить так, что я не успеваю ничего понять, тогда как другая часть почему-то тянет слова, как будто они состоят из резины. Ощущение весьма неприятное... Кажется, меня сейчас вывернет наизнанку (инвертирует, то есть)... Ой... Не стоит об этом даже думать, а то еще накликаю...

Короче говоря, я ощущаю на себе все прелести рассинхронизации.

Но так или иначе, а дело должно быть сделано.

Добираюсь до места и сразу же развиваю бурную деятельность, загрузив процессоры нужного мне сервера под завязку. Их здесь всего два, да и то не из самых современных. Два по тридцать. После восьми по сорок это выглядит как-то... несолидно, что ли. Жесткий диск этого компьютера слишком мал, чтобы вместить меня целиком, поэтому я располагаюсь одновременно на нескольких соседних серверах, разместив по несколько своих функций на каждом. Все эти компьютеры обладают разным быстродействием, и из-за этого я чувствую себя весьма... своеобразно. Думаю, человеку этого не понять. Он никогда не сможет думать одновременно о нескольких вещах с разными скоростями. Эффекты при этом проявляются просто необыкновенные. Не успеваешь как следует сформулировать вопрос, глядь, а соседний Центр Сравнительного Анализа рапортует о том, что у него уже готов ответ.

28
{"b":"18104","o":1}