ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все. Хватит! Если выберусь живым из этой передряги — завяжу с дуростью. Обещаю. Клянусь: за периметр больше ни шагу. И пусть шеф со всеми своими заместителями хоть удавятся — с меня хватит. Я и так проработал в оперативниках дольше всех в этом городе. Пора и при штабе немного посидеть. А если нет… Что ж, на нашей конторе свет клином не сошелся. Есть и другие профессии.

В армию, к примеру, подамся — рядовым на периметр. Буду по ночам за пулеметом сидеть и смотреть на всякую нечисть исключительно на расстоянии и сквозь прицел. В общем-то тоже небесполезное дело. И, главное, куда более спокойное и безопасное, чем беготня по мертвым улицам во исполнение каких-то дурацких приказов.

Хорошо хоть войны остались в прошлом. Человечество больше не воюет само с собой. Вот уже тридцать лет как не воюет. Спасибо Господу Богу и Дню его Гнева: нам больше незачем воевать между собой. А если кому все же неймется — пожалуйста. Вот защитный периметр, а вот и враг. Безжалостный и беспощадный. Порожденный нашими же собственными руками. Не понимающий слова «перемирие».

Вождь прекратил чиркать старенькой потертой зажигалкой и присел на корточки. Осторожно подул на боязливо поднимающиеся над кучкой сухих веток язычки огня. После чего спокойно уселся прямо на грязный выщербленный асфальт рядом с занимающимся костерком.

— Ну, что встал как неродной? Садись.

Взглянув в черную бездну глаз, в которой бесследно тонули даже отблески разгорающегося пламени, я медленно опустился напротив. Скрывавшаяся под курткой рукоять кинжала ткнулась в бок, напоминая о себе пронзающим холодом. Я поежился и отвел взгляд.

Вождь чуть заметно улыбнулся, показывая, что мое минутное колебание от него не укрылось, но тут же вновь посерьезнел:

— Ладно, пустую болтовню — прочь. Поговорим о деле.

— О деле так о деле. — Я вяло повел плечами. — Говори.

Вождь поерзал, словно устраиваясь поудобнее, хотя полагал, что удобства сейчас волнуют его в самую последнюю очередь. Блеск черного льда в его взгляде заметно ослаб.

— Сначала скажи… — Он мгновение помялся. — Ты Леонида Ивановича знаешь?

— Какого еще Леонида Ивановича? — автоматически переспросил я. И напрягся, осознавая, что сболтнул немного не то. Левая рука сама поползла к кобуре, а правая метнулась за спину.

Вождь поморщился.

— Еременко, конечно. Вроде бы он здесь у вас должен ведать паствой. Так ты с ним знаком?

Я медленно кивнул, гадая, куда может привести этот разговор. И не является ли он своего рода проверкой…

Хотя в общем-то для проверок было уже несколько поздновато.

— Пересекались пару раз… — уклончиво пробормотал я. — По работе.

— Хорошо. — Вождь довольно кивнул. — Сможешь организовать нам встречу?

— Ну… — На мгновение я опустил взгляд, раздумывая, что сказать. Потом выпрямился. И усмехнулся. — Да, пожалуй, смогу.

— Хорошо, — удовлетворенно повторил Вождь. — Хорошо. Нам надо о многом поговорить.

Нахмурившись, я подался вперед.

— Например о чем?

— О том, что наступают новые времена. О том, что эпоха преобладания Света завершена. Влияние Тьмы достигло критической величины. Изменения уже неотвратимы. И сейчас нам всем надо действовать совместно, чтобы с успехом закончить начатое. А кроме того… — Бездушный запнулся и замолчал, невидящим взглядом уставившись куда-то в сторону.

Я неловко пошевелился, выпрямляя начавшую затекать ногу.

— А если поподробнее?

Но в глазах Вождя уже снова застывал острыми гранями черный лед. И пояснений я не дождался. Он только фыркнул, расплываясь в улыбке, столь же искренней, как миролюбие оголодавшего вампира.

— Так когда мы сможем встретиться?

Я поднял взгляд. Далеко на западе гасли последние отблески вечерней зари. На бездонно-темном небе одна за другой загорались звезды. Пустые здания медгородка безмолвно смотрели на меня из темноты угольно-черными провалами окон. Вдоль их стен бесформенными тенями застыли брошенные машины. Едва различимые в отблесках отбрасываемого костром света, среди них бродили незримыми узами привязанные к своему человеческому хозяину зилоты.

Где-то не очень далеко — всего в двух-трех кварталах — хрипло взвыл оборотень. Почти сразу же ему ответил другой. Стаи выходили на ночной промысел.

Похоже, меня ожидает та еще ночка…

Чужой взгляд упорно царапал спину. Ребристая рукоять пистолета на ощупь почему-то казалась маслянистой и липкой.

— Скоро, — тихо сказал я. — Уже совсем скоро…

Не знаю, может быть, мы бы еще посидели и, может быть, я узнал бы что-нибудь ценное. А потом просто ушел бы «устраивать встречу», и бесцельно бродящие вокруг зилоты меня свободно пропустили бы и вдобавок проводили до города. Может быть, все так и было бы. Но меня словно перемкнуло…

— Совсем скоро, — тихо повторил я, вставая.

Грохот выстрелов после сумеречной тишины ударил по ушам не хуже близкого раската грома.

Во дворе все еще испуганно металось эхо, а я уже перескочил через завалившегося прямо в костер Вождя изо всех сил помчался вдоль выщербленной стены бывшего больничного корпуса, зигзагами огибая попадаются на пути машины. Пистолет в моей руке грохотал раз за разом, отбрасывая назад зашевелившиеся тени.

Только я знал: пули их надолго не задержат. Зилоты — нечисть живучая. Да и серебро на них хотя и действует, но все же отнюдь не так хорошо, как на оборотней. Вдобавок их было слишком много. И потому единственный выход — убраться отсюда, прежде чем они опомнятся и сообразят, что, убив их хозяина, я в одночасье превратился из друга во врага.

Пока еще я успевал… Пока…

Везение кончилось в тот момент, когда один из зилотов с глухим не то шипением, не то хрюканьем выскочил из черного прямоугольника выбитой двери прямо передо мной. Монстр вытянул руку, пытаясь поймать меня за горло, и я выстрелил в его застывшее в вечной гримасе холодного пренебрежения получеловеческое лицо. Вернее, попытался выстрелить, потому что на этот раз пистолет всего лишь сухо щелкнул.

Мать твою… Ну почему в самый ответственный момент у меня всегда кончаются патроны?

Выпустив из рук пистолет, я дернул из-за спины меч. Пригнулся, проходя под впустую загребшей воздух рукой. И в кувырке полоснул монстра по ногам. Чуть ниже колен.

Я не стал смотреть, как он пугающе безмолвно валится на землю. Не до того было. Преследующие меня тени находились уже слишком близко. И даже на первый взгляд их было гораздо больше, чем я сумел бы одолеть. Значительно больше.

Вскочив на ноги, я свернул за угол. Тяжелое, натужное пыхтение за спиной и глухой топот многочисленных ног служили достаточным стимулом для того, чтобы как следует поднажать. И я торопился, стараясь бежать как можно быстрее и безмолвно молясь, чтобы на затянутой ночным мраком дороге мне не попался какой-нибудь коварный камень или обломок, о который я на бегу переломаю ноги.

Где-то впереди, как раз в той стороне, куда я бежал, послышался нетерпеливый торжествующий визг.

Вампиры.

Да… Вне всяких сомнений, меня ожидает крайне интересная ночка. И остается лишь надеяться, что я все же смогу увидеть ее конец.

* * *

Ощущение упершегося между лопаток чужого взгляда не оставляло ни на секунду. Я чувствовал его, когда удирал по улице. Чувствовал, когда играл в пятнашки с вышедшей мне наперерез бандой вампиров. Чувствовал, когда лез вверх по скрипучей, насквозь проржавевшей водосточной трубе, отчаянно рискуя в любой момент сорваться прямо в зубы беснующимся внизу кровососам.

Холодное презрение, обильно замешанное на неприкрытой ненависти ко всему живому. Я ощущал его даже сейчас, стоя на крыше дома и растерянно оглядываясь по сторонам. В этом ощущении было нечто знакомое, нечто такое, с чем я уже сталкивался раньше. И, быть может, если бы я спокойно посидел и подумал, то смог бы понять, что за этим кроется. Но сейчас мне было не до того.

Я не знал, что делать. Забравшись на эту крышу, я сам себя загнал в тупик. И теперь не видел выхода.

15
{"b":"18105","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Королевство крыльев и руин
Академия невест
Вечная жизнь Смерти
Михайловская дева
Путь самурая
Чего желает повеса
Чернокнижники выбирают блондинок