ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ах да, чуть не забыл… Там ваши друзья со стаей повстречались. Так что домой можете их не ждать.

— Какие друзья? — тихо спросил Водовозов.

Так тихо, что демон просто не мог его расслышать. Никак не мог. Но он расслышал… Или, может быть, догадался.

— Те самые, которых вы, смертные, час назад отправили обратно в город… Так вот, они не дошли.

Еще одна волна холода, ледяными пальцами пробежавшая по спине. Я вздрогнул, торопливо обменявшись взглядами со своим напарником. Забросил меч в ножны. И, не говоря ни слова, сорвался на бег.

Упершийся между лопаток чужой взгляд ржавым напильником скреб по нервам. На этот раз помимо холодной злобы и ненависти я чувствовал в нем еще и мрачное, нечеловеческое торжество. Касаясь взглядом моей съежившейся и дрожащей души, демон и не думал скрывать свое мрачное, гнилое удовлетворение.

Я пропустил Водовозова вперед. Остановился, держась за разогретую солнцем стену, сложился пополам. Меня вырвало… Зато потом стало заметно легче. И даже руки вроде бы перестали дрожать…

Рукавом вытерев рот, я выпрямился. И побежал, догоняя ушедшего далеко вперед Водовозова.

* * *

Я перескочил через невысокий покосившийся заборчик. Бегом пересек окруженный снулыми многоэтажками захламленный дворик. И, преодолев еще одну преграду в виде кучи слежавшегося до бетонной прочности мусора, вновь выбрался на проспект.

Огляделся.

Никого… Ничего… Обычная тихая улица старого города, ничем не отличающаяся от всех остальных. Скромно притулившиеся у обочины ржавые остовы погибших машин. Зияющие пустотой оконные провалы. Растрескавшийся грязный асфальт и редкие чудом уцелевшие вывески давно забытых магазинов. На некоторых из них все еще можно было разобрать буквы.

И ни единой живой души, кроме нас самих. Неживых и бездушных, впрочем, тоже не было. Проспект выглядел абсолютно пустым. Только призрачным маревом дрожал над дорогой горячий воздух и давила на нервы тишина. Будто вся городская нечисть попряталась в ожидании… Чего?

Я вздохнул. Поправил сбившиеся набок ножны меча (вот что значит чужое оружие — никак привыкнуть не могу). И снова сорвался на бег. До ворот оставалось километра два. За спиной молча сопел Водовозов. Перегретый асфальт упрямо лип к подошвам.

На пересечении двух широких улиц я снова замедлил бег. Постоял, осматриваясь и позволяя приотставшему напарнику меня догнать. Горячий воздух песком драл горло. До безумия хотелось выпить чего-нибудь прохладненького и освежающего… Например, пивка. Но сейчас не время. Да и достать бутылочку пива в этих местах было не так-то просто. Разве что только поковыряться в руинах бывших магазинов в поисках напитка тридцатилетней давности. Но даже если я его отыщу, вряд ли решусь выпить. Это только вину и коньяку выдержка придает ценность.

Придется удовольствоваться теплой и безвкусной водой из фляжки.

Я намеренно думал о всякой ерунде. Для того чтобы отвлечься, забыть, не думать. Не вспоминать то, о чем сказал демон. Хотя бы сейчас. Хотя бы до тех пор, пока не вернусь в город. А там… Там посмотрим.

Тяжело дышащий Митяй остановился рядом. Смахнул со лба обильно выступивший пот. Небрежно отряхнул и вытер о штанину ладонь.

— Куда так гонишь? — сипло спросил он. — Зачем?

Я промолчал… Зачем? Неужели это так трудно понять? Разве он не слышал то, что сказал демон? Или не поверил?

Словно прочитав мои мысли, Водовозов переступил с ноги на ногу и выдохнул:

— Ты ему веришь, да?

Излишне придирчиво рассматривая соседний дворик, я снова промолчал.

Верю ли я?.. Я не хочу верить, но боюсь, что не верить было бы слишком безответственно. С другой же стороны, безоглядно верить — опасно и глупо.

Так всегда при разговорах с гостями из иных сфер. И безразлично, будь то демон или ангел. Никогда нельзя сказать, где в их словах кроется правда, а где таится то, что они только пытаются выдать за правду.

В любом случае я не хотел, да и просто не имел права рисковать.

— Хотя, пожалуй, мы это скоро узнаем, — возвращая на место полупустую флягу, выдохнул мой напарник. — Демон сказал, что наши парни…

Водовозов не договорил. Но я его понял. И кивнул. Это был еще один повод поспешить. Если там действительно идет бой. нам лучше поторопиться.

— Давай быстрее.

Митяй послушно пристроился рядом.

— Возьми левее. — Он показал рукой. — Пройдем через школу. Так короче.

Я согласно кивнул и, не говоря ни слова, повернул в указанном направлении, вновь нырнув во дворы.

Двор. Еще двор. Захламленная спортивная площадка. Улица. Пыльный маленький скверик, прячущийся за унылой панельной пятиэтажкой. Мертвый проспект, наглухо перекрытый баррикадой из ржавых остовов брошенных машин. И снова двор…

Я перепрыгнул опрокинутую скамейку, обогнул опрокинувшийся набок и наполовину въехавший в витрину магазина проржавевший грузовик. И остановился, глядя под ноги. Рядом столь же резко затормозил Водовозов.

— Что?.. — Проследив за моим взглядом, он оборвал вопрос. Присел на корточки, коснувшись пальцем расчертивших асфальт свежих царапин. — Совсем свежие. С полчаса назад, не больше.

Я кивнул и нехотя потащил из-за спины меч.

— А вон еще. Видишь?

Внимательно изучавший грязный асфальт Митяй буркнул себе под нос что-то невнятное и спросил:

— Сколько?

— Шесть точно, но может быть и больше. Трудно сказать. — Я пожал плечами. — А сколько, по-твоему?

Водовозов еще раз посмотрел на отпечатавшийся на мягком асфальте след. Обвел взглядом слепо наблюдавшие за нами ближайшие дома. Зачем-то принюхался, будто рассчитывая выследить врагов по запаху. И убежденно заявил:

— Девять.

Я пожал плечами. Ну ладно, девять так девять. В любом случае надо быть осторожным. Оборотни, не важно, шесть их или девять, — не шутка. И не хотелось бы столкнуться с ними нос к носу, выскочив на полной скорости из-за угла.

В другое время я бы, пожалуй, предпочел отступить. Лезть в пасть голодной стае хоть в одиночку, хоть парой не хотелось совершенно. Но сейчас перед глазами отчетливо маячил след когтистой лапы, оставленный прямо поверх отпечатка рубчатой, с вырезанными инициалами подошвы тяжелого армейского ботинка. Я не смог разобрать буквы, но это и не имело значения. Важно было то, что демон не соврал: у наших ребят действительно серьезные проблемы.

Вот только случайно ли это, или стаю вывела на след воля Аваддона? Тут надо подумать… Только не сейчас. Потом. Когда будет время…

Кончиком меча перечеркнув украшенный длинными когтями отпечаток получеловеческой лапы, я выпрямился.

— Пошли. Давай поищем наших оболтусов…

Искать долго не пришлось. Мы пересекли улицу, перебрались через очередной завал. И на соседней улице, уже в пределах непосредственной видимости от периметра, до которого вверх по проспекту было метров триста, не больше, увидели мертвые тела. Да, драка здесь была знатная. Четыре оборотня лежали в лужах темной густой крови. Изломанные в предсмертной судороге твари яростно скалили зубы. Невидяще таращились в пустоту подернутые пеленой смерти глаза. От свалявшейся неопределенно-серого цвета шерсти к небу поднимался слабый, едва различимый парок. В воздухе отчетливо пахло мокрой псиной.

Но не это заставило меня в изнеможении прикрыть глаза.

Рядом с убитыми оборотнями лежали человеческие тела. Два… четыре… пять тел моих бывших коллег, исполосованных до неузнаваемости. И над одним из них все еще стоял, яростно щерясь на нас, оборотень. С его оскаленной пасти на землю медленно капала кровь. Не темная, почти черная, своя, а ярко-красная. Человеческая…

Как в моей руке очутился меч, я не понял. Еще секунду назад кулак был свободен и пальцы до боли, до красных лунок от ногтей впивались в ладонь, а в следующий миг они уже стискивают кожаную оплетку, а руку тянет вниз ставшая за прошедшие годы привычной тяжесть. Я шагнул вперед, мягко входя в боевую стойку и глядя прямо в лимонно-желтые глаза зверя. Принимая вызов, оборотень глухо рыкнул, припал к земле, готовясь прыгнуть…

36
{"b":"18105","o":1}