ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Верь мне.

Я, помедлив, кивнул. И Ирина слабо улыбнулась.

— Вдобавок мать Ефросиния обещала, что со мной ничего случится.

— Мать Ефросиния, конечно, женщина, вне всяких сомнений, выдающаяся, — мрачно проворчал я. — Живая святая и так далее. Но она все-таки не Господь Бог. Как она может обещать такое?

Ирина не стала спорить. Просто пожала плечами.

— Собирайся, Алеша. Иди. Только поешь сначала. В холодильнике еще пирог остался.

— Да я на ходу поем. Мне не впервой.

— Знаю, что не впервой… — Ирина вздохнула. — Куртку наденешь?

— Да. — Я просунул руки в рукава и вжикнул «молнией». Подхватил валявшийся на полу у кровати пояс. Вложил в кобуру вытащенный из-под подушки пистолет. Подумал и достал его снова, осторожно положил на тумбочку. Там, у периметра, он мне все равно не понадобится: вампиров так просто пулей не завалишь, даже серебряной. А Ирине он может пригодиться.

Хотя я от всей души хотел надеяться, что подобная необходимость все же не возникнет.

— Береги себя, Алеша.

Я нервно сглотнул. От этих слов почему-то буквально веяло предчувствием. На мгновение я даже ощутил желание никуда не ходить. Наплевать. Остаться…

Аккуратно, стараясь не шуметь, я прикрыл за собой дверь.

Пролетом ниже на лестничной площадке торчал какой-то парень расхристанного вида. Прислонившись к стене, он с самым независимым видом крутил в руках многоцветную пачку дорогущих импортных сигарет. Явно напоказ. Демонстрировал, насколько он крут, если может позволить себе подобную роскошь.

Парень проводил меня рассеянным взглядом и вернулся к своему занятию. Я спокойно прошел мимо, спустился на пару этажей, но потом, перескакивая через две ступеньки, вернулся.

Он успел только дернуться, когда я, вырвав из его рук пачку и отшвырнув ее в сторону, схватил его за ворот и без того помятой рубашки.

— Знаешь что, — прошипел я прямо ему в лицо, — вали-ка ты отсюда. Пока хуже не стало. Понял?

Чтобы угроза не казалась пустыми словами, я чуть-чуть приподнял меч из ножен. Ровно настолько, чтобы узкая полоска стали холодно блеснула в пробивающемся сквозь пыльное окно свете. Судя по тому, как побледнело лицо парня, этого как раз хватило. Бедняга даже не задержался, чтобы подобрать свое курево. Едва я выпустил его, он кубарем скатился по лестнице. Хлопнула входная дверь.

Я вздохнул, разжал стиснутые кулаки и, ссутулившись, медленно пошел вниз по ступенькам.

Не знаю. Все-таки зря я, наверное, это сделал. Много ли гордости — выместить злость, пуганув зеленого пацана, едва успевшего подняться над школьной скамьей. Вряд ли он планировал что-нибудь эдакое. Скорее, просто стоял и ждал… подругу, например. А то, что его лицо доверия не внушало, так это не его вина. Мое тоже многим не нравится.

Из таких вот мелочей и складывается мнение обо мне как о предавшемся Тьме, которого каким-то чудом продолжает терпеть церковь… Или на самом деле люди правы, и я действительно потерял свою душу, даже этого не заметив?..

Я вышел на улицу. Поморщился, вдохнув теплый воздух, в котором уже носилось безумное обещание дневной жары. Поправил болтавшийся за плечом меч. И небыстрым шагом направился в сторону, городских ворот. Вообще-то стоило бы торопиться, тем более что для этого был основательный повод. Но я чувствовал, что должен подумать.

А для этого нужно время.

* * *

Примыкающий к юго-западным воротам район города был перекрыт армейскими подразделениями. Крытые брезентом грузовики стояли посреди улицы, блокируя проезд. Рядом с ними примостился старенький «семьдесят второй». Установленный на его башне пулемет целился в небо. Я только покачал головой. Цели которые преследовало армейское командование, притащив сюда танк, оставались для меня абсолютно непонятными. Для охоты на вампиров он более чем бесполезен. Максимум, чего можно добиться с его помощью, — это перепахать тяжелыми гусеницами половину квартала да спалить пару канистр драгоценного топлива. Танк не мог гоняться за неуловимыми кровопийцами и не мог показать всю свою разрушительную мощь, не угрожая жизням мирных жителей. Он мог бы стать полезным в старом городе, где не имело смысла беречь опустевшие и заброшенные здания, но немногие имеющиеся в городе армейские боевые машины никогда не покидали пределов периметра.

А жаль. Они могли бы спасти множество жизней как горожан, так и моих коллег.

В закрытый район меня пропустили, не задерживая. Командующий временным постом майор лишь махнул рукой, приказывая освободить проход. У меня не спросили даже имя. Возможно, причиной была обычная армейская безалаберность, а может, у вояк просто был приказ пропускать всех чистильщиков без проволочек.

Пройдя линию постов, первым делом я направился к тому месту, откуда все началось.

Ворота, естественно, были уже закрыты. Массивные стальные плиты вернулись на свое должное место, намертво перекрыв вход. К счастью, это было сделано вовремя — до того как у нас в гостях оказалась добрая половина обитающей в старом городе нечисти.

Представив себе вольготно разгуливающих по городским улицам оборотней и мертвяков, я поежился. Конечно, даже если бы периметр оставался открытым с самого утра до вечера, заманивая внутрь окрестную нечисть, мы бы все равно смогли отбиться. Человек — существо упрямое и хитрое, не чета безмозглой нечисти. Но какова была бы цена? Сколькими жизнями пришлось бы за это заплатить?.. Тысячами? Десятками тысяч?

Я не видел лично, что творилось на улицах старого Челябинска в дни первого появления нечисти сразу же после Гнева и до того, как был возведен периметр. Но зато слышал достаточно рассказов старожилов и просмотрел немало панических сводок тех времен, чтобы представлять, что творилось в городе тридцать лет назад: кровь, кровь и кровь…

Я подошел ближе к воротам, возле которых замерли в усталой неподвижности сразу три отмеченных бело-сине-красным прямоугольником армейских грузовика. Стоявший неподалеку хмурый офицер недовольно зыркнул в мою сторону, но не сказал ни слова, даже когда я внаглую, не спрашивая положенного разрешения, полез наверх, на стену.

На внутренней стороне стены недалеко от верхнего края красовались глубокие выбоины. Одну из них я ковырнул пальцем. Ссыпал в ладонь собравшиеся внутри сколотые крошки бетона… Свежие. Как раз примерно такие могла оставить ударившая в стену под углом крупнокалиберная пуля.

Я поднял глаза. На добрых три метра возвышающаяся над бетонной стеной периметра пулеметная вышка была как раз напротив. Наверху с сердито-сосредоточенным видом зыркали по сторонам сразу трое солдат. Соседняя вышка была пуста, в ее деревянных стенах красовались ощетинившиеся щепками неровные дыры. На пыльном асфальте кое-где все еще виднелись темные пятна, но в целом, если учесть количество жертв, крови немного. Впрочем, я был удивлен, что она вообще есть. Вампиры, видимо, торопились уйти в город…

До последнего я не хотел в это верить, но теперь сомнений уже не оставалось. Сон был правдив. Выбоины на стенах, валяющиеся под ногами стреляные гильзы, кровавые пятна — все было точно таким же, как в моем видении. Они однозначно превращали его в реальность.

Во сне я видел, как это происходило. Я знал, кто открыл ворота, впустив алчущих крови тварей внутрь периметра. И даже догадывался, каким образом это было проделано.

Тьма набрала достаточно сил, чтобы влиять на души, непосредственно ей не принадлежащие. Тревожный знак. Если бы я не знал, что со дня на день намечается конец света, то, пожалуй, заподозрил бы неладное…

Вздохнув, я достал из кармана телефон. Потыкал кнопки. Подождал, слушая тягучие размеренные гудки.

— Алло.

— Ира?

— Алеша… Что-то случилось?

Мне показалось, в ее голосе кроме удивления мелькнула еще и нотка беспокойства. И я поспешно сказал:

— Да нет. Здесь у меня все нормально. Сейчас стою около ворот… — Где-то в соседних дворах рявкнул одинокий выстрел. Я подождал, когда уляжется метнувшееся между домов эхо. — Ириш, ты на всякий случай из дому не выходи. А то тут… — Я замолчал, не договорив.

44
{"b":"18105","o":1}