ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В лицо пахнуло ночной свежестью. Придерживаясь за выглаженную дождями раму, я высунулся как можно дальше, вглядываясь в стелющиеся у домов тени.

Чтобы вникнуть в суть дела, много времени не понадобилось. Скользящие по пыльному асфальту лучи многочисленных фонарей и характерный треск автомобильного двигателя, подчас перекрывавшийся громкой забористой руганью, не оставляли много вариантов для истолкования.

Я обернулся к Хмырю, уже зная ответ на заданный спросонья вопрос.

— Облава?

Он коротко кивнул.

— Пора уходить. Буди свою женушку. Только тихо.

— Сам знаю, — вяло огрызнулся я, все еще выглядывая в окно и прикидывая, сколько времени у нас осталось, чтобы успеть смыться до того, как неумолимо приближающиеся с севера огни облавы захлестнут старое заводское общежитие.

По всему выходило, что не так уж и много. Прыгающий свет фонарей неотвратимо приближался… Человек двадцать. Но не профессионалы. Это по повадкам видно — те сначала тихо и незаметно окружили бы дом, а уж только потом… Мы бы даже понять ничего не успели.

Хмырь уже копался в углу, разбрасывая какие-то старые тряпки и чертыхаясь сквозь зубы. Что он там искал, оставалось для меня загадкой до тех пор, пока бывший инквизитор не чиркнул спичкой, после чего тускло-желтоватый дрожащий свет рассеял все сомнения. Керосиновая лампа.

Я только покачал головой. Сколько стоит керосин в наши дни и где его можно достать, я даже не представлял. Впрочем, сейчас это уже не имело значения. Даже весь керосин мира не смог бы нам помочь. А вот чему бы я действительно обрадовался, так это своему мечу. Или хотя бы армейскому автомату. Вряд ли, конечно, найдется что-нибудь такое, но можно ведь и спросить:

— У тебя есть какое-нибудь оружие?

— Только это. — Хмырь резко откинул полу куртки, демонстрируя свой неизменный обрез. — У меня тут, прошу прощения, не подпольный арсенал.

Арсенал не арсенал, но что-нибудь посущественнее пистолета с шестью серебряными пулями в обойме мне бы не помешало. Особенно в случае, если все-таки придется прорываться с боем. Кинжал, конечно, вещь хорошая, но излишне надеяться на него тоже не стоит. Он — оружие для ближнего боя, на самый крайний случай.

— Паршиво. — Я снова высунулся в окно. Огни фонарей маячили уже совсем близко. — Надо торопиться. Ира, давай быстрее…

— Я уже готова.

— Тогда пошли.

Грохоча по лестнице, мы спустились до третьего этажа. Хмырь впереди. Я, приобняв Ирину за плечи и держа в свободной руке пистолет, — чуть сзади. Несмотря на ночное время, в доме никто не спал. Надвигающаяся облава основательно перебудоражила местную полууголовную братию. Дважды мне пришлось отталкивать с дороги тех, кто решил отыскать путь к спасению из окруженного дома, носясь вверх-вниз по лестницам. Я не старался особо церемониться, и первый человек понял все и сразу. Второй же — смутно знакомый мне парень в обвисшей лохмотьями куртке (было бы время, я, может быть, смог бы припомнить, где и когда его видел) — в ответ попытался достать меня кулаком.

Я ударил его рукояткой пистолета в висок и оставил отдыхать у стенки.

— Стой! — Хмырь даже не пытался говорить тихо. Впрочем, это было не так уж и важно — на лестнице этажом ниже вовсю шла драка, и за криками и грохотом его все равно бы никто не услышал. — Дальше нельзя.

Я мотнул головой, лихорадочно соображая. Центральный вход наверняка уже перекрыт. Запасной, вероятно, тоже. Пожарная лестница находится с другой стороны здания — не успеем, да и нет уверенности, что эта ржавая развалина нас выдержит. Плохо… Осталось разве что попробовать окно.

Не теряя времени, я потянул Ирину в ближайший коридор. Пинком вышиб хлипкую, невесть как еще держащуюся дверь. Ввалился в комнату. На полу — мусор и обугленные останки мебели. Стены почернели. Воняет гарью. Не столь давно в этой комнате был пожар, и после него здесь уже никто не жил. Здесь нам повезло. Не хватало еще схватиться с хозяином, обозлившимся оттого, что в его жилище ввалились какие-то подозрительные незнакомцы.

Оконный проем зиял слепой пустотой. Стекла давно уже не было. От рамы остались только жалкие угловатые головешки. Я запрыгнул на присыпанный сажей подоконник и быстро глянул вниз. Вроде бы никого, хотя в этой темноте так сразу и не скажешь. Но нельзя терять времени. Если еще промедлить, армейцы или инквизиторы — уж не знаю, кто тут командует всем этим бардаком, — обязательно окружат здание, дабы помешать таким умникам, как я, найти другой выход помимо дверей.

— Третий этаж, — с сомнением в голосе сообщил Хмырь то, что я и без него знал. — Не высоковато ли будет?

Я молча пожал плечами. Сунул пистолет за ремень, чтобы не мешался.

Шагнул вперед…

Вооууу!.. Земля пребольно ударила по подошвам, отозвавшись острой вспышкой боли в левом колене. Я кувыркнулся вперед, руками оттолкнулся от грязного асфальта и попытался встать, с ужасом понимая, что если у меня сейчас не получится… Все — это будет конец. Для меня, для Ирины, для Хмыря — для всех нас.

Нет. Вроде бы все нормально… Хотя колено и побаливает, но ходить я вполне могу.

Ирина, уже взобравшись на подоконник, с ужасом и тревогой смотрела вниз. Я махнул ей рукой и улыбнулся, хотя и знал, что в темноте она мою улыбку все равно не увидит.

— Все в порядке, можно прыгать… Давай, Ириша. Не бойся, я поймаю.

Нерешительно смотря вниз, она закусила губу.

— Прыгай…

За ее спиной мелькнула раскрытая ладонь Хмыря. Не знаю, что он хотел сделать: похлопать по плечу, подбодрить или просто нагло столкнуть вниз. В любом случае бывший инквизитор не успел.

Она прыгнула.

Я метнулся вперед, обмирая и вытягивая руки. Пострадавшая нога подвернулась…

Вааауу!.. Спиной об асфальт. Да еще какой-то камень, как нарочно, попал под ребра. Сломались или нет?.. Больно.

Блестящие в полумраке Ирины глаза в полуметре от моих.

— Ты как?

— Нормально. А ты?

— Я тоже нормально… Давай ты слезешь с меня, и я встану.

«Попробую» надо было говорить. Распрямляясь, я с трудом подавил стон… Нет, с такими делами пора завязывать. Когда-нибудь мое везение иссякнет, и одно из таких веселых приключений все-таки сделает меня калекой.

Когда все это кончится, надо будет найти какое-нибудь более спокойное и безопасное дело. Цветы, например, на продажу выращивать или почту разносить. А может, просто на пенсию выйду, благо выслуга позволяет…

Я снова задрал голову.

— Тебя тоже ловить?

— Спасибо, я уж и сам как-нибудь убьюсь. — Бывший инквизитор присел, готовясь спрыгнуть. — Ты только встань так, чтобы мне приземляться было помягче…

Я вздохнул и приглашающе развел руки.

— Давай уж.

И еще раз спиной по асфальту… Ох, этот день я никогда не забуду.

Ухитрившийся устоять на ногах Хмырь помог мне подняться, сохраняя какое-то скорбно-обиженное выражение лица. И хотя мне сейчас было не до этого — от боли в спине аж слезились глаза, — я все же спросил:

— Что?

Бывший инквизитор доверительно наклонился ко мне, словно намереваясь поведать величайшую тайну трех миров.

— Я лампу оставил, — тихо сообщил он.

Я коротко глянул наверх. Забытая керосинка сиротливо стояла на подоконнике. Внутри под закопченным стеклом одиноко трепыхался язычок пламени.

— Черт с ней. Свет нам сейчас будет только мешать.

— Но ведь можно было бы погасить… Э-эх, — Хмырь обреченно махнул рукой, — чего уж теперь-то… Керосин только жалко. Ты хоть представляешь, сколько я за него заплатил?

Я фыркнул и поделился с бывшим инквизитором старой избитой истиной:

— Своя шкура дороже… Пошли.

Не ожидая ответа, я отошел в сторону. Осторожно заглянул за угол… И едва успел отдернуться обратно, когда луч карманного фонарика пробежал по стене практически в нескольких сантиметрах от моего носа. Если бы тот парень был чуть повнимательнее или немного меньше торопился, он бы меня засек. Мне повезло, но, судя по увиденному, везению моему осталось жить минуты две-три, не больше.

57
{"b":"18105","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Темнотропье
Ghost Recon. Дикие Воды
Я супермама
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Синдром Джека-потрошителя
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины