ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Просто прекрасно…

Я присел, чтобы не попасть в поле зрения скользившего в мою сторону луча прожектора. Подождал, когда за выбитым окном снова воцарится темнота, а в висевшем на стене напротив пыльном зеркале перестанет отражаться размытое пламенное пятно. И снова осторожно приподнял голову над присыпанным пылью подоконником.

Так-так. Уж не собрались ли армейцы устроить вылазку за периметр с целью прищучить наконец-то одного основательно попортившего им кровь чистильщика? Помнится, год назад подобная затея не принесла им ничего хорошего, но кто знает, способны ли они учиться на своих ошибках?

Лучше бы были не способны. Потому что иначе они отпишут в Управление, и по моим следам отправятся человек десять бывших коллег. И это будет много хуже, чем целая сотня армейских оболтусов…

Точно, ворота открываются. Кто-то, кажется, выходит. Раз, два, три… Три человека. Не много. Но кто они? Я прищурился, всматриваясь, и едва не прозевал очередное приближение огненного глаза, заинтересовавшегося стоящим неподалеку от периметра брошенным домом. Пригнулся, только когда свет прожектора уже хлестнул по глазам.

Успели заметить или нет?..

Ладно, в любом случае пора уходить. Ловить здесь мне уже нечего, а вот как там Ирина?.. Я поежился. Конечно, с ней Хмырь, но при всем моем уважении к его немалым талантам, он все же не специалист по выживанию в мертвых землях. Да и про эту троицу — кстати, я вроде бы видел мечи у них за спинами — забывать не стоит.

Дождавшись, когда в пыльной комнате снова потемнеет, я прокрался к двери. На лестничной площадке царствовала темнота — хоть глаз выколи. Придерживаясь за омерзительно липкую стену, я спустился на первый этаж и толкнул дверь в квартиру. Мне повезло, было не заперто — замок выломали еще до меня. Работа мародеров, грабителей брошенных жилищ. Сейчас я был готов сказать им спасибо: они даже решетку на окне выворотили, максимально облегчив мне путь.

Я спрыгнул вниз. Долгую минуту, морщась от прострелившей колено боли, сидел на корточках. Потом встал, осматриваясь… Никого. Что ж, тем лучше.

Стиснув в ладони чуть прохладную рукоять пистолета, я похромал в противоположную от периметра сторону — в глубь старого города.

Первое дело — найти Ирину. Это не должно быть чересчур сложно. Вряд ли они могли уехать далеко. Большинство улиц старого города завалены ржавыми останками брошенных три десятилетия назад машин. Для колесного транспорта более или менее проходимы только главные трассы и проспекты. Там и будем искать.

Если только они не бросили машину и не решили пойти пешком… Я мотнул головой, отгоняя напрасную тревогу. Хмырь не станет так глупо рисковать. Все-таки машина дает хоть какую-то гарантию безопасности. В случае чего ее броня еще может помочь укрывшимся внутри беглецам.

Значит, надо искать машину.

Я неохотно перешел на бег. При каждом шаге ногу покалывало болью. Рубашка на груди расцвела темными пятнами… Черт побери, если поблизости есть хоть один вампир, он сейчас уже исходит слюной от вожделения. А я не в той форме, чтобы драться. И вряд ли смогу убежать.

У меня даже оружия нет — только кинжал… Ну плюс еще незаряженный пистолет. И как только я его не выронил, пока кувыркался по дороге? Обоймы потерял, а пистолет остался. Бесполезная железяка. Впрочем, будь он даже заряжен, толку от этого было бы немного. Те патроны, которые я позаимствовал в машине армейцев, были снаряжены свинцом — против людей, не против нечисти.

Словно в насмешку примерно в трех-четырех кварталах вниз по улице — как раз там, куда я направлялся, — затянул свою заунывную песню оборотень. Замечательно!..

Я свернул во дворы.

Здесь было еще темнее, чем на улице. Мертвые — без единого проблеска света — прямоугольники домов сверху накрывала давящая чернота неба. Чтобы не споткнуться, идти приходилось очень осторожно. Под ногами хрупко пощелкивали бесчисленные осколки стекла. В ноздри давил характерный запах: в застоявшемся воздухе отчетливо пахло тленом и запустением. Как в старой могиле.

Пробираясь вдоль прячущейся во тьме стены дома, я прекрасно понимал, насколько рискую. Оборотень, вампир, зилот, даже мертвяк — кто угодно мог сейчас подобраться ко мне практически вплотную. В этой темноте, среди болезненной тесноты высоких стен и крохотных двориков они будут чувствовать себя как дома. А я не смогу их даже заметить, пока не станет слишком поздно.

Ночь — время нечисти. Тем более такая ночь… Все мои инстинкты просто трубили об опасности. В другое время я бы, пожалуй, нашел какое-нибудь убежище понадежнее, забился туда и не высовывал носа до самого рассвета.

Сейчас же у меня не было выбора.

Двор с его непроглядным мраком сменился параллельной главному проспекту узкой улочкой. Здесь царила все та же неровная темнота, вспухшая бесформенными горбами там, где посреди дороги застыли черные силуэты брошенных машин… Нет, здесь они проехать не смогли бы. Нужно взять правее. Выйти на Меридиан. На их месте я направился бы именно туда…

Снова лезть во дворы я не стал. Вместо этого сделал небольшой крюк, обойдя квартал по тротуару. Так спокойнее. И вдобавок легче идти — не столько мусора под ногами.

К Меридиану — главной транспортной магистрали старого города — я вышел примерно через полчаса. Тридцать минут блужданий по непроглядно темным улицами и переулкам с риском в любой момент нос к носу столкнуться с одним из представителей бесчисленного легиона окрестной нечисти. Не удивлюсь, если поутру выяснится, что я поседел. Судя по тому, как панически верещал мне в уши не ошибавшийся доселе инстинкт, рисковал я страшно.

Но, кажется, обошлось…

И будто в ответ на мои чаяния — хрупкий щелчок. Словно кто-то неосторожно наступил на тотчас же лопнувший под ногой осколок стекла… Кто-то, но не я.

Я замер, напряженно вслушиваясь и всматриваясь в практически непроглядную темноту… Никого. Ничего. Темнота и тишина. И все же я не сомневался, что рядом кто-то есть. Бормотнул что-то и обреченно умолк инстинкт предощущения опасности — словно попрощался напоследок.

Я стоял, слушая ночную тишину. Стараясь не сопеть слишком сильно, ждал.

И дождался.

Тихое цоканье… Будто коготки по асфальту. Или копыта… Нет, для копыт слишком звонко — все-таки коготки…

Стиснув в ладони холодную рукоять кинжала, я шарил глазами по окружающим теням. Хоть бы луна взошла, что ли. Ни зги не видно…

Вот оно! Сзади!.. Я резко крутанулся на месте, полоснув воздух кинжалом. Бесполезно. Кто бы там ни был, он успел отскочить. Краем глаза я заметил нечеткую тень, с нечеловеческой скоростью метнувшуюся в сторону ближайшего дома. Взбежав прямо по стене, как по ровному месту, Она исчезла где-то на крыше.

Лихо… Это кто же такой был? Непонятно.

Еще раз мысленно посетовав на отсутствие фонарика, я медленно попятился. Сердце бухало в груди так, что его, наверное, было слышно за полсотни метров. Рукоять кинжала скользила в мокрой от пота ладони.

В воздухе буквально носилось напряжение. Инстинкт печально молчал. Тишина давила на уши.

Опять быстрое цоканье коготков… Откуда-то сверху.

Я поднял голову. И краем глаза успел поймать мелькнувшую на фоне ночного неба угольно-черную тень. Потом был сердитый лязг принявшего на себя удар кровельного железа. И снова глухой «цок-цок-цок» когтей. Только теперь уже с другой стороны улицы.

У меня перехватило дыхание. Между домами было метров пятнадцать. Монстр перемахнул их играючи… Как белка с ветки на ветку.

Мне стало совсем уж нехорошо. В том, что подобное существо способно в два счета свернуть мне шею, сомнений не было. Скорее всего, я жив только потому, что эта тварь просто не пожелала связываться. Подкарауль она меня в засаде или спрыгни с крыши прямо на голову — на этом бы все и закончилось. И даже моего тела потом бы не нашли.

Вжавшись спиной в стену, я настороженно прислушивался. Вроде тихо. Во всяком случае, характерного цоканья я больше не слышал. Возможно, монстр решил-таки убраться восвояси. Но даже если нет, не стоять же мне теперь здесь до самого утра.

61
{"b":"18105","o":1}