ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всего-то..

Не зная, сколько этой махине нужно времени на перезарядку, подсознательно я ожидал смерти в любую секунду. Но мы успели. Избитая, ободранная, хромающая на оба задних колеса наша машина успела оставить насквозь простреливаемый проспект и нырнуть за угол дома прежде, чем прогремел второй выстрел. Спасибо Хмырю. Он действительно классный водитель.

Теперь бы еще оторваться…

С одной стороны, у нас было несомненное преимущество в скорости. С другой же, это самое преимущество не так просто было реализовать. Извилистые улочки, переулки, клетушки дворов — разогнаться просто негде. Вдобавок всюду эти завалы: выброшенная из окон старая рассохшаяся мебель, ржавые останки машин и просто кучи непонятного мусора. Не особо-то погоняешь. А вот старушке «семьдесят второй», я уверен, никакой мусор не помеха. И то, что нам приходится объезжать тридесятой дорогой, она проломит даже не оцарапавшись.

В том, что сейчас едва не подстреливший нас танк ползет следом, я не сомневался. И хотя за натужным кашляньем двигателя этого слышно не было, я знал: его гусеницы сейчас дробят ту кучу полуистлевшего хлама, мимо которой мы, обдирая краску о стену, протискивались пять минут назад.

Может, лучше все-таки бросить машину л попробовать уйти пешком?..

Внезапный хлопок был отчетливо слышен даже сквозь шум двигателя. Я сначала подумал, что это выстрел, и потянулся за оружием. Но потом, видя, как отчаянно Хмырь крутит руль, пытаясь выровнять пошедшую каким-то безумным зигзагом машину, я понял…

— Колесо?..

— Да. — Коротко и ясно. Сразу понятно: бывшему инквизитору не до разговоров.

Прикрыв глаза, я вздохнул… Что ж. К тому все и идет.

— Остановись. Только не посреди улицы. Сворачивай куда-нибудь во дворы.

Хмырь молча кивнул. Не стал спорить. Значит, дело действительно дрянь.

Остановились мы в небольшом, спрятавшемся среди высотных домов дворике. Песочница, клумбы, качели. Очевидно, некогда все здесь буквально утопало в зелени. Правда, по прошествии трех с лишним десятилетий от деревьев и некогда аккуратно подстриженных кустов остались лишь сухие перекрученные стволы, а резные фигурки детского игрового городка были исполосованы чьими-то когтями. Но все равно здесь было на удивление уютно, а захлестнувшая весь город тьма почти не ощущалась. Просто заброшенный дворик, и все тут.

Я подал руку, помогая выбраться Ирине. Хмырь стоял рядом и, поджав губы, осматривал машину.

Посмотреть действительно было на что. Если еще вчера эта машина хоть и не представляла собой выдающееся достижение автопрома, но все же выглядела вполне прилично, то сегодня… Лопнувшие колеса топорщатся клочьями разорванной резины. Радиатор парит. Краска содрана. Царапины, вмятины, трещины. Броня на оказавшейся ближе всего к взрыву стороне почернела и покрылась сотнями мелких шрамов от осколков. Кое-где виднелись даже сквозные пробоины — и хорошо еще, что никого при этом не задело… Я в старом городе видел машины, выглядящие куда приличнее даже после тридцати лет, проведенных под снегом, солнцем и дождем.

Наш случайный попутчик вылезать отказался. Когда я рывком открыл дверцу, он только сжался в кресле и отчаянно замотал головой. Я пожал плечами. Дело твое.

— Как хочешь. Можешь сидеть и ждать. Тебя найдут.

— А если не найдут? — Голос парня заметно дрожал.

Да, не так-то просто опомниться после того, как по тебе только что звезданули из пушки… А может, парня просто контузило? У меня, например, после взрыва в ушах до сих пор звенит.

— Найдут. — Я мрачно усмехнулся. — Обязательно найдут. Эту машину сейчас все кому не лень ищут. Так что жди. Дверцы только покрепче закрой и не высовывайся без крайней нужды.

Судя по тому, с каким ужасом армеец озирался по сторонам, совет этот был явно излишним. Можно было говорить с уверенностью: парень из машины не вылезет, даже если наступит новый День Гнева и мимо будут проходить ангелы с хорами и трубами… Остается только надеяться, что его и в самом деле найдут. Иначе через пару месяцев здесь будет сидеть скелетик, намертво запершийся в ржавеющей армейской машине, — парень умрет с голоду, но не выйдет.

О другом возможном варианте, когда влезший по нашим следам в этот дворик танк без долгих раздумий закинет в машину снаряд, я умолчал. Это от меня уже не зависело. Если у парня хватит ума как-то подать сигнал своим — он останется жив. А нет — значит, нет.

— Ир, ты как? В порядке? Тогда идем.

* * *

— Как в прошлый раз… — Скользнув ладонью по крошащимся красной пылью кирпичам, я осторожно заглянул за угол. — Тогда все было точно так же: мы с боем прорвались через периметр. Бежали. Прятались. Дрались… Прав был тот, кто говорил, что история развивается циклами.

— Только нынче цикл раскручивается в обратную сторону. — Держа обрез на сгибе локтя, бывший инквизитор тяжело прислонился к стене. — Уфф… Не в том я возрасте, чтобы носиться как сумасшедший. Тем более по такой жаре… А вообще-то на самом деле это не спираль, а зеркало.

Да, печет знатно. Сейчас бы в тенек забиться да отдохнуть часок-другой после бессонной ночи. Жаль, останавливаться нельзя. Надо уходить, пока не поздно. Пока снова не влипли…

Минут десять назад нас чуть не засекли. Я едва успел втолкнуть Ирину и Хмыря обратно в полумрак подъезда, когда из-за поворота вышел патруль. Четверо парней из Управления, мои бывшие коллеги. Все новички, недавно из учебки. Только это нас и спасло. Будь среди этой четверки хоть один мало-мальски опытный чистильщик, он бы нас почуял. Инстинкт бы подсказал… Так же как мне он сейчас подсказывает, что за нами кто-то следит.

— Какое еще зеркало?

На ходу я отцепил от пояса фляжку. Воды в ней было примерно на четверть, да и та до неприличия теплая. Вот только ничего другого все равно нет.

Глотнув, я передал флягу Ирине, заслужив в ответ благодарный кивок… Только я не чувствовал, что заслужил его. В конце концов, это моя вина, что мы здесь находимся. Меня не благодарить надо, а ногами пинать. Пока не взвою.

Жарко-то как… Мозги плавятся.

Передоверив на минуту флягу бывшему инквизитору, Ирина молча протянула ее назад.

— Не надо. Допивай… Так что ты там говорил о зеркале?

Нет, правда, за нами кто-то следит. Лопатки аж сводило от чужого взгляда. Но черного холода или злобы я не чувствовал. Зато четко ощущал ожидание и настороженность — чувства, совершенно нехарактерные для нечисти…

Человек?

Чистильщик? Армеец? Случайный путник, достаточно безумный, чтобы залезть в самое сердце старого города? Не важно. В любом случае ничего хорошего этот взгляд мне не обещает.

По идее надо было бы оставить Ирину в какой-нибудь квартирке этажом повыше и с дверью покрепче, а самому прошвырнуться по окрестностям. Выследить. Разузнать, кто тут у нас такой любопытный.

Жаль, времени нет. И сил тоже.

— Зеркало… Вспомни прошлый год. Сравни с тем, что происходит сейчас… Детали, конечно, разнятся, но ключевые события совпадают практически полностью. Только полюса сменились. Там, где раньше был Свет, сейчас Тьма, и наоборот. Раньше ты бежал от света, с ним же и боролся. Сейчас в тебе тьма, и именно ее ты считаешь первейшим врагом…

Перебежав улицу, я вжался спиной в стену и первым делом посмотрел наверх. Ночная встреча со скачущим между домами монстром не прошла даром — я научился уделять крышам не меньшее внимание, чем расположенным прямо над головой пустым оконным провалам первого, этажа…

Ирину я держал за руку. Бывший инквизитор тяжело пыхтел рядом.

— Как в зеркале, Алексей. Отражение — на первый взгляд точная копия оригинала… Только на самом деле это не совсем так. Зеркало меняет местами право и лево. А в результате… Ты не пробовал читать, глядя на книгу через зеркало?

— Да как-то не увлекался…

Та-та-та… Сравнительно недалеко, всего в двух-трех кварталах отсюда. Сухая автоматная очередь. Потом хриплый рык, в котором смешались воедино ярость и боль. И снова стрельба. Беспорядочная, суматошная и явно неприцельная.

66
{"b":"18105","o":1}