ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец над далеким горизонтом поднялось солнце, озаряя спасительным светом постепенно превращающийся в руины старый город. Только тогда я покинул свое убежище. Спустился по ржавой поскрипывающей лестнице. Осмотрелся. И, не оглядываясь, побежал прочь. Предстояло еще так много сделать…

Ощущение царапающего спину взгляда не отпускало меня ни на секунду.

* * *

К обеду я успел обойти уже добрую половину района, бегло осмотреть улицы и узнать массу интересных вещей. В частности, я выяснил, что подвал углового дома по улице Василевского облюбовала для своих дневок парочка взрослых оборотней. А некий уютный дворик, оснащенный ржавыми скрипучими качелями и грязной песочницей, по ночам с неизвестной целью весьма часто посещался вампирами, в компанию которых неведомо как затесался некто с вырезанными на подошвах армейских ботинок инициалами И. Б. Вероятнее всего Иван Бабушкин, бывший чистильщик, два месяца назад отправившийся в загородную разведку и бесследно пропавший где-то среди заброшенных дачных и садовых домиков.

Впрочем, теперь уже не бесследно… Печальный конец для опытного разведчика и моего друга, ставшего теперь врагом.

Собственно говоря, подобные сведения я обязан был незамедлительно передать в Управление. Но я медлил. Возможно, потому, что чувствовал: главные открытия все еще ждут меня где-то там, среди грязных запутанных улочек.

А еще меня до сих пор неотступно грызло какое-то непонятное чувство. Будто бы что-то упорно маячило прямо перед самыми глазами, но я так и не мог понять, что именно.

Искомого мертвяка я так и не нашел, равно как и никаких следов его существования. Нет, следы ходячих мертвых мне попадались в изобилии, но то были самые обычные мертвяки. Едва таскающие ноги, наполовину разложившиеся, неопасные и совершенно безмозглые. А того, кто мне нужен, я так и не обнаружил.

И ту неведомую когтистую тварь, что мимоходом отбросила с дороги старый грузовик, я тоже не выследил… Хотя это, может быть, даже и к лучшему. Не могу представить, как бы я выходил из положения, доведись мне столкнуться с этаким монстром нос к носу.

Устроившись верхом на стоически претерпевающей все невзгоды нового времени старой лавочке, я аккуратно пристроил вынутый из ножен меч так, чтобы он был под рукой. Осмотрелся вокруг, особо внимательно вглядываясь в таящиеся под кронами соседних деревьев тени. И только убедившись в полном отсутствии поблизости чего-либо мало-мальски опасного, откинулся назад, прислонившись спиной к теплому, нагревшемуся на солнце металлу. Прикрыл глаза, продолжая внимательно вслушиваться в мертвенное молчание заброшенных пустынных дворов…

Глухой хлопок выстрела вдребезги разбил тишину, заставил меня мгновенно вскочить на ноги и, поводя вокруг себя мечом, завертеться на месте, выискивая источник звука.

Выстрел повторился. И почти сразу же воздух вспорол чей-то крик. Исполненный неизбывного ужаса вопль.

Перескочив через скамью, я молнией пересек усыпанную слежавшимся мусором улицу. Разбрызгивая грязные лужи, проскочил переулок. Одним прыжком преодолел препятствие в виде грубого чугунного заборчика. И вылетел на параллельную улицу.

Исполненные ужаса крики звенели в ушах.

Там! Во дворах…

Вновь перемахнув через забор, я молнией метнулся вдоль глухой стены старого кирпичного дома и, подобно пресловутому чертику из коробки, выскочил во двор.

То, что я там увидел, мне очень не понравилось…

Оборотень. Звероподобная пародия на человека. Подмяв под себя все еще слабо подергивающееся человеческое тело, косматая тварь увлеченно работала когтистыми лапами. Да так, что во все стороны только брызги летели. Немного в стороне, круглыми глазами глядя на это кошмарное зрелище, прижалась к стене девушка лет двадцати. Красивая. И до невозможности чумазая.

Она-то и кричала.

Швырнув на тротуар обиженно зазвеневший меч, я выхватил пистолет. Серебряные пули против оборотня — идеальное оружие. В случае попадания сразу уложат наповал.

К сожалению, попасть-то я и не сумел. Оборотень, своим звериным чутьем моментально почувствовав появление на сцене нового действующего лица, оставил свою жертву и ринулся ко мне, нечеловечески быстрым прыжком уходя с линии огня. Пуля прошла мимо цели, оставив неровную щербину на кирпичной стене ближайшего дома.

Я успел выстрелить еще два раза. И опять — в молоко. Потом мне пришлось бросить пистолет и кувырком откатиться в сторону, уклоняясь от стремительного прыжка ликантропа.

Просто невероятно, до чего шустрая эта тварь.

Царапая грязный асфальт, оборотень круто развернулся и вновь ринулся в атаку. Но теперь я был готов. И меч в моих руках не дрогнул.

Чувствуя во мне куда более опасного противника, чем та парочка, тварь медленно кружила вокруг, время от времени щеря мясистые губы и издавая приглушенное рычание. Волосатые уши непрестанно подергивались. Из ощеренной пасти несло гнилым мясом. С длинных — в палец длиной — когтей капала на землю кровь. Человеческая кровь, но не моя. Слава Богу, не моя.

Девушка перестала визжать. Рухнув на землю, она на четвереньках поползла к распластавшимся в кровавой луже человеческим останкам, хныкая и что-то невнятно бормоча. В ее бессвязный лепет я не вслушивался — хватало и других проблем.

Вспоров когтистой лапой воздух, оборотень ринулся вперед. Я уклонился в сторону, но, видимо, недостаточно быстро. Длинный и острый коготь едва не располосовал мне шею. Кожаная куртка на левом плече украсилась идеально ровным, будто бы проведенным хирургическим скальпелем разрезом. Хорошо еще до тела не достал… Вроде бы не достал.

Отмахнувшись мечом, я наградил ликантропа длинной, но, к сожалению, вполне безобидной для него царапиной вдоль ребер. Тварь негодующе взревела — серебряные накладки на лезвии меча обожгли ее как огнем, — но решимости не потеряла. Желтые звериные глаза оборотня по-прежнему горели неугасимым пламенем ненависти ко всему роду человеческому. Разве что действовать он стал несколько осторожнее.

Опытная тварь. Очень опытная. И дневной свет, насколько я вижу, ее почти не смущает… Сколько же на счету этого монстра загубленных жизней?.. Наверняка не один десяток. Во всяком случае, инстинкт убийства у этого ликантропа отточен как бритва.

Серебристой молнией сверкнуло лезвие меча. Бесполезно сверкнуло. Лишь несколько состриженных волосков, кружась, упали на землю. Оборотень опять уклонился.

И почти сразу же, рыча, бросился в атаку.

Чтобы напороться на мой заблаговременно выставленный меч.

Хриплый рык перешел в захлебывающийся визг. Ощутив сжигающее его изнутри серебро, оборотень отпрянул назад, пытаясь соскочить со смертоносного лезвия.

Поздно. Рывком провернув в ране меч, я с силой повел его вбок, взрезая живот и выворачивая наружу внутренности. Содрогаясь в предсмертных судорогах, оборотень осел на землю, судорожно царапая когтями залитый собственной густой кровью асфальт. Он еще пытался отползти, почти по-человечески всхлипывал и стонал. Но данная взаймы и время от времени подкрепляемая чужой кровью жизнь уже покидала его.

Оборотень неизбежно умрет. И очень скоро. Максимум через полчаса.

Однако я не имел права оставлять ему даже полушанса, и потому, подойдя поближе и хорошенько примерившись, нанес три последних завершающих схватку удара. Вытер вымазанный в липкой темной крови меч о свалявшуюся шерсть убиенного и сунул свое верное оружие в ножны. После чего спокойно отошел в сторону, подобрал потерянный в драке пистолет. Протер. Сунул в кобуру.

Сжавшаяся неподалеку от своего невезучего дружка девушка настороженно смотрела на меня. Будто бы ожидала, что я в любой момент превращусь в точно такую же когтистую волосатую тварь, как та, что сейчас отдыхает без головы посреди двора. Я улыбнулся и, подойдя, присел на корточки рядом. Искоса глянул на спасенную. Девушка заметно дрожала, но закатывать истерику вроде бы не собиралась. И то хорошо.

Ненавижу истерично визжащих дур, по глупости забравшихся в мертвую зону, а потом требующих, чтобы их немедленно оттуда «спасли».

10
{"b":"18106","o":1}