ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебя как зовут?

Девушка молчала, будто бы впав в прострацию и ничего не слыша. Пришлось взять ее за плечи и хорошенько встряхнуть.

— Имя? У тебя есть имя?

— Д-да… Ирина.

— Ира, значит, — дружелюбно констатировал я, отступая назад и заглядывая в соседнюю подворотню, дабы не пропустить возможное появление еще одного косматого урода. Оборотни редко ходят поодиночке. Звериная натура призывает их сбиваться в стаи. — Он тебя не укусил? Не поцарапал?

— Нет.

— Точно? — Я окинул скорчившуюся на грязном асфальте фигурку внимательным взглядом. Вроде бы крови видно не было. Но черт его знает. Иногда и маленькой царапины достаточно.

А вообще-то это уже забота не моя, а карантинной службы. Вот посидит месяца два в одиночной камере — будет знать, как по старому городу бегать.

Искатели острых ощущений, мать их… Нашли? Довольны?

Что мне теперь с ними делать?..

Ирина протянула руку и несмело дернула меня за рукав.

— Помоги, — едва слышно прошептала она. — Помоги ему.

Я непонимающе мигнул. А потом перевел взгляд на бессильно распростершееся в луже крови тело. Поразительно! Парень был еще жив. Это с такими-то ранами!.. К сожалению, я ничем не мог ему помочь. И даже будь здесь карета «скорой помощи» и бригада врачей из городской больницы, это бы ничего не дало. Бедняга был обречен. Спасти его мог бы разве что только Господь Бог.

— Извини, Ира, — я медленно покачал головой, — ничего нельзя сделать… Извини.

— Помоги, — снова прошептала спасенная, глядя на меня чуть ли не собачьим взглядом. — Пожалуйста, спаси его. Я… — Она шмыгнула носом. — Пожалуйста.

Я вздохнул и медленно поднялся на ноги. Вытащил из кармана телефон. Неуклюже потыкал в кнопки.

На этот раз опять дежурила Маринка.

— Привет, это я. Узнала?

— Здравствуй, Леша. Как там у тебя?

— Немного жарковато. И отчасти кроваво… — Я быстренько глянул на обхватившую себя руками замарашку и коротко спросил: — Есть машина?

— Дмитрий Анатольевич сказал, что для тебя есть всегда.

Хорошо. Жаль только, что использовать я ее собираюсь не совсем для той цели, на которую они там рассчитывают. Ну да ладно. Одним выговором в личном деле больше, одним меньше — какая разница? Бросить здесь эту девчонку я все равно не могу. А тащиться вместе с ней к воротам… Да на кой черт мне сдалось это удовольствие?

— Пусть выезжает. Адрес… — Я пошарил глазами по сторонам, высматривая номерные таблички. — Понятия не имею, что тут за адрес. Переулок какой-то. Пусть двигают к юго-восточным воротам и едут медленно. Мы на Меридиан выйдем.

— Мы? — Маринка, как всегда, сходу подметила самое главное.

— Ну да. Мы… Я тут, видишь ли, не один.

— Вот как?

— Да. Именно так. Кстати, бери бумагу и записывай данные… Оборотень. Класс вроде бы четвертый. Цвет шерсти неопределенный. Размеры — средние… Зубы и когти длинные. Хвост мохнатый. Запах мерзкий. Живот выпотрошенный.

— Алексей, прекрати! Тебе бы все только ерничать.

— А чем мне еще тут заниматься? Только и остается, что ерничать да мечом махать… Ну ладно, некогда мне тут болтать. Так что до встречи…

Убрав телефон, я поднял взгляд на спасенную. Девушка все так же внимательно смотрела на меня. По грязной щеке, оставляя за собой светлую полоску, медленно ползла слезинка.

Я отвел взгляд первым — не мог выдержать натиска этих зеленых глаз, беззвучно умоляющих меня совершить невозможное. И спасти ее друга я тоже не мог.

Единственное, что действительно было в моих руках, — это дать шанс вернуться домой живой.

А для этого первым делом нужно поскорее убраться с этого места.

Шагнув в сторону, я подобрал валявшийся на асфальте старенький пистолет, помнивший, наверное, еще легендарную Великую Отечественную. Выдернул обойму. И недоверчиво прищурился.

Свинцовые пули. Какой дурак выходит в старый город со свинцовыми пулями? Неудивительно, что оборотень чихать на них хотел. Что ему эти безобидные кусочки металла?

Свинцовые пули в наши дни — это равнозначно полному отсутствию оружия вообще.

Невероятно глупо.

Тем не менее пистолет еще пригодится. Я вернул обойму на место и рукоятью вперед протянул оружие неуверенно поднявшейся на ноги Ирине.

— Пользоваться умеешь?

Глупо спрашивать очевидные вещи. Кто в наше время не умеет пользоваться оружием? Уверен, нет таких. Но чем черт не шутит.

— Умею… — Спасенная приняла пистолет. Правда я заметил, что руки ее так дрожали, что она смогла бы попасть разве что только в слона. Да и то с расстояния не больше трех метров. Но я вооружил ее не для того, чтобы получить поддержку в случае неприятностей. В конце концов, от свинцовых пуль толку все равно — ноль. Оружие просто должно придать ей уверенности. Помочь быстрее прийти в себя.

Лишь бы только она в меня не пальнула…

— Ира, ты как? Идти сможешь? Девушка неуверенно кивнула, беспомощно глядя на меня.

— А как же… Миша… Он ведь…

О, Господь всемогущий… Ну как ты не понимаешь? Парень твой уже не жилец. Сейчас для него я могу сделать только одно. И лучше бы, чтобы ты, милая, этого не видела.

— Иди вон туда, на улицу. Потом сворачивай налево. Подожди меня там. Если кого увидишь, стреляй, — я разорился на улыбку и залихватски подмигнул: — Только меня не подстрели, пожалуйста.

Подождав минуту, я удостоверился, что девушка скрылась за углом дома. И повернулся к ее бывшему другу. Невероятно. Потрясающее упорство. Парень все еще боролся со смертью, хотя по всем канонам медицины давно уже должен быть покойником. Вроде бы он даже был в сознании. Во всяком случае, глаза его смотрели на меня почти осмысленно.

Мне было жаль его. Но иного выхода я не видел. Если он выживет — почти наверняка станет оборотнем. Умрет — поднимется мертвяком. Незачем рисковать. Лучше заранее принять меры, чем пополнить лагерь врага еще одним выходцем из наших рядов.

Я медленно потащил из ножен свой меч.

* * *

Чего, спрашивается, я добился? Спас какую-то взбалмошную девчонку, которая теперь смотрит на меня как на первейшего врага человечества. Уверен, она меня ненавидит. И за что? За то, что я исполнял свой долг? Ну не мог я поступить иначе! Не мог…

Впрочем, ей это сейчас не объяснишь. Не поймет. И даже слушать не станет.

Ведь сказал же я ей: выйди на улицу, жди меня там. Я не просил подглядывать из подворотни.

Ну и что? Доподсматривалась? Увидела на свою голову… И на мою тоже.

Теперь она меня ненавидит. Теперь она готова выцарапать мне глаза.

Задевает меня это хоть чуть-чуть?.. Да, задевает! Теперь приходится смотреть не только по сторонам, но и за ней приглядывать. А то еще сдуру пальнет в спину.

Зря я ей пистолет доверил… Но не отбирать же теперь.

Думаю, до сих пор она не попыталась меня пристрелить только потому, что боялась остаться на этих улицах одна. И по этой же причине не убежала.

Дурочка. Честное слово, дурочка. Но красивая. Ее бы отмыть, причесать да переодеть — цены бы не было…

Махнув рукой своей сердито сверкающей глазищами спутнице, я прижался к стене. Выглянул. И, не заметив ничего опасного, ужом ввинтился в узкую щель между двумя бетонными плитами. Держа руку на рукояти меча, еще раз осмотрелся. И только потом поманил спасенную.

Ирина, несмотря на куда более стройную фигуру, в щели чуть не застряла. Но когда я попытался ее поддержать за локоть, отбросила мою руку с такой яростью, что я даже испугался.

Прекрасно!.. Если ей так нравится сидеть в этой дыре, пусть сидит. С полчасика свободного времени у нас пока еще есть. Может быть, остынет хоть немного.

Надо только на забор влезть. Обзор будет лучше. А то вдруг еще кто-нибудь очень голодный и злой заинтересуется ее филейной частью.

Наверное, в моем взгляде все же что-то промелькнуло. Во всяком случае, спасенная вдруг кротко взглянула на меня и протянула руку, явно прося о помощи. Правда, едва только она выбралась из щели, как сразу же вновь превратилась в изливающую презрение королеву. Чумазая как не знаю кто, растрепанная королева в разорванном спортивном костюмчике. Раньше я бы только посмеялся. Теперь же почему-то было не смешно.

11
{"b":"18106","o":1}